Химера 7глава

редактор Юлия Олейник https://www.proza.ru/avtor/skjalv


Каменистый берег постепенно поднимался из воды и переходил в, продуваемое всеми ветрами, плато. Небольшой щитовой домик стоял на самом берегу озера и скорее был похож на сарай. Сколоченные из фанеры стены больше создавали иллюзию закрытого пространства, чем на самом деле отделяли комнату от улицы. А точнее даже не комнату, а некое место с топчаном и подобием столика, над которым висел керосиновый фонарь.
Макс сидел на чурбаке, заменявшем стул, и смотрел на коричневую воду, лениво омывающую берег. Хозяином домика был абориген, имени которого он не знал, впрочем, это нисколько не удручало. Волосы аборигена когда-то давно свалялись в подобие причёски. Безрукавка, ладно скроенная из шкуры незнакомого животного, и старые, заношенные штаны непонятного срока и свежести были, похоже, его основным, а, может, и единственным одеянием. Так вот хозяин, суетясь в неком подобии кухни, на допотопной печке приготовил похлёбку. Впрочем, управляться с этой совершенно невообразимой печкой у него получалось довольно ловко.
Максом же владело странное безразличие. Он не помнил, как здесь оказался. Покой, царивший вокруг, наполнял естество. Казалось, что вот так сидеть и смотреть то на озеро, то на аборигена можно было вечно. Умиротворение, такое желаемое и когда-то недостижимое, наполняло даже воздух, пахнущий водой и морскими водорослями.
Временами перед глазами проплывали разные, довольно странные картины, которые подсовывало подсознание. Было в них что-то знакомое, но что?
Вдруг возникал вид объёмной карты. Даже не то что объёмной —интерактивной. На ней загорались огоньки, как раз в тех местах, где должны были располагаться города. Затем появлялись сами города. Красивые, со сказочной архитектурой. Величественные дворцы, реки, каналы… Едва Макс успевал сосредотачиваться, как картины исчезали прежде, чем можно было узнать что-либо. Такой казус, как ни странно, не вызывал разочарования, только лёгкое ненавязчивое воспоминание о неутолённой жажде путешествий. Становилось грустно. Но ненадолго. Затем снова шум плещущейся воды, абориген, колдующий на кухне, каменное плато и… Здесь Макс вдруг вспомнил, что даже не представляет, что будет дальше. Или что там за плато. Там же должно быть хоть что-то. Эдакое нечто. Может быть, даже особенное, интригующее. Медленно, словно боясь спугнуть это нечто, повернулся. Как и следовало ожидать, сюрприза не состоялось. Правда, вид был великолепен. Высокая, около пяти тысяч метров гора, поблёскивая снежными вершинами, возвышалась на горизонте. Тёплый свет вечернего светила лился с неба, пробиваясь сквозь облака, окрашивая весь окружающий мир странным фиолетовым цветом. Сердце защемило от восхищения и тоски.
Горы, ещё одна несостоявшаяся мечта. Они всегда манили. Но как-то не сложилось. Видел их только по ящику. А вот чтобы так, в жизни. Неужели так и не получится оторваться от равнины? Ведь если вдуматься, то горы — это одна из редких возможностей подняться к небу. Да нет, не одна из, а просто одна единственная возможность приблизиться к небесам, не отрываясь от земли. Подняться выше облаков. Встать на самом верхнем краешке земли и, раскинув руки в стороны, взлететь… Эх, действительно, взлететь. Хорошо бы было. Ну, ладно, не взлететь, а просто вскарабкаться. Да нет. Не вскарабкаться, а получить удовольствие от самого процесса. Не сложилось. «А что мне мешает пойти сейчас туда, — подумал Макс. — Но сейчас вечер. Надо пойти с утра. Опять откладывать? Нет. Не откладывать». Он встал и, не торопясь, направился в сторону гор.
Хозяин домика продолжал возиться около печки. Он взял ложку и стал перемешивать в небольшой кастрюльке доваривавшуюся похлёбку, добавляя травы. Временами отставлял кастрюлю и уходил в домик. Затем вновь возвращался и продолжал своё действо, не обращая на уходящего гостя никакого внимания.
Но всё это осталось позади. С трудом пробираясь среди нагромождения камней, с риском переломать ноги, Макс пробрался на плато. Идти стало легче.
В дальнем уголке постройки вдруг зашевелился ворох тряпья, и показалась чумазое личико мальчика, маленькой копии аборигена.
— Он ушёл? — спросило, испуганно оглядываясь, личико.
— Да, ушёл, — ответил абориген, провожая усталым взглядом удаляющуюся фигуру.
— А он не вернётся? — продолжал расспросы мальчик.
— Думаю, нет. Хотя кто их знает.
— А откуда они берутся? — не успокаивался чумазый.
— Из воды, — ответил  абориген. — Ладно, вылезай. Давай кушать.
— Я знаю, что из воды, — не успокаивался мальчик. — А в воде откуда они берутся? Они там живут?
— Не знаю, — абориген ещё раз посмотрел вслед недавнему гостю. — Знаю только, что иногда из воды появляются люди. И ждать от них можно всё что угодно. Ладно, хоть на этот раз обошлось.
Плато, похоже, было ровным и безжизненным. Даже запах водорослей, приносимый водой, остался далеко позади. Теперь не пахло ничем, и это раздражало.  Макс подумал, что сейчас был бы рад даже запаху пыли, естественной для такой местности. Ноги то и дело подворачивались на камнях. Но впереди манила цель. Он, словно завороженный, шёл и шёл. Уже пройдя, как казалось, значительное расстояние, оглянулся. Домика уже не было видно, но озеро ещё сверкало в лучах теперь уже заходящего солнца. А горы, казалось, нисколько не приблизились. Первая мысль была вернуться. Но нет. Отступать не хотелось. Понимая, что ночевать придётся на этом странном плато, пошёл дальше. Тем временем солнце, ранее отражавшееся в озере, своими угасающими лучами, поднырнув под облака, дотянулось до горы и окрасило её и всю округу в красно-оранжевые цвета. Верхушка же горы, словно маяк, манила слепящим красным огнём. Нацелившись на этот огонь, Макс прибавил шагу. Тень, постоянно обгоняя, бежала впереди, увеличивая свои размеры, намекая, что пора искать место для ночёвки. Но Макс с безрассудным упрямством всё шёл и шёл вперёд. Впрочем, искать место для ночлега на каменистом плато было негде. Ни валуна или куста, у которых можно было бы приклонить голову. Придётся идти насколько хватит сил, а там будет видно. Да и к чему загадывать.
Ночь накатилась очень быстро, почти не оставляя места сумеркам. На тёмное небо высыпали звёзды грея душу знакомыми созвездиями. Впервые Макс пожалел, что знает лишь названия созвездий, а то смог бы определить местонахождения и время года. А так только время. Да, можно определить север. Как же я сразу не догадался, удивился Макс. «А что север? — Подумал он. — Если не знаю, где я?» Тем временем небесные пути-дороги стали ярче, а горы теперь темнели чёрными призраками. Вскоре под ногами уже ничего не стало видно. Звёздный свет разгорелся настолько, что заполнил собой весь небосвод. Привычные созвездия утонули в свете бесчисленных галактик, о существовании которых Макс и не знал. Голова кружилась от этого великолепия. Пару раз споткнувшись, он понял, что дальше идти невозможно. Макс прилёг прямо там, где остановился. Заложив руки за голову, лёг прямо на камни. Стоило остановиться и перестать, словно заведённый, идти к непонятно почему выбранной цели, как разные мысли полезли в голову. Для начала Максу очень хотелось понять, кто он и как оказался здесь. И где это “здесь”? Но больше всего его удивило, что до самых последних минут даже не возникало таких мыслей. Почему? И зачем попёрся к этой горе? Ну и что, что никогда там не был. Мало ли где не был. Это что, повод сломя голову идти туда не знаю куда. Тем более в ночь. И тем более без запасов еды. Еды. Только теперь он понял, насколько голоден.
Макс лежал долго. Очень долго. Звёзды в безразличии медленно вращались по небосклону, отсчитывая мгновения бесконечности. Ему казалось, будто он летит в открытом космосе, и под ним ничего нет. По большому счёту так оно и было. Что значит какая-то планета в космических масштабах. Пылинка. А он? Тоже пылинка, затерянная в пространстве и времени. От осознания такой истины защемило сердце. Космическая пустота своими холодными беспощадными лапами залезла в душу и кружила голову. И в этот момент из-за края горизонта появилась луна… но это была не Луна. Спутник был красноватым и более мелким, к тому же было заметно, что находился он на более низкой орбите. Мурашки побежали по спине. Что это? Не поверив своим глазам, ещё раз присмотрелся. Точно, это была не Луна. На спутнике не было с детства знакомых морей и ледников. Отчаянье. Наверное, это то самое слово, которым можно описать те чувства, что испытал Макс. Словно завороженный он долго всматривался в небо. Когда под утро усталость уже стала брать верх над страхами, в лучах незнакомого рассвета появился ещё один спутник. С горькой ухмылкой Макс заметил, что и это не Луна. Макс присмотрелся, и ему показалось, что новый спутник взглянул на него очень знакомым женским лицом. Махнув рукой на всё, он закрыл глаза. После того, что увидел, бояться, казалось, было уже нечего.
 Утро встретило тёплым и нежным рассветом. Чистое незнакомое низкое небо, несмотря на ясное утро, было покрыто сотнями звёзд. Не ярко, но чётко просматривались созвездия. Макс лежал некоторое время, привыкая к необычному пейзажу. В голове была полная пустота, и только непонятно откуда взявшийся ветер теребил давно растрепавшиеся волосы. И запах. Запах? Макс приподнялся. Там, впереди, у подножия горы он увидел город. Город не город, но какое-то поселение. Невысокие одно-двухэтажные здания. Кривые улочки. Запах шёл оттуда. Пахло едой, и вдруг нестерпимо захотелось есть. Он ещё раз посмотрел на город, мирно живущий своей обыденной жизнью. По улицам катили свои бочки разносчики воды. На перекрёстках и площадях бойко шла торговля. В небольших кафешках на циновках сидели старцы, развлекая друг друга степенной беседой. Но чего-то не хватало. Во всей этой идиллической картине явно был какой-то изъян. Дома, улицы, люди, торговля — все элементы стандартного города были вроде на месте. Не хватало одного небольшого штриха. Макс ещё раз присмотрелся. Ну да. В городе совершенно не было зелени. Ни деревца, ни кустика, ни даже травинки. Только камень. И люди такие же каменные. С серой кожей. Даже начинало складываться впечатление, что смотришь чёрно-белое кино.
 Там, за городом начиналась гора. Но Макс не подумал, что прежде чем начать восхождение, неплохо было бы подкрепиться. Наконец, поднявшись на ноги и размяв затекшие конечности, он направился прямо туда, откуда пришёл запах, так неосторожно разбудивший его. Впрочем, торопиться при всём желании Макс не мог. Камни под ногами оставались камнями, и идти по ним было ничуть не легче, чем вчера. Даже, может быть сложнее, поскольку намятые ноги давали о себе знать.
Спустившись в небольшую котловину, в которой располагался город, он нашёл тропинку, быстро выведшую его на дорогу. Нельзя сказать, что идти стало намного легче, ведь дорога состояла из тех же камней. Получалась эдакая булыжная мостовая. Но Макса сейчас интересовало совсем другое. Он очень боялся, как на его появление отреагируют местные жители, слишком уж он от них отличался. Первыми, как обычно и водится, встретились дети. Его появление не вызвало у них особых эмоций. Дети не разбегались, но и не приближались, стараясь держаться немного в стороне. Временами они с интересом посматривали в сторону Макса, но не более.
Дорога, как ей и полагалось, переплетаясь с другими улочками и переулками, вела в центр.  Солнце уже успело подняться довольно высоко, и на улицах кипела жизнь. Не то чтобы кипела, а скорее текла своим чередом. Вдоль домов, прижимаясь к стенам, ходили женщины по своим обычным делам. В основном в торговые лавки, где зачастую застревали за интересной беседой или просто перебранкой, встретившись со знакомыми. Мужчины работали в небольших мастерских или занимались торговлей. Всё было обычно. Кроме одного. Макса никто, словно специально, не замечал. Тревожил ещё тот момент, что наличности у него не было. Впрочем, кредитные карты здесь тоже вряд ли принимали. Единственной уверенностью, что он сегодня всё-таки поест, придавал ему голод. Голод заставлял двигаться вперёд. Стараясь ни на кого не обращать внимания, Макс размеренным шагом с осторожностью шёл на влекущий его запах. Искать пришлось недолго. В самом центре города стоял небольшой лоток. Мужчина лет тридцати скучал, поддерживая горячие угли. Макс медленно подошёл к нему и уже был готов попросить у него еды, как вдруг замялся, не зная на каком языке надо общаться. А может вообще применить язык жестов, всегда помогающий в том случае, когда знание языка более, или лучше сказать менее, чем менее.
— Хочешь есть? — спросил продавец, улыбаясь.
— Не отказался бы, — нашёлся Макс несмотря на удивление.
— Что тебе сварганить? — мужчина радостно встал, явно намереваясь предложить что-нибудь вкусное или, по крайней мере, съедобное.
— Небольшая загвоздка, — Макс почувствовал себя неловко. — У меня нет денег и, собственно говоря, мне нечего взамен предложить…
— Не переживай. Думаешь ты здесь первый такой? — он горько ухмыльнулся. Как бы не так.
— Не понял?
— Что «не понял?» — сказал продавец, протягивая миску с варевом. — Ты же идёшь от побережья?
— Да. А как?...
— И не помнишь, как там оказался и вообще… — он предложил ложку и кусок местного хлеба.
— Откуда Вы это знаете? — спросил Макс, принимаясь за еду.
— Пожалуй,  это проклятье нашего городка. Вот уже много, много лет, как странные люди выходят из воды и затем бредут через наш город. Потерянные и одинокие проходят по улицам и направляются на гору, чтобы исчезнуть навсегда. Жители городка стараются их не замечать и стараются даже не встречаться с ними глазами — плохая примета. И мало кто пытается поддержать их и накормить, провожая… так что пользуйся случаем и… моей добротой, — с этими словами словоохотливый продавец улыбнулся Максу.
От таких напутственных слов Максу стало не по себе.
— Да не слушай ты его, — они и не заметили, как к ним подошёл пожилой, но ещё довольно крепкий мужчина. — Оли любит приврать и приукрасить.
— Разве я хоть словечко соврал, Пат? — возмутился продавец. — Позоришь меня перед посторонним человеком. Что он теперь обо мне подумает?
— Хватит придуриваться! — спокойно сказал Пат. — Сам знаешь, он сейчас уйдёт, и больше мы его никогда не увидим. И уж меньше всего тебя волнует его мнение о тебе.
— Вообще-то вы обо мне говорите! — отметил своё присутствие Макс.
— О тебе, а то о ком ещё? — Пат спокойно посмотрел на него, и Макс заметил в его глазах грусть и… жалость.
— Куда это я сейчас уйду? — спросил он. — И почему я не вернусь?
— Уйдёшь на гору, — поддержал разговор Оли. — Не сможешь не пойти.
— Можно подумать, что у меня нет своего мнения и желания.
— Интересно, а ты пришёл сюда через каменную пустыню без еды и воды по своему желанию?
Макс задумался. А ведь и на самом деле, зачем он попёрся непонятно куда и зачем? Желание посмотреть на гору поблизости теперь казалось настолько смешным и наивным. Мало ли где он не был и чего он не видел. Если составлять список, то это займёт уйму времени. Он присел на небольшой бочонок, стоявший невдалеке, предоставив мужчинам возможность продолжить разговор. Похлёбка неожиданно оказалась вкусной. После обеда окружающий мир хоть и показался немного теплее и добрее, но городок оставался всё таким же серым, и гуляли по нему серые люди. Причём они действительно старались держаться как можно дальше. Если Макс и встречал чей-то любопытный взгляд, то этот человек быстро отводил глаза.
Но удивительно было другое. Макс ничего не помнил про себя, и его это нимало не беспокоило.
Солнце быстро поднималось к зениту.
— Спасибо за … — Макс хотел было поблагодарить Оли, но тот  только махнул рукой.
— Ладно, не стоит, надеюсь, что тебе это хоть немного поможет. — И Оли кивнул в сторону горы. — Кто знает, что тебя ждёт?
— А тебе за помощь ничего не будет? — поинтересовался Макс.
— Нечасто это интересует людей, вроде тебя, — заметил продавец. — Не переживай. Лучше послушай совет: не задерживайся здесь. Кто знает, что тебя ждёт там.
Мужчины одновременно повернулись в сторону гор, синие вершины которых почти сливались с небом. Ясно было, что путь был не из ближних, но вот насколько, вряд ли кому было известно.
Макс двинулся по дороге вверх, напоследок махнув дружелюбному продавцу и его товарищу рукой. Намятые ноги болели, но дорога звала. Поднявшись на небольшую горушку у подножия, там, где дорога сворачивала в небольшое ущелье, Макс обернулся напоследок. Городок всё также мирно жил своей жизнью. Детишки играли прямо на дороге. Женщины сплетничали, сбившись в небольшие группки. Ещё виден был дымок от жаровни Оли. Макс даже ощутил приятный вкус похлёбки во рту. Затем он продолжил свой путь. Стоило Максу исчезнуть за скалой, как городок стал блекнуть, терять очертания. Уже через несколько минут дома превратились в большие каменные глыбы.  Люди замерли, словно куклы, у которых закончился завод, и стали похожи на каменные статуи. Затем покрылись трещинами и рассыпались. Через пять минут уже ничто не говорило о том, что здесь жили люди.



продолжение
http://www.stihi.ru/2017/12/19/11375


Рецензии
Всё чудесатее и чудесатее... Странный город со странными обитателями, рассыпающимися в пыль после ухода странника. Видимо, город и люди возникают из небытия (из другого измерения?) только к визиту пришельца из других миров, и пропадают, сыграв свою странную роль. Зачем, кто знает? Для кормёжки гостя достаточно было бы чего-то попроще, чем создание поселения с домами, мастерскими, лавочками, грязных детишек, сварливых торговок и трудяг - мастеров. Тот же Оли мог сидеть у костра и варить похлёбку, попутно выпекая на горячем камне "местный хлеб" (кстати, понятно, что местный, вряд ли у него мог получиться парижский багет или круасаны). Создаётся впечатление, что Макс - сам творец этих миров, которые возникают под управлением его бессознательного желания. Вот есть захотел - на тебе городок с ароматной едой. Захотел ноги размять - вот горная дорога с прекрасными видами. Посмотрим, куда его дальше фантазия кинет...

Владимир Яковлев 4   19.12.2017 10:57     Заявить о нарушении
странно, что нет ссылок на личку. совсем плохо, что и ругать не за что?:)))

Салават Шамшутдинов   19.12.2017 20:22   Заявить о нарушении
Зачем плохо? Как раз хорошо, не стыдно людям показать ;)))

Владимир Яковлев 4   19.12.2017 20:41   Заявить о нарушении
спасибо на добром слове.

Салават Шамшутдинов   19.12.2017 22:10   Заявить о нарушении