Миттельшпиль

Миттельшпиль

Синицы за окном сосут ириски
торчит на ёлке дятел-истукан.
А ты себе плеснул ирландский виски,
по-русски - в оглушительный стакан.

Но, выпивая несколько поспешно,
как шахматист, за временем следи,
и если, невзначай, коснулся пешки,
есть правило, дотронулся - ходи.

Одолевает комплекс браконьера,
пусть даже не твоя фигура та -
коснулся, отвечай теперь, холера,
скачи конём хотя бы, гопота.

Устроишься в углу, такой нестарый,
в компании поэтов и актрис,
где сонную артерию гитары
зажал и держит пьяный гитарист.

Прозрачный, как дымок при разговоре,
глазеешь на мажоров и лепил,
тебя манила эта щель в заборе,
как будто там столица Филиппин,

и не впервой зарубкам на прикладе
доказывать, что ты не просто лось -
грудь незнакомой девушки погладил
случайно, и без мата обошлось.





Дауншифтинг

Кажется, зима - насмарку и, по-русски, нихт ферштейн.
Бузины электросварку не раскрасил Эйзенштейн.

Оставляю город людный, и - туда, прости, жена,
где, как в зачехлённой лютне, абсолютна тишина.

Примем беленькой по махонькой, без традиции нельзя,
всё бы хиханьки да хаханьки - до свидания, друзья.

Здесь, скажу я вам, не Дания, и меня, как кур в ощип,
вдруг толкнуло на создание - а оно не верещит,

расправляет молча простыни и перины тормошит,
и простых желаний россыпи исполняет от души.

Вытянусь на банной полочке, покурю в густую ночь,
где не волчье, слышишь свОлочь ты, а поморское - сволОчь.

Утром, погремев засовами, через лес начнём грести
прямо - к Богу, невесомые, у него же из горсти.





Инфлюэнсер

Мой тонкий юмор, как пинцет гомеопата,
едва заметен, ну и действует не сразу,
когда красотка не достаточно поддата,
кина не будет, пива нет, ушла на базу -

такая, значит, незадача - тейк ит изи -
хотя, смеялась и была полураздета.
Стоит дождливая погода на карнизе
и целый день стучит в окно, как кастаньеты.

Зато, в знакомой наливайке, примешь лишку -
идёшь пошатываясь, будто ищешь ровню,
в груди такая пустота, как будто книжку
забрал товарищ почитать, а кто - не вспомню,

ты, наблюдая ежедневно, как в улыбку
слились расшатанные зубы книжных полок -
каким-то чудом умудрился сесть на рыбку,
а остальное в поговорке - съел нарколог.

В кругу друзей, входя в одну и ту же Мекку,
где бёдра девушек и теплится ламбада,
пытался вспомнить всю свою библиотеку,
но это войско не собрать в границах МКАДа.


Рецензии
МКАД на Мекку
не меняйте !
талантливо !

Лом Совершенен   20.01.2018 01:45     Заявить о нарушении
Спасибо, постараюсь :)

Алексей Остудин   30.01.2018 22:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.