Химера 6глава

редактор Юлия Олейник https://www.proza.ru/avtor/skjalv
 
Дымящийся кофе и гренки уже стояли на подносе, когда Агнесса услышала грохот и звон битого стекла, раздавшиеся из душевой. Она бросилась туда. Дверь была не заперта. Разбитое зеркало абстракцией отражало душевую. Макс лежал на полу. Кисти рук были сильно порезаны. Лицо почти не отличалось цветом от белого кафеля. Агнесса попыталась привести его в чувство, но у неё не получалось. Тогда она подхватила Макса под руки и потащила его к кровати. Кровавый след потянулся вслед за ними по полу. Агнесса совсем выбилась из сил. Волосы растрепались. Капельки пота стекали по лицу. Уже у самой кровати вдруг поняла, что сил поднять его у не хватит. Тогда она стащила с кровати подушку и положила Максу под голову. Затем быстро сбегала за аптечкой и принесла всё необходимое для перевязки.
Макс очнулся на полу в комнате. Агнесса сидела рядом с ним и что-то записывала в блокнот. Кисти рук болели. Макс поднял их, чтобы посмотреть. Через бинты сочилась кровь. Агнесса заметила, что Макс очнулся, и повернулась к нему.
— Что со мной? — удивлённо спросил он.
— А я думала, что это вы мне расскажете, — и Агнесса успокаивающе улыбнулась.
— Зеркало. Помню, зеркало стало искривляться, — начал сбивчиво Макс. — Потом лаборатория… Ричард… Только он какой-то не такой.
— Какой «не такой»? — заинтересовалась Агнесса.
— Весь усталый, измученный... И взгляд у него безумный... Да, да именно безумный…
Макс попробовал подняться с пола. Агнесса помогла ему, поддержав под руки. Он сел на кровать и, увидев себя в зеркале стенного шкафа, констатировал:
— Какой ужас. А как хорошо день начинался. Тихое утро, запах кофе и вдруг на тебе, — Макс горько улыбнулся.
Агнесса внимательно посмотрела, словно хотела что-то прочитать в его мыслях.
— Что ж, кофе принесу вам сюда.
— Нет, не стоит, — возразил Макс. — Я в состоянии дойти до кухни. Вот видите. С этими словами он встал и направился к двери. Первые его шаги были осторожными. Покачивало от слабости. Но он взял себя в руки и дальше пошёл более уверенно.
Уже на кухне, за чашкой кофе, Макс пытался шутить, но видел, что Агнесса, делая вид, что слушает его, думает о чём-то своём. Максу и самому было не по себе от недавнего происшествия. После завтрака он поблагодарил Агнессу:
— Спасибо вам за гостеприимство, но мне пора.
Агнесса, словно очнувшись от своих раздумий, некоторое время смотрела на него испытующе, а потом спросила:
— И куда же вы пойдёте?
— Как куда? — спокойно ответил Макс. — Должен же я найти свой дом. Наверное, меня там ждут и беспокоятся.
— И кто же вас ждёт? — продолжала она с любопытством спрашивать.
— Вы считаете, что меня некому ждать? — изобразил удивление Макс. — Даже если я потерял память, то не кажется ли вам, что это несколько грубое предположение?
— Что вы! Конечно, вы можете идти, но если к вечеру будет негде приклонить голову, то не забудьте мой адрес.
— Я очень благодарен, но надеюсь, что больше не буду злоупотреблять вашим гостеприимством.
С этими словами Макс направился в комнату. Некоторое время спустя, он, уже переодетый в свою одежду, вышел в холл. Агнесса ждала. Она сидела в небольшом кресле, завернувшись в шерстяной плед.
— Ну что ж. Спасибо и прощайте, — сказал Макс и, посмотрев на Агнессу, встретил грустный, сочувствующий взгляд.
— Что ж, — ещё раз сказал он и взялся за ручку двери.
— Каждый месяц в этом лесу, на этой поляне мы находим человека, потерявшего память. Это длится уже несколько месяцев. Нам пришлось даже организовать службу по изучению этого явления, — Агнесса говорила холодно и монотонно.
Макс остановился, так и не открыв двери. Он оглянулся и увидел, с каким трудом даётся ей каждое слово. Агнесса тем временем продолжала.
— Мы не знаем, сколько это длилось до того, как мы обнаружили первого. Мы назвали его Адам. Он так и не смог вспомнить своего имени. Он также не смог адаптироваться у нас. Я так говорю, потому что мы не знаем, откуда берутся эти люди. Впоследствии мы узнали, что этим занимается некто Ричард. Он совершает эксперименты по перемещению людей. Но что это за эксперименты? Что за перемещение? Во времени, в пространстве или между параллельными мирами, мы не можем понять. Похоже, что и он зашёл в тупик и до конца сам не понимает, что у него получается. Так что в нашем мире вы вряд ли кого сможете найти, да и в своём тоже.
— Почему? — спросил Макс, ошарашенный такой речью.
— Потому что во всех случаях для таких экспериментов выбираются предположительно одинокие люди, чтобы при их исчезновении никто не занимался поисками.
— Почему я должен вам верить?
— Потому что это правда. И потому что у вас нет другого выхода.
Макс открыл входную дверь и сделал шаг на улицу. Агнесса продолжала сидеть в кресле, завернувшись в плед.
— И что было с ними потом? — спросил Макс, так и стоя в дверях.
— Это уже другой разговор, — ответила Агнесса, не меняя своего положения.
— И всё-таки?
— Даже если кто и уходит, то они всё равно остаются под нашим наблюдением, но немногие выдерживают эксперименты Ричарда. Что это значит, вы уже могли убедиться.
— И что же делать? — насторожился Макс.
— Для начала закрыть дверь, — сказала Агнесса и на удивлённый взгляд Макса ответила. — Дует очень.
— А если серьёзно?
— А если серьёзно, то помочь нам прекратить деятельность Ричарда.
— То есть стать для вас подопытным кроликом? — возмутился Макс.
— В каком-то смысле, да. Впрочем, вы и так подопытный кролик и, к тому же, у вас нет другого выхода, — спокойно и устало продолжала Агнесса.
— Выход всегда есть! — сказал Макс, но в его голосе уже не чувствовалось уверенности.
Он поверил Агнессе. Сразу понял, что она не лжёт. Оставаться же одному в чужом мире, где он никого не знал, ему было страшно. Практически выбора не было. Отвергнув бесцельное шатание по улицам, он невольно соглашался на их условия. Их условия. «Чьи условия?» — думал он. Из «них» он знал только Агнессу. А кто остальные? И что они от него потребуют? Всё это пугало Макса и единственное, что хоть немного успокаивало, это то, что у него было непреодолимое желание отомстить Ричарду. Отомстить за то, что он вмешался в его жизнь.
 
Прошла уже почти неделя, как Макс поселился у Агнессы. Дни, как близнецы, походили друг на друга. Макс чувствовал себя приговорённым к вечным истязаниям. Каждый день Ричард пытался вновь и вновь вернуть его, так что Макс едва успевал оправиться между попытками. В нём поселился страх, ведь никто не мог гарантировать, что очередной эксперимент Ричарда окончится удачно. Агнесса, как могла, оберегала его. Но что она могла сделать? К забинтованным рукам добавилась ещё пара шрамов. И всё-таки Макс был благодарен, что тогда она не отпустила его. Ведь кто знает, что бы сталось, не будь он под таким хорошим присмотром.
Агнесса у себя в кабинете усилено набирала телефон босса. Ухо уже горело от телефонной трубки, но на том конце провода никто не отвечал. После нескольких неудачных попыток в трубке что-то щёлкнуло, и послышался знакомый хриплый мужской голос:
— Девочка, нельзя быть такой настырной.
— Откуда вы узнали, что это я?
— Ты позвонила, чтобы узнать об этом? — спокойно спросил голос.
— Естественно, нет. Что-нибудь стало известно?
— Всему своё время, девочка, — безразлично прохрипел голос.
— Но сколько может всё это продолжаться? — голос Агнессы стал звонким и раздражённым.
— Я понимаю, что ты устала. Но ещё немного терпения.
Трубка холодно запищала короткими гудками. Агнесса опустила голову на руки, и слёзы сами полились из её глаз.
Макс сидел в гостиной и приходил в себя после очередной попытки дока вернуть его. Было тихо, и только стрелки часов неутомимо завершали очередной круг. Макс неуклюже взял со стола бокал вина и поднёс его ко рту. Сладковато-терпкий запах защекотал в носу. Он захотел сделать глоток, как бокал вдруг выскочил из его неловких рук, упал на пол и разбился. Макс раздосадовано посмотрел на образовавшуюся лужу. Потом встал и пошёл к кабинету Агнессы. Он знал, что она сейчас там разговаривает по телефону со своим боссом. Но в кабинете было тихо. Тогда Макс приоткрыл дверь и заглянул. Агнесса сидела в кресле у телефона, беспомощно опустив голову на руки. Он подошёл ближе и присел около неё.
— Что с вами? — участливо спросил он.
Агнесса встрепенулась от неожиданности, подняла голову и быстро вытерла слёзы.
— Я не слышала, как вы вошли, — сказала она.
— Вы плакали? — спросил Макс и поправил волосы, спадавшие ей на лицо.
— Нет, вам показалось, — неубедительно соврала Агнесса.
— Что? — спросил Макс, кивнув в сторону телефона. — Ничего нового?
Агнесса, виновато насупившись, кивнула головой. Макс ещё раз посмотрел на телефон, словно бы от него зависело прекращение его мучений, но потом, повернувшись к Агнессе, сказал:
— Не переживайте вы так. Всё будет хорошо. Я вам это обещаю, — и погладил её по волосам.
Агнесса подняла голову. Их взгляды встретились.
— Это я вас должна успокаивать! — сказала она, и Макс ощутил её дыхание на своём лице.
Он невольно потянулся к её губам и ощутил мягкую нежность раскрывающегося бутона.
Дальше всё было словно в бреду. Макс ощущал под руками горячее упругое тело. Всё для него исчезло в этом мире, всё, кроме неё. И ничто, кроме неё, не имело смысла.
Они лежали вдвоём на ковре в кабинете, прижимаясь друг к другу, словно новорождённые в колыбели. Полные счастья. Долгого ли, короткого ли. Сейчас это не имело значения.
Далёкий солнечный свет, проникающий через окно, обволакивал их расслабленные тела, создавая причудливую игру света и тени.
— Ты знаешь, — сказал Макс, перебирая пальцами прядь её слегка вьющихся волос, — мне сейчас на какое-то время показалось, что ничего не было. Что это был сон. И стало вдруг так спокойно и хорошо.
Он поцеловал её, слегка прикоснувшись губами к глазам.
— Всё пройдёт, — тихо и задумчиво прошептала она. — Обязательно пройдёт.
— Куда же пройдёт? — грустно улыбнулся он. — Само не рассосётся.
— Мы чего-нибудь придумаем.
— Кто? Эти твои таинственные друзья по телефону? Вряд ли, — Макс вздохнул.
— Надо надеяться, — ответила она и посмотрела сквозь оконное стекло на астероидный пояс, обручем опоясывающий планету. Она планировала быть где-то там, за поясом, но лежала в объятьях этого странного человека, взявшегося непонятно откуда и непонятно на сколько.
— А ты надеешься? — без особого интереса спросил он.
— Надо, — ответила она и крепче обняла его.
— Ты знаешь, — сказал он после некоторой паузы. — Я даже благодарен Ричарду.
— За что? — удивилась Агнесса.
— Если бы не это... приключение, то я не встретил бы тебя.
— Глупый, — тихо прошептала она и благодарно улыбнулась.
Далеко за окном пятикопеечное Солнце склонилось к горизонту и залилось красным светом, по пути окрашивая в кроваво-багряный цвет немногочисленные облака и окутывая горизонт полыхающим  заревом. Но не было у этого зарева ни жары, ни угрозы. В свою очередь астероидное кольцо стало более ярким в цвет заходящего солнца. Оно завораживало взгляд, заставляя любоваться собой и наслаждаться этим неповторимым зрелищем. Грандиозным, феерическим зрелищем угасающего дня.
Комната также окрасилась в сказочные тона уходящего дня, принося в комнату покой. Но, несмотря на это на душе у Макса словно кошки скребли.
Он был неуверен в себе и ничего не мог с этим поделать. Сейчас он был полностью во власти Ричарда. Макс понимал, что представлял угрозу для Агнессы. В любой момент док мог возобновить свой кошмарный эксперимент, и тогда могло произойти всё, что угодно. Он не хотел причинить вреда Агнессе, и особенно теперь. Макс лежал и смотрел в потолок. В комнату изо всех щелей заползал сумрак, и последние лучи слабого солнца уже не могли бороться с ним. Агнесса спала и во сне чему-то улыбалась. Макс осторожно высвободил затёкшую руку. Он встал и, стараясь не шуметь, оделся. Затем подошёл к Агнессе. Ему очень хотелось её поцеловать, но знал, что нельзя. Постояв так некоторое время и любуясь её чертами, он подошёл к выходу. Дверь тихонечко открылась, выпуская его. И только когда она закрывалась, замок прощально щёлкнул.
 
Улица встретила Макса студёным ветром. Дорога поперечной линией лежала на пути, словно перечёркивая его судьбу. Появляясь из мрачного небытия, размеченная фонарями, она исчезала в таком же мрачном небытии. Макс поднял воротник и посмотрел в тёмную даль.
«Да, подальше отсюда, — подумал он. — Вот туда, в темноту. В ночь». И неторопливо зашагал прочь от дома.
 
Когда Агнесса открыла глаза, она сразу поняла, что Макс ушёл. Ушёл совсем. Она вдруг ощутила себя такой одинокой и брошенной, что слёзы невольно навернулись на глаза. Агнесса хорошо понимала поступок Макса холодным разумом, но сердце говорило о другом. Она не поддалась первому порыву вскочить и бежать вслед за ним. Бежать и непременно вернуть. Свернувшись в клубок, так лежала, чувствуя себя безмерно одинокой во всём вселенском просторе. Она не знала, сколько прошло времени, прежде чем зазвонил телефон. Агнесса долго лежала, слушая бездушный металлический перезвон. Затем ей всё-таки пришлось встать и подойти.
— Он ушёл, — сказала она в трубку холодным голосом.
— Я знаю, — прохрипело в ответ.
— Надо его вернуть, — сказала она, пытаясь казаться безразличной.
— …?
— Но как же он? — надежда угасала.
— Он слишком опасен для тебя, — констатировал голос. — Похоже, он и сам это понял, раз ушёл.
— А раньше не был опасен? — почти прокричала она и затем, взяв себя в руки, добавила. — Но он может ещё понадобиться!
— Мы, кажется, немного испортили тебе отпуск? — спокойно прохрипела трубка. — Так вот теперь ты можешь спокойно ехать.
Она что-то долго кричала в телефон, но ответом ей были только короткие гудки.
 
Агнесса сидела у тёмного окна. Она привыкла за свою жизнь, что счастье не бывает долгим. Но боль от этого не становилась меньше. Ночь как будто и не собиралась сегодня заканчиваться. Казалось, что она навечно поселилась в этом несправедливом мире. Ночная бабочка, запутанная светом, что шёл из окна, ударилась о стекло. Она долго пыталась пробиться к свету, который был для неё недоступен. Агнесса безучастно смотрела на неё, представляя себя вот такой же бабочкой. Глупой и обманутой.
Рано утром Агнесса собрала вещи. Сев в машину, она даже не оглянулась. Надавив на педаль акселератора, с облегчением почувствовала, что, наконец, покидает этот дом, ставший ей ненавистным за последние несколько часов. Дом, который, чернея окнами, как череп глазницами, угрюмо смотрел ей вслед, по крайней мере, ей так казалось.
Уже на взлёте, прижимаясь лбом к стеклу иллюминатора, ей показалось, что она видит, как он бесцельно и неприкаянно ходит по улицам чужого для него Города. А Город со своими тайнами быстро превращался в одно маленькое пятнышко.
 
Макс долго бродил по улицам без цели. Ему было всё равно, куда идти, главное было не приближаться к дому Агнессы — единственного знакомого человека в этом городе. В чём-то может даже дорогого. Человека, для которого он мог быть опасным. Неожиданно начался снег с дождём. Макс поднял воротник куртки и посмотрел на небо. Звёзд уже не было видно, и только астероидный обруч ещё пробивался сквозь  медленно наползающую от горизонта тучу.
«Эх, раствориться бы сейчас в этом дожде, снеге…» — подумал Макс. Между тем осадки усиливались. Вскоре он промок весь от головы до пят, и, казалось, что небо решило скинуть всю воду ему на голову. Вода заливала за воротник. Протекла в рукава.  И уже не хотелось раствориться. Хотелось убежать, когда Макс вдруг почувствовал легкое рукопожатие. Он протёр глаза. Перед ним стояла фигура из воды и держала за руку. Макс хотел закричать, но фигура неожиданно сильным рывком притянула к его себе, и накрыла мокрой волной. Макс стал захлёбываться. Почувствовал, как вода наполняет лёгкие и потерял сознание.


продолжение
http://www.stihi.ru/2017/12/18/12029


Рецензии
Салават, вижу вы работаете над крупным произведением.
Сейчас у меня просто нет здоровья воспринимать прозу,
на работе ужасный мозговой перегруз.
Но я желаю вам удачи, пускай на свет появится книга,
и я надеюсь прочитать ее целиком.
С неизменной симпатией и глубоким уважением, Алина.

Алина Весенняя   16.12.2017 09:07     Заявить о нарушении
спасибо за добрые слова

Салават Шамшутдинов   16.12.2017 11:57   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.