Письмо

«Я тут пишу тебе из городка (наверно, помнишь: чайки, баржи, море), который кто-то (лёгкая рука) удачно окрестил «Memento mori» из-за его зловещей тишины, игры в покой при аритмичном пульсе. Страшны ли люди здесь? Наверное, страшны. Как и везде. Да ты, наверно, в курсе.
Ты написал, что не в Крыму тогда случилось это... Может, где-то рядом? Ведь знаешь, как похожи города промеж собой за пограничным МКАДом: пятиэтажки, секции борьбы на выживание, и даже время суток похоже по иронии судьбы. И с лёгким паром. Впрочем, не до шуток.
А здесь века... С развалин Херсонеса за дымкой чудятся сократовы Афины. Тут, может, нет чудовищ из Лох-Несса, зато какие презабавные дельфины! Да, море здесь – не то что наши реки... Но ни тебе берёзки, ни гитары. Какие римляне, какие, к чёрту, греки – татары, милый, крымские татары осели в этом сказочном краю, где не тревожат гулкие куранты. Места под солнцем здесь, как и в раю, свободны – лишь плати по прейскуранту. Все вежливы, и редкое «иди ты...» торговки посылают не в меня. Я здесь всё жду рожденья Афродиты из пены моря на закате дня. Ну, на худой конец, хотя бы Галатеи или одной из вымученных муз. Я здесь неделю, но уже толстею, как сказочный заправский карапуз, на местном пиве, шашлыке и гриле. Вино здесь чудное и местная самса!
Да, то убийство... Здесь его раскрыли буквально сразу – через полчаса там были люди в штатском, детективы, убийцу с кровью жертвы на руке по следу взяли. Были и мотивы: две сотни гривен в старом кошельке... Потом судачили: партийный, карьерист – ходили толки, впрочем, все кривые. Убил бродяга, а навёл таксист, с него не получивший чаевые. Такая вот нелепая судьба.
А город вымахал. Наверное, в три раза. Здесь даже есть фабричная труба. Высо-о-о-кая. Ну и дымит, зараза. Есть зоопарк, гостиница, тюрьма. И самое смешное – антиквары. А в остальном всё та же кутерьма: товары – деньги – и опять товары. Он также разрываем изнутри борьбой за власть каких-то левых партий. Да, вырос город, что ни говори... Я даже слышал, что он есть на карте!
Ну, вроде всё. С приветами в строке! Ты извини, что так вот торопливо: я улетаю, и билет в руке. Вот жду такси. Увидимся! Счастливо!»


Рецензии