Земное, конечное счастье

он был с тобой неуклюж и молод.
совсем дитя ещё, как будто ученик
он льнул к твоему лику и предплечьям;
забытый, ранним утром, город
всё скатывался нисходяще дик,
до места ваших встреч, увечий,
безукоризненных безречий.

июнь вас тешил. плясал балтийский порт.
восход картечью разбивал понурость туч.
рождался день, лаская ночь почившую;
в вас растворялись дым, вино, восторг,
и порождали, точно двери ключ,
друг друга вновь – друг друга заучившие.

вы пели и в пески ступни топили,
вас хлад морской земли не отрезвлял.
вальс выводя, он голову склонял к твоим биеньям;
ты становилась для него всё непосильней,
когда закланием и счастьем одеял
брала уста устами без зазрения.

диковинною нитью простирался горизонт,
топил суда. а плавателей мёрзлых
приморский ветер относил в соитье волн;
вы ливневый каскад пускали через зонт,
а чувство неги – топили винным в горле.
когда-то до тебя, он был беспол –
писательств скол,
но чувство, исступлением орудуя, –
замкнувшийся атолл.

все вверенные номера вам, адресаты,
почтовые индексы, конвертный шорох
ты высвободила птицами бумажной работы;
вы, пристало влюблённым, берегли ароматы,
уюты и виды постели мятой;
звучали округе единой нотой.

да,
он с тобой неуклюж был и молод.
и ты стала девочкой, подле его ребячеств;
вам шварца играл балтийский город,
созидая сердечный голод,
дабы продлить в вечность вас –
дабы продлить до бессрочья
земное, конечное счастье.


Рецензии