Химера 8глава

редактор Юлия Олейник https://www.proza.ru/avtor/skjalv

Опять под ногами камни и бездорожье. Горы, о которых он мечтал в прошлой жизни, или, скорее всего, мечтал, так как он так и не вспомнил ничего, окружали его. Ущелье с многометровыми отвесными стенами звало вверх. Появилось непреодолимое желание забраться на эти скалы, на самую верхотуру. Почувствовать под ногами упругие струи восходящих потоков, настолько мощных, что, казалось, они готовы были поднять его на себе и понести к небесам. Макс решил покориться этому желанию, поскольку ничего другого всё равно в голову не приходило. Он вдруг почувствовал себя счастливым. Словно сбылось его давняя мечта быть свободным. Всё остальное стало не важным.
Он шёл один в горах. Вокруг только непознанная, во всяком случае, им лично дикая природа. Впереди бесконечность в конечных пределах. Каменные стены почти отвесно поднимались на десятки метров к небу. Временами ширина ущелья была с футбольное поле, но иногда сужалась так, что Макс с трудом мог протиснуться между скалами. И главное — покой. Покой, который ни с чем нельзя сравнить. Не было звенящей тишины, как не было и крика неугомонных птиц. Только шёпот ветра, нежно ласкающего растрепавшиеся волосы. Ветра, единственного хозяина этих многовековых каменных исполинов, стоящих над миром. Единственной меркой их возраста могло быть только время в его бесконечном формате. Или звёзды. Только звёзды достойны их, этих громадин.
Макс вдруг ощутил себя бредущим по огромной заснеженной равнине. Где-то внизу, скрываясь подо льдом, прокладывала путь река. За рекой до самого горизонта простиралась тайга. Деревья огромными стволами упирались в небо, словно стараясь удержать его на своих плечах…
Наваждение ушло так же быстро, как и появилось. Наваждение было настолько сильным, что, казалось, можно потрогать рукой. Осталось ощущение дежавю. Он уже когда-то бродил вот так, по снегу. Нет, не он. Но он это видел. Да. Перед глазами пронеслись картины: ресторанчик, музыка, телевизор и берёзка в золоте листьев.
Макс посмотрел наверх на отвесные стены. На секунду показалось, что это не каменные откосы, а самые настоящие великаны. Причём стоящие далеко не по стойке смирно. Он мог поклясться, что великаны шевелились. Протёр усталые глаза. Нет, показалось. Просто на некоторых выступах стала появляться растительность. Вон там и там росли кусты. Как это он их раньше не заметил? Ветер и усталость сделали своё дело. Дно ущелья стало круче подниматься вверх, и Макс уже подумывал, не стоит ли отдохнуть. Затем прикинул, к чему терять время. Ведь он опять был на мели. В смысле запасов еды и питья. Удивился своей непрактичности, которой прежде у него не замечалось. И всё же дорога звала.
Он ещё раз осмотрел скалы. Да, растительность стала появляться. И чем дальше, тем больше. Макс понял, что вода где-то близко. Впереди показался небольшой холм. Он уже приготовился самоотверженно карабкаться наверх по камням, но совершенно неожиданно оказалось, что на первый взгляд беспорядочное нагромождение представляло собой естественную лестницу. Макс нимало не расстроился, впрочем, и радоваться не стал такой удаче, поскольку ущелье заканчивалось. Тупик не мог быть целью путешествия, хоть никто и не обещал ему, что в конце будет нечто иное.
Как тогда, у моря, он сел и стал смотреть. Высокое небо, намного выше, чем горы, но несколько ниже, чем он привык. Склоны скал стали не такими крутыми и позеленели. Сказывалось обилие растительности от подножия до самого верха. Особенно у подножия. И ветер. Какой ветер? Сквозняк. Макс заметил, что в одном месте листья на кустах дрожали особенно сильно. Подойдя, раздвинул ветки и увидел арку, ведущую на огромную площадь. Мощёная шлифованным камнем, она смотрелась неуместно в этом диком интерьере, и всё-таки была великолепна. Кусты, росшие по периметру, придавали ощущение дворцовой залы. На другой стороне площади брала начало лестница, поднимающаяся к самым небесам. Ширина её поражала воображение. Добрая сотня метров. По краям, у основания, стояли статуи монстров с горящими глазами, и, казалось, смотрели на него. Таких лестниц Макс ещё не видел. Гладкие, полированные ступени звали к себе. Отказываться от такого приглашения было бы непростительно.
Макс протиснулся через кусты и вышел на площадь. Продвигаясь шаг за шагом, он всё время оглядывался. Мог поспорить, что за ним следят, но никого не было. Только статуи и ощущение, что он маленькая песчинка, которую вот-вот сдует и унесёт… Куда унесёт, он не успел додумать. За ним следили, и теперь не оставалось ни малейшего сомнения. Монстры, каменные монстры, хоть это и невероятно, поворачивали головы в его сторону. Мурашки пробежали по спине. Макс остановился. Монстры буквально впились в него взглядом. Тогда он побежал. Побежал вверх по лестнице. Не оглядываясь. Бежал, пока хватало сил. Сначала перескакивал через ступеньки. Однако, хватило его ненадолго. Затем бежал, ступая на каждую. Очень скоро, весь мокрый и усталый, споткнулся и упал, сильно ударившись голенью о камень. Макс оглянулся и с ужасом заметил, что монстры продолжают смотреть в его сторону. Голень саднила. Он закатал штанину и осмотрел ободранную до крови ногу. Кровь пачкала джинсы и стекала вниз. Макс поморщился. Затем встал и снова попытался бежать по лестнице. Получалось только ковылять, припадая на ушибленную ногу. Лестница казалась бесконечной. Ступенька за ступенькой. Площадь осталась далеко внизу, но подъём никак не заканчивался.  Макс уже и идти не мог. Он полз, но не мог остановиться. Даже не оборачиваясь, он ощущал на себе взгляд статуй, буквально обжигающий его затылок.
Уже добравшись до верхней площадки, Макс почувствовал, что сил у него не осталось не то, что ползти, но даже бояться. Теперь он был наверху. Загнанный и испуганный. Не понимающий, что творится. Само собой, что до вершин гор, образующих ущелье, не добрался, но лестница ему покорилась. И ветер стих. Странно. На вершинах обычно ветер усиливается, а здесь?

* * *
— И что теперь? — спросил Ако*, седой мужчина лет пятидесяти спортивного телосложения с  усталым взглядом.
— Пока не знаю. Надо подумать. — Кнему** развалился в кресле и сложил руки под подбородком. Он был прямой противоположностью. Молодой, что-то около тридцати, с рыхлым брюшком и самоуверенным взглядом.
— Зачем он тебе нужен? Очередная игрушка? — Ако протёр усталые глаза. — Заканчивай с ним!
— Вот так просто взять и убрать его? Не-е-ет! — было видно, что у Кнему в голове начинал зарождаться план.
— Судя по тебе, то мне пора начинать его жалеть, — мужчина подошёл к стене-экрану, на который проецировалась интерактивная объёмная карта.
Карта жила своей жизнью. День на ней сменяла ночь, загоралась иллюминация там, где располагались города.  Ако парой взмахов уменьшил карту до размера планеты и быстро перевёл на экран изображение каменистого спутника. Затем стал увеличивать картинку. Стали появляться озеро, горы. Изображение увеличивалось до тех пор, пока во весь экран не появилось измождённое лицо человека, лежащего на верху огромной лестницы.
Объект лежал почти без сознания. Хоть приборы показывали обратное. Сколько таких, потерянных в измерениях, Аку пришлось видеть. Обычно жертвы разных мошенников. Конечно, это не кидалы, не шулеры. Впрочем, именно кидалы, но на межпланетном уровне. Похищают людей, используют. Или горе-учёные, экспериментаторы. И те, и другие попадают под их юрисдикцию.
Обычно их пытаются вернуть или адаптировать к новым реалиям при помощи местных агентов типа Манафа на Марсе и Агнессы на Юпитере. В основном это получается. Но есть и такие, кто волею судеб не могут оставаться на месте. И тогда приходится их стирать, чтобы не вносить путаницу. Дело не из приятных, но работа есть работа. Правда Кнему, этот любитель экспериментов. Вечно придумает способ… Нет, дальше лучше не думать.
— Давай-ка остынь со своими фантазиями. Твои фокусы там, — он многозначительно посмотрел наверх, — я думаю, давно раздражают.
— Да брось, ему нет до нас, — Кнему усмехнулся, — а тем более до них никакого дела. Ты же знаешь, что всё это мираж, химера.
— Химера? Как знать, как знать. Доразвлекаемся. Если что, предупреждения не будет, — вздохнул Ако.
Он ещё раз взглянул на экран. Вот ещё один бедолага лежит и не знает, что его участь сейчас решается в больной голове модератора. Он оглянулся на напарника. Кнему уже вызвал виртуальную клавиатуру и вводил какие-то команды. Оставалось только ждать, что на этот раз выдала его больная фантазия.

* * *
Макс поднял голову и, безусловно, повалился бы на пол, не лежи он и так. И какой пол! Искуснейшая мозаика его была составной частью оформления прекраснейшего дворцового зала. Лестница, которую он с таким трудом преодолел, вела к резному золотому трону. За троном висел гобелен ручной работы с изображением неба. Рисунок постепенно переходил в роспись потолка. С первого взгляда Макс с трудом определил, что это именно роспись, настолько тонкой и великолепной была работа мастеров. Скалы, обрамлявшие ущелье, оказались стенами, также покрытыми изысканными гобеленами. Далеко внизу у самого подножья лестницы теперь были не статуи, так долго и ужасающе буравившие его красными глазами, а два рыцаря в серебряных латах. Они стояли навытяжку, крепко держа секиры. И никаких красных глаз. Но самое удивительное было при входе в зал. Его охраняли два великана. Непонятно, как они вошли в зал. Несмотря на огромные до неприличия размеры, вход для них предусмотрен не был.
Макс сел на верхнюю ступень. Он не мог понять, как всё так резко изменилось. «Галлюцинация? Бред? Ну, конечно, бред! — подумал он. — Этого не может быть». Макс повернулся, чтобы ещё раз осмотреться, и нечаянно задел разбитую голень. Казалось, удар тока прострелил его насквозь. «В бреду нога не должна болеть, — подумал он. — Во сне тоже». Лёг на спину и стал ждать.
Вскоре где-то внизу послышался шум множества открываемых дверей. Зал наполнялся людьми. Они всё прибывали и прибывали. Казалось, этому не будет конца. Макс сел и посмотрел вниз. Разноцветная толпа обитателей этого дворца уже заполнила всю площадь и начала подниматься по лестнице. Пока она была внизу, Максу представлялась ярким шевелящимся пятном. Кучей муравьёв. Но вот пятно стало приближаться и распадаться на отдельные личности. Макс теперь разделял звуки: шелест платьев и звон металла. Откровенно одетые краснокожие женщины, настолько красивые, что у него даже захватывало дух. Рядом с каждой был воин в парадной кожаной броне. Меч на поясе дополнял костюм. Впрочем, меч таким воинам совсем не был нужен. Глядя на них Макс подумал, что Геркулес перед ними просто мальчишка. «Интересно, это съёмки фильма? Массовка? Откуда они набрали столько красивых людей?» — в голове проносились мысли, пытаясь хоть как-то объяснить ситуацию. Пока Макс прикидывал, толпа, собственно говоря, их нельзя было уже назвать толпой, а довольно приличным обществом, судя по одежде Но вот по намерениям? Макс стал постепенно отползать назад. Нога саднила, но до неё ли сейчас. Вдруг что-то очень острое упёрлось ему в спину. Он оглянулся. Позади или, скорее, над ним стоял огромный воин. Длинное копьё, смотревшееся в его руках игрушкой, грозило сделать в теле Макса незапланированное отверстие.
— О, привет! — сказал Макс, пытаясь встать.
Воин только сильнее поднажал на копьё. Острая боль пронзила спину.
— Хорошо, хорошо, сижу! — поторопился ответить он. Непонятная ситуация. Откуда что взялось.  На бред и на сон уже не спишешь. Остриё копья чётко говорило о реальности происходящего. Но как и почему, понять было трудно. Горное ущелье, оказавшееся… Макс опять запутался в формулировках.
Откуда-то сверху заголосили трубы. Из-за трона стали появляться опять же воины. «Что же так всё однообразно», — проскочила ехидная мысль, но он заметил, что эти были возрастом постарше. Даже очень постарше, и всё равно все были стройные и подтянутые. «Голливуд отдыхает, — прикинул он. — Никакой фантазии. Вопрос только, зачем я им нужен?» Внезапно трубы смолкли и все опустились на колено. Воин, тыкавший в спину Макса копьём, словно пытаясь его насадить, как бабочку на иголку, подошёл к нему и, схватив за шиворот, бросил лицом в пол. Макс едва успел прикрыть голову руками, но к ссадинам на ноге добавились разбитые локти.
В наступившей тишине он услышал, что к трону кто-то подошёл. Осторожно, чтобы не раздражать воина, приподнял голову, насколько позволяло острие копья. И как раз вовремя, чтобы заметить, как на трон сел седой человек на вид лет пятидесяти в расшитой золотом накидке. Около трона стоял полноватый ещё молодой человек с высокомерной улыбкой в серебряной накидке. Макс понял, что это правитель и его правая рука, и он сейчас находится в их полной власти. Но что делать дальше? Оставалось только ждать.
Седой правитель молча поверх голов осмотрел зал и прикрыл глаза. Правая рука, которую Максу так и хотелось назвать визирем, воспринял это, как разрешение.
— Наипрекраснейший и благороднейший из всех правителей! — начал он свою речь. — Звездоподобный повелитель планет, их спутников и астероидных поясов! Первый после Солнца в солнечной системе! Повелитель времени, всех измерений и пространств сегодня огорчён! В наш прекрасный дворец! К подножию Великого трона, управляющего всем сущим, прокрался он!
Визирь показал на потерявшего дар речи Макса. Взгляд, полный гнева, казалось, мог испепелить на месте. Макс оглянулся. Все, кто был в зале, пристально смотрели на него осуждающим взглядом. Он попытался приподняться и сразу же почувствовал ещё один укол копьём.
— Этот человек, покинувший своё время и пространство, заслуживает справедливой кары за дерзость! Согласно законам Великого трона он заслуживает быть стёртым!...
— Да! — громоподобным эхом прокатилось под сводом. Это воины и их женщины приветствовали слова визиря.
Звездоподобный устало приоткрыл глаза. Теперь он смотрел поверх голов куда-то вдаль. Визирь, мгновенно среагировав, продолжил:
— Но безмерна доброта нашего благороднейшего из…
Повелитель медленно моргнул, не меняя отрешённого выражения лица.
— Этому человеку будет предоставлена возможность сразиться на выбор с воином времени, воином измерений или воином пространства на выбор!
— Да! — закричали мужчины, вскидывая сжатые кулаки вверх. Всполохи жёлтого пламени пробежали по их одежде.
— Да! — яростно закричали женщины, облизываемые языками красного пламени.
Макс испуганно дёрнулся от этого крика и заработал ещё одну рану. Крик приводил в ужас. Было бы страшно, если бы кричали обыкновенные обыватели где-нибудь на базаре. Но здесь, среди молодых, здоровых и к тому же вооружённых, он испытал полнейший ужас. Мурашки не то что побежали по спине, они толпами в панике носились по всему телу и не могли от страха найти себе место.
— Перед лицом Солнца и планет ты должен сделать свой ничтожный выбор! — объявил визирь и посмотрел на Макса таким взглядом, словно ступил в грязь. — Твоё слово!
— Ты что делаешь? — тихо проговорил звездоподобный, повернувшись к визирю. — Какие измерения? Какие пространства?
— Скучно, — шепнул в ответ визирь.
Воин убрал копьё. Макс понял, что это, может быть, единственная возможность сказать хоть слово. Попробовать разобраться в том, что с ним происходит. Как назло во рту пересохло. Он приподнялся и спросил хриплым голосом:
— Где я?
— Твой выбор! — повторил визирь.
— Где я? — уже более твёрдым голосом спросил Макс. — Я не понимаю, что здесь происходит! Где я? Кто? Кто я?
— Жалкий трус! — возмутился визирь. — Прими свою судьбу! Ты обязан сразиться с воином! Сделай свой выбор или я сам назову имя воина!
— Называй! Всё равно! Любого! — выкрикнул Макс. — Только сначала скажи мне, где я!
Визирь резко вскинул руку и указал на мужчину из толпы. Воин вышел вперёд. При каждом шаге мускулы переливались под красной кожей. По кожаной броне проскакивали жёлтые отсветы. Зал наполнился криками поддержки, желанием кровавой развязки. Он преклонил колено перед повелителем. Затем, встал и подошёл к Максу.
— Встань, — сказал он. — Или ты предпочитаешь умереть лёжа?
Только сейчас Макс заметил, что воина с копьём у него за спиной уже нет. Он медленно встал на четвереньки, покрепче опёрся руками о пол и попытался встать. Резкая боль в голени напомнила о том, что нога у него разбита. Всё-таки встать удалось. Макс оглядел себя. Видок был ещё тот. Порванные пыльные джинсы со следами крови. Такая же пыльная куртка. Ободранные пальцы на руках.
— Ну что, герой? — усмехнулся он и от страха стал дерзить. — Выбор оружия за тобой, поскольку мне безразлично, каким образом ты будешь показывать свою силу.
Максу стало вдруг как-то легко и безразлично. Он представил, как всё это выглядит. С одной стороны прекрасно сложенный и вооружённый воин. А с другой — он, усталый, израненный, грязный. Ну и картинка. Макс грустно усмехнулся. Он стал ждать, когда воин достанет своё оружие. Но тот наклонил голову, сжал на груди два кулака. Желтые отсветы прекратились, и вместо них появилось голубое свечение, окутавшее его с ног до головы. Свечение всё усиливалось и увеличивалось в объёме.

*Ако – утомлённый (египетское имя).
*Кнему – моделирующий (египетское имя).



продолжение
http://www.stihi.ru/2017/12/19/11848


Рецензии
Вот, наконец-то, пошла движуха! Египетская сила! Я не удивлюсь, если Макс сейчас вообразит пистолет у себя в руках (с бесконечными патронами) и начнёт наводить справедливость, как какой нибудь ковбоец среди дикарей.
Интересно. Перехожу к следующей части...

Владимир Яковлев 4   20.12.2017 09:05     Заявить о нарушении
В описании дворца в одном предложении 2 раза "прекраснейший" - так и задумано?

Владимир Яковлев 4   20.12.2017 09:06   Заявить о нарушении