Старая таверна

1

В старой покосившейся таверне,
Подле ржавых рыболовных снастей,
После смены люд рабочий нервно
На закате провожал ненастье.

На суровых загорелых лицах,
Высеченных морем и ветрами,
Тягот отпечатались частицы,
На рабочих взваленных годами.

В логове волков морских, портовых
Брань мешалась из многоязычья;
Грузчики, матросы, рыболовы
Не чурались грязного обличья;

В разговоре слов не выбирали -
Здесь не место неженок и леди.
Здесь - титаны с мышцами из стали,
Ни к чему им хрупкие соседи.

Звон стекла и мисок оловянных
Разбавлялся папиросным дымом.
Хор нестройных песен полупьяных
Часто дополнял  сию картину.

2

- Джо, дружище, брось свои мензурки!
Сядь-ка рядом, стариков уважь!

- Нет, ребята! Я сперва дочурку
Здесь дождусь, а там я снова ваш!
Жизни лучшей, светлой захотела,
Учится теперь, - умом вся в мать!
Жаль не дожила, не посмотрела,
Что уж  дочка стала ей под стать.
На пароме, верно недалече,
Едет в выходные к старику.
Оттого-то в этот лютый вечер
Беспокойно отставному моряку.

- Не тужи! Спокойно дожидайся!
Мы в ответе за своих детей.
А друзьям своим уж постарайся,
Эля первосортного налей!

Так за разговором, суд да дело -
Время шло, не замедляя шаг.
Мал-по-малу, за окном темнело,
Ночь надела темно-синий фрак.

3

В это время судно рыболовов
Для разгрузки поднимали сеть
Из пучины вод, со дна морского.
Собирались на улов смотреть.

В предвкушении богатого улова
Потирали руки - тяжела!
На пол-слове улетучилась веселость,
Когда кто-то крикнул: "вот дела!"

Моряки не робкого десятка,
Горе прихлебнувшие не раз,
Головы склонили и украдкой
Вытирали влагу с красных глаз.

"Габриэлла, бедная малышка,
Как же мы расскажем старику?!"
Юное дитя, совсем худышка
Палубную заняло доску.

На лице - покорная улыбка,
Как живая, - лишь чуток бледна.
Кажется... а может тут ошибка?
Но не дышит и бледна она.

К ручке худенькой своей, почти прозрачной
Привязала крепко письмецо,
В целлофановый пакет надежно спряча.
Там же схоронилось и кольцо.
 
" Что же братцы, будем возвращаться,
Надо проводить ее к отцу,
Встретит дочь, чтоб с нею попрощаться;
Ей пора к родимому крыльцу."

4

В поздний час, под звуки непогоды
Ворвалась  в дом горестная весть.
Рыбаки столпились у прохода:
"Джо, дружище, тебе лучше сесть..."

Сердце сжало острыми тисками
Объяснять нужды нет старику:
"Что с ней? Говорите лучше сами,
А не то насильно привлеку!"

На отца, глаза поднять не смея,
Свои шапки комкая в руках.
Тут один, из тех, что посмелее
Вымолвил: "Нашли ее в волнах.

К нашей лодке отнесло теченьем.
Не дышала видно уж давно..."
Он продолжил это  изреченье:
"Ты держись. Так видно суждено".

Ослепленный яростью и болью,
Вестнику вцепился за грудки:
"Как мне жить? Я жил ее любовью,
А смиренны только слабаки."

Силы растворились в всплеске гнева,
Ослабевший рухнул он на стул:
" Как же ты несправедливо, Небо!"
И в своем страдании всплакнул.
 
Слабость проявилась словно вспышка,
Неизвестно где черпая сил
Молвил он: " Иду к тебе малышка!
Я тебя еще не проводил.
Я готов. Теперь меня ведите...
Вы простите. Я же не со зла.
Слишком строго вы не осудите:
У меня дочурка умерла..."

5

Преклонив колени перед дочкой,
Руку крепко сжав в последний раз,
Сам надел на голову веночек.
Но слезы не проронил из глаз.

В страшном горе тих был и спокоен.
Плакать все ж прилюдно не привык.
Обрядил, повенчанную морем,
И - простился с дочерью старик.

Лишь письмо себе в напоминанье,
Спрятал дрогнувшей рукой в карман.
Для того, чтоб помнить о страданьи.
Для того, чтоб исключить обман.

Габриэллу проводили миром.
Возвратился в дом родной отец.
И взмолился к дочери незримой:
"Как отдал тебя я морю под венец!?"

Уж без сил, дрожащею рукою
Распечатал дочери ответ:

"Папа я люблю тебя, не скрою.
Но не мил мне больше белый свет!
Я в учебе делала успехи
С верой и надеждою жила.
Но однажды, видно на потеху
Я любви до капли испила.
Обручились, думала о свадьбе.
Он же ласки подкрепил кольцом.
А затем, его с женой в усадьбе
Встретила под расписным крыльцом.
Совершив жестокую ошибку
Встретила усмешку на лице.
А жена не прятала улыбку,
Ничего не знав о подлеце.


Ты хоть знаешь, папа, как обидно
Когда сам не совершаешь зла,
И когда не мне должно быть стыдно?!
Но у нас решает все молва.

Ты прости мне, папа, мою слабость.
Больше я тебя не подведу.
От несчастья грудь моя устала.
Уезжала видно на беду..."

6

В старой покосившейся таверне,
Больше уж не наливают эля.
Но раз в год портовый люд к вечерне
Память чтит свечой о Габриэлле.


Рецензии
Вот это труд. Замечательно, Екатерина. Где время находите, а, "отчаянная домохозяйка"? :)

Олег Горин Богдадский   09.08.2018 19:05     Заявить о нарушении
Ох, Олег! Ночами, ночами - на творчество. Днем - на все изложенное в "отчаяной домохозяйке" и не только))) Рада, что понравилось! Спасибо, что поделились мнением! Кстати, принимаю поздравления - у меня день рождения сегодня)
С улыбкой,

Екатерина Бородаева   10.08.2018 23:57   Заявить о нарушении
С днём рождения, Екатерина! Здоровья и счастья вам!
Я за здоровье наливаю
Бокал креплёного вина,
Удачи, счастья пожелаю,
Всего-всего и чтоб-сполна!

Олег Горин Богдадский   11.08.2018 07:35   Заявить о нарушении
Спасибо за чудесное экс-пожелание! Очень приятно)

Екатерина Бородаева   11.08.2018 10:53   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.