Сны в рыболовную ночь. глава 1

                СОН  ПЕРВЫЙ  18+
                Ненормативная лексика


КОБЕЛЬ: «Едем  рыбачить. А  мотыль-то?»
ЛЕВ: «Да-нет, больше  пить  и  судачить.
      Что  касается  красавицы  в  фильме  «Матильда»,
      то, к сожалению, отношения  верхов без  грехов
      и  низов без  трусов всегда оставались, когда  отдавались,
      низкопоклонскими.
      Главное, учитывая шалость, чтоб не давили на жалость
      и чтоб беременность не подтверждалась тест-полосками.
      Потом, пардон, мы — не из жести, и мы не против,
      если гладят по шерсти  и  плоти».

ИШАК: «Школьники, мелкие  и  дылды, запрятав  тетрадки,
       встали брат за брата — гоношатся, копошатся около Матильды.
       Мозги необразованных  расфасованы  в  беспорядке.
       Вот, однозначно  озадачены  первоклассники-проказники,
       развитые, здоровьем пышут и пишут:
       «Царь-то, бля, истреблял гномов пачками -
        руки по локоть  в крови запачканы -
        попал  в  святые.
        И  ЛЕВ ЛЬВОВИЧ — не с небес, то есть  не без  порока —
        хорошо  ли, плохо ли  с  порога  оппозицию  мудохает,
        зачищает, выжигает  семимильными  сильными  шагами
        с  шакалами, грифами, тарифами, ишаками.
        Не  зачем  проводить опрос — ясно с радостью —
        единогласно: ЛЕВ  ЛЬВОВИЧ  святостью  оброс.
        Пора  сейчас  иконостас  помечать
        и  на  нем  ( в  наем?)  верховного  овна нам  помещать.
        Кто  посмеет  помешать?»»
ГРИФ: «Передайте  первоклашкам  сонным —
       не  путать  агнеца  с  овном».

ИШАК: «Это — не  всё, смотрите  куда их несёт:
                «Учитель  должен  сдать  экзамен.
                Вопрос  прямо  в  глаз  сочинили  сами —
                запомните  «А»  класс:
                «Те ли  и  так  ли  правят  и  ставят  телеспектакли?»
                Допустим, нам  послал  бог Ленина:
                ходили  строем  мы  в  недостроенном  коммунизме,
                теперь  с  тем  же  огрызком  не  жируем,
                маршируем  в  чекистском  путинизме.
                Где  психически  здоровое  поколение?»»
ГРИФ: «Ночью  сказал  в  тишине  муж  жене:
       «Мать, сведет  с  ума  не  дочь нас, а  историческая  неточность»».

ИШАК: «Пятый  класс, затянув галстук  потуже,
                пляшет  на  пляже  под  ту  же  дуду.
                Ясно  до  чего  опасно  синхронное  тату?
                Ибо  у  нашего  синхрониста  клад  хранится  за  границей.
                Пятиклашки  путаются  в  пуантах:
                «Нельзя  не  болеть  за  наш балет,
                балерины  всегда — в  путанах.
                Пялься, не  пялься — изуродованы (не  родами,
                а  танцами  и  балансами) пальцы.
                Искусство  требует  жертв. Если  Соломея — жердь,
                так  лучше  в  постели  с  царем, чем  в  крапиве  с  псарем.
                Педагоги-демагоги, не укладываясь  в  бюджет  и  регламент,
                с  конца  травмируют  рейтинг отца
                и, как  малые  дети, верят  государственной рекламе. 
                Отчего  и  какого  рожна  жизнь  по  молодости  сложна?
                Если  в  мире  окон  и  оков  не  обонять,
                значит, не  понять  изъяны  мужиков  из  ямы:
                кому — мальчики, для  кого — коммунальщики.»»
ШАКАЛ: «Кому  грамоту в  раму-то, кому — береста.
        В  школы  поставить  словотушители  в виде  священнослужителей,
                чтобы  мозги  ковырять  перестать».

ИШАК: «Восьмой  класс  нас  логикой  потряс:
                «Гномы  покорные
                сидят  дома  злые
                (злость распирает); глотая  попкорны,
                разбирают  реально-исторические  домыслы:
                что  слаще  незрелая  клубника
                или  спелый  лимон,
                то  есть «Матильда»  или  «Он вам не Димон»?
                Один герой  для  кого-то свят, другой — кому-то сват -
                гном  решит, он не предвзят.
                Хотелось бы родиться  в  стране, где  нет  наших  традиций
                и  законов,
                без  ебливых, терпеливых, боязливых  гномов.
             Уподобляя  (разве  бля — я?)  гнома  раку,  власть имеет  так  нас,
                что  плевать на  зрительский  любительский ракурс ,—
                власти  поздравим:  «проституция»  поставлен  нам  диагноз...»»
ШАКАЛ: «Не  до фига  ли мы  производим  фекалий?»

ИШАК: «Вот  бунтующие  выпускники, будущие  призывники —
                те  еще озорники: «Скажите  наконец-то, ****ь,-
                каких  нам  слушать  теть и дядь?
                Долбанные  отобранные  одобренные  учителя
                сами  ссут, но нас пасут — чем власти тешат —
                и  держат  нас за  телят.
                Святой-и-убийца — сдается, бдительным родителям
                остается  упиться.
                Повелось  давно: одним — золу,
                остальным — интим  в кино  и  салют.
                Но  не  все - «бе!», и  не  все - «му!»
                Это, кто не в себе, рад  всему...»»

ГРИФ: «Учитель  способен  заблуждаться.
               Ученикам  негоже  строить  рожи  и  возбуждаться».
ИШАК: «Пронестись  по  наукам  галопом -
                не  остывая  и  оставаясь  холопом».
ЛЕВ: «Если  лопнул  уже  фужер  с  терпением,
            боже, отчего  же  застряли  мы  между  ступенями?»
ШАКАЛ: «Лева, в ай-момент  найдется горе-корреспондент —
                напишет в заметке  о  бывшей  твоей  людоедке,
                а  также  прытко — о  всех  фаворитках.
                Интимная  тайна ж  в  кадрах  гада-киношника
                превращает  тебя  в  безбожника,
                а  ты  на  икону  тянешь».
ГРИФ: « «Матильдой»  дан  старт  на  гвалт»
ШАКАЛ: «...и  низкопоклонское «ква»».
ИШАК: «Здесь не  Ка,   а  Гэ — правда, невдалеке:
                кака  и  говно — все равно».
ЛЕВ: «Много слов — не видно  действий».
ШАКАЛ: «Фильм  замаринуем, организуем  груз 200:
                есть кино, но  нет проката — нет просмотра.
                Решать проклятым эрудитам —
                чьи  видны  там  жопа  с  мордой».

КОБЕЛЬ: «Причем  здесь  «Матильда»?
                На  рыбалку  взяли  мотыль-то?»
ЛЕВ: «По  твоей  инициативе видно: новенький  ты  в коллективе.
            Ишак  знаком  с рыбацким  ****ским  бытом  суровым —
            не  раз был там, он  заведует  уловом.
            Спроси — посоветует ,что можешь поймать  по  рангу».
КОБЕЛЬ: «А если я  против  или...»
ИШАК: «Напротив  твоей фамилии  поставим  баранку.
                Выловишь  шиш — всю элиту  насмешишь».
ЛЕВ: «Да, отберите  у Шакала  шашки».
КОБЕЛЬ: «Я тоже  может играю...»
ЛЕВ: «...тротиловые.
            Перепьет (нет  бы  бил  посуду, пока  не  перебьет) -
            повсюду  мерещатся  крокодилы и гномы Ивашки,
            все  взрывчаткой  начиняет  и  начинает
            (уши  затыкают  апостолы)
            на  воде  войну  имитировать.
            А  после-то  аквалангисты-чекисты  в  натуре
            с  подарками  и  байдарками
            всплывают  к  верху  брюхом.
            Нашей  культуре  отдыха — оплеуха.
            Кобель, ты  голову  не  морочь -
            готовь  для  улова  мешки.
            Ишак — рыбный  дедушка  Мороз».
КОБЕЛЬ: «Вы  что  ловите?»
ЛЕВ: «В  прошлый  раз  гребешки — люблю под  вермут.
            Правда, не  думал, что  подвергнут
            по обстоятельствам  надругательствам  соседнюю  птицеферму.
            Гребешки — морские огурцы, огурчики!
            Мои  спецы-халтурщики утром хмурым
            головы  и  крылья  поотрывали  курам.
            Споткнулся  с  грубым  невежеством — срам».
КОБЕЛЬ: «Глупо  вмешиваться  вам.
                Но чекист  должен  быть  чист и аккуратен,
                когда  сдирает  и  стирает  с лица и с  листа
                курятник».
ЛЕВ: «Кобель, тебе решать — кому  рожать,
            куда валить, кого ловить».
ИШАК: «Барсук  всегда  заказывает  пару  сук;
                у Шакала  манера  отлавливать  оппозиционеров;
                Медведь, несмотря  на  силу храпа,  слаб  до  краба;
                Кабан  приобрел  сноровку  вытаскивать,
                чтоб  горло  прополаскивать, перцовку  и  пиво;
                Кот — обормот  мышей не ловит, неторопливо  влезет  на  сук,
                фотографирует  двух  сук  и  вслух  сквернословит...»
ЛЕВ: «В этот  раз  хочу  кита!»
ИШАК  уточняет  на  лету: «Кита  или  кету?»
ЛЕВ: «Хочу кита!»
ИШАК: «Кета?»
ЛЕВ: «Кита!»
Лев  на  Ишака  замахнулся и проснулся.
ШАКАЛ: «Лева, по поводу  клева: мы — на  рыбалку, не  в  Китай.
                Покемарь с  толком  часок-другой,
                осталось  недолго — подать  рукой».               


Рецензии
Ишак, грубиян, но говорит правильно. Я почему-то с детства боялась демонстраций, куда идут, зачем идут, непонятно. Хорошо, что их больше нет.

Наталья Прохорова   24.05.2018 16:38     Заявить о нарушении