Счастье моё, ты не была неправа

ты всегда права была, счастье моё:
когда говорила в сдержанном тоне,
какой воплощает, обычно, остроту желания остаться наедине;
ты права была в том, что и эта пора пройдёт,
что и это мгновение стлеет на прилавочном склоне,
что и этой бессмысленной тонны
поэтичных отрад
я заделаюсь тяжче – чем, даже, свет
в веранде июльских легенд,
чем, даже, донья в оспинах камней
и глобус на столе, и вне
стола;
да, счастье моё, ты не была неправа.

я расскажу тебе, как пишу им денно,
как бессвязно роняю речи под пыльные их ковры,
как в мороз могу раскраснеться из стыди;
я расскажу, как ты права сокровенно
и как недоступны им тяжбы судьи-судьбы –
то бишь с собой самим – говорливым, худым, седым,
в незнании первопричины бед;
и как беги их исполнены мнимой прыти,
и как дождь им шепчет голосами любимых: "живёте? – живите!",
и как по прошествии лет
никто неузнаваем мечтою бытий, –
я расскажу о них – о тех, кто не ты, кто битей.

я расскажу без чёрствой отдушки ила,
о том, как готов без сожаления тратить
твои суши в себе, возводя иглы многоэтажек знакомства;
я расскажу тебе, что тратить тебя как карточный долг и силы –
равносильно запрету цензур в
печати –
то бишь баснословно иное что-то, баснословное вероломство.

я берёг твои суши в себе, как большая вода
бережёт их обоих – землю и реку,
от напастей друг друга, от разъединения;
ты всегда права была, счастье моё, и правда немолода:
мы, воистину, были из разных миров и века,
мы, воистину, были друг другу вехой,
но отстали – догнав, и сроднившись – калекой
сделались оба, по нетерпению:
я остаюсь без суши и лоций
в кораблекрушении.


Рецензии