Химера 5глава

редактор Юлия Олейник https://www.proza.ru/avtor/skjalv
 
Он шёл по тротуару, не выбирая направления. Идти было некуда. Поэтому, после недолгого блуждания по улицам незнакомого города, сел на скамейку на первой попавшейся автобусной остановке, пытаясь оценить обстановку. Понять, что же с ним случилось. Не мог решительно ничего вспомнить о себе до того момента, как пришёл в себя в лесу. Кто он? Откуда? Что с ним случилось? Оставалось полной загадкой. Он сидел, подняв воротник и обхватив голову руками. Холод снова медленно и верно стал забираться под одежду. Идти всё равно было некуда, и он решил, будь что будет.
 
* * *
— Макс! Макс, отзовись! — звенел встревоженный голос в мозгу. — Макс, пора возвращаться!
Сквозь туман пробуждающегося сознания он увидел склонившееся к нему мужское лицо.  «Кто же это? — вспоминал Макс. — Ах да. Это же док. Дик. Док или Дик?» Он хотел позвать Ричарда, но неимоверная слабость, овладевшая телом, не позволила издать ни звука. В то же время Ричард бегал от Макса к своим приборам, всё время что-то переключая и бормоча  проклятья через каждое слово.
— Макс! Ты меня слышишь, Макс? — голос не давал покоя. Он хотел сказать Ричарду, что его слышит, хотел ругаться. Схватить этого проклятого дока и показать ему, где раки зимуют, за то, что он делает с ним. Только бы сбросить эту проклятую пелену. В то время, когда Ричард в очередной раз подошёл, Максу удалось вытянуть руки. Он схватил дока за горло и начал трясти его.
— Я тебя..., су..., ах ты..., убью..., — Макс буквально выдавливал из себя слова.
Его пальцы всё крепче сжимали горло Ричарда…
 
* * *
— Да отпусти ты меня, сумасшедший, — хрипел женский голос.
Макс пригляделся. Туман, стоявший перед глазами, начал таять. Он в ужасе понял, что сжимает горло яростно отбивающейся от него женщины. Холодный пот пробрал Макса. Он в испуге отдёрнул руки. «А где же док? Куда он делся?» — промелькнула мысль. Женщина стала откашливаться. «Где же он её видел. Ах, да. Это ведь она нашла его на дороге. Она. Как же её? Она же говорила. Анна? Нет. Агнетта? Нет. Агнесса. Точно, Агнесса. Ричард. А где же док»?— он осмотрелся.
— Где Ричард? — хрипло спросил он.
— Какой ещё Ричард? — опасливо оглядываясь, переспросила Агнесса.
— Сейчас. Ричард… — растерянно проговорил Макс и огляделся.
Вечерняя улица безразлично жила своей жизнью. Спешащие прохожие проносились мимо, полностью занятые своими мыслями. Макс вновь взялся за голову:  «Что со мной»?
Голова гудела. Агнесса пришла в себя от недавнего потрясения. Она смотрела на найдёныша с сочувствием, которого не могла обосновать. И всё-таки было жалко этого чужого человека, таким одиноким и потерянным казался он.
— Пойдёмте, — сказала Агнесса и потянула Макса за рукав. — Успокойтесь и пойдёмте со мной.
Он встал и послушно, как ребёнок, пошёл. Мысли путались. Хотелось убежать как можно дальше, спрятаться, зарыться куда-нибудь. А от этой странной женщины, уже второй раз за день спасшей его, веяло спокойствием и надёжностью. Дверь автомобиля захлопнулась, отгораживая от страшного и злого мира, так беспощадно поступившего с ним. Когда мотор заурчал, и машина плавно тронулась с места, он впервые за сегодняшний день почувствовал себя в безопасности.
— Часто с вами бывают такие приступы? — спросила Агнесса.
— Не знаю, — ответил он, и было видно, что не лжёт.
— А кто такой Ричард? — поинтересовалась Агнесса. — Мне показалось, что вы его недолюбливаете.
— Я точно не знаю. Это человек из видения. Мне кажется, что всё это из-за него.
— Ну, а своё имя вы вспомнили? — Агнесса внимательно посмотрела на своего пассажира.
— Ричард называл меня Максом, — и он неопределённо пожал плечами.
— Тогда я тоже буду называть вас Максом, если, конечно, вы не против?
— Отчего же, — и он повернулся к окну.
Холодный вечер проносился мимо. В наступающей темноте свет уличных фонарей казался всё ярче и ярче. Лёгкий снежок, видно решив сгладить жестокость уходящего дня, мягкими хлопьями, плавно кружась, ложился на землю. Картина покоя и умиротворения.
Дом возник перед машиной неожиданно для Макса, и он немного пожалел, что снова придётся покинуть автомобиль, то единственное место, где впервые за сегодняшний день он чувствовал себя спокойно.
— Что ж, день для вас сегодня был не из лучших, — сказала Агнесса, заходя в дом. — Так что расслабьтесь, примите душ. Затем мы немного перекусим, и, надеюсь, сон придаст вам спокойствия и уверенности.
Подавая ему пушистое полотенце, она мягко улыбнулась.
Макс стоял под душем. Струи тёплой воды бежали по уставшему телу, расслабляя и успокаивая. Он удивлялся своему спокойствию. В его состоянии впору было рвать и метать, а он, как ни в чём не бывало, принимал душ. Впрочем, может Агнесса права и с него на сегодня хватит.
 
Агнесса уже который раз набирала номер телефона, но трубка упорно отвечала длинными гудками. Тогда она устало откинулась в кресле и прикрыла глаза. Тихая, лёгкая музыка наполняла дом. Сумрачный свет не раздражал глаз. Из ванной доносился звук бегущей воды. Всё было как всегда и всё-таки Агнесса не находила себе места. Ей нравилась её работа, но иногда и отдых был необходим. А сегодняшний вызов был накануне отпуска, на который она так надеялась. И вот, вместо того, чтобы в белоснежном лайнере покидать пояс астероидов, она всё ещё была в заснеженном Городе. «Не раскисать», — подумала она про себя. В конце концов, выискивать и спасать переправленных дано не каждому. Она налила в бокал немного вина и, пригубив его, с наслаждением ощутила, как терпкое тепло медленно расходится по её телу. «Ладно, — подумала Агнесса, — пока всё под контролем. Похоже, что Макс ничего не помнит. Значит, остаётся одно, ждать. Хотелось бы знать, сколько?»
Резкий звонок телефона прервал её размышления. Агнесса даже подпрыгнула от неожиданности.
— Ты мне звонила? — спросила трубка сухо, без приветствий, хрипловатым мужским голосом.
— Да, он здесь, — ответила Агнесса.
— Где ты его нашла? — продолжал голос, не отвлекаясь на эмоции.
— Там же, — ответила она, — и тоже ничего не помнит. Впрочем, он назвал имя.
— Какое имя? — заинтересовался голос.
— Мог бы и сам догадаться, — её стал раздражать этот допрос. — Долго мне с ним возиться?
— Значит, опять Ричард, — голос явно игнорировал её вопрос.
— Я спросила, когда ты его заберёшь? — повторила Агнесса, предчувствуя недоброе.
— Он останется пока у тебя, — холодно произнёс голос.
— Но ты забыл, что у меня отпуск! — вскипела она. — Я согласилась только найти! Ты не можешь так со мной поступить!
— Сожалею, — отрезал голос, и в трубке раздались короткие гудки.
Ошеломлённая, Агнесса ещё некоторое время сидела, прижимая трубку к уху, словно не веря в то, что услышала. Потом она ещё налила себе вина и, зло обругав голос, выпила весь бокал до дна.
Макс вышел из душа посвежевший. Раскрасневшееся лицо было если не красивым, то очень обаятельным. Свободный халат, который она дала ему, не мог скрыть хорошо сложенной фигуры. Агнесса невольно засмотрелась. «Впрочем, вечер только начинается», — мечтательно подумала она, но тут же постаралась отогнать от себя эти мысли.
После лёгкого ужина они сидели в креслах. Рядом стояли чашки с кофе. Лёгкий парок, словно кобра под звуки дудочки, поднимался из чашек и, струясь, стремился вверх. Макс был всё в том же халате. Он сидел в кресле, и сигарета в его пальцах медленно исходила дымом. Агнесса, сидя напротив, наблюдала за ним. Она явно изучала Макса. Чувство разочарования от несостоявшегося отпуска перевесило профессиональное любопытство.
— И где сейчас ваши мысли? — спросила она, выпустив струю сигаретного дыма. — Похоже, что вы где-то очень далеко от меня. А это не слишком вежливо с вашей стороны.
— Да, вы правы, — ответил Макс, отрываясь от своих раздумий, — извините.
— И всё-таки, о чём же вы думали?
— Никак не могу понять, что со мной произошло? — озабоченно произнёс он.
При этом его лицо стало таким расстроено-наивным, что Агнесса невольно залюбовалась. Макс заметил её взгляд и немного смутился.
— Но, похоже, вы что-то вспомнили? — поинтересовалась Агнесса, чувствуя, что начинает поддаваться обаянию Макса. — Вы же вспомнили Ричарда. А, кстати, кто такой Ричард?
— Не знаю. Я чувствую, что он сделал со мной что-то нехорошее. Иначе почему же я хотел его убить? — и Макс недоумённо пожал плечами.
— Ну, это вам виднее. Может это ваш друг или вы вместе работаете? — предположила она.
— Может. Хотя... Нет, решительно ничего не помню, — сказал Макс, напрягаясь. — Впрочем, если бы не то видение, то я и своё имя бы не помнил. Правда, я и сейчас не уверен, что меня зовут Макс.
Их взгляды неожиданно встретились. Максу показалось, что он начал тонуть в глазах этой странной женщины, приютившей его и уделявшей ему столько внимания. Тёмные, завораживающие глаза и вьющиеся каштановые волосы, словно сети, притягивали к себе.
Агнесса первая отвела взгляд.
— А вы? Чем вы занимаетесь? — спросил он, чтобы хоть как-то сгладить неловкость ситуации.
— Я? — удивилась Агнесса. — Я работаю в одной исследовательской лаборатории.
— Интересно, наверно?
— Да по-разному бывает, — ответила она. — Вот сегодня должна была лететь в отпуск, но не получилось.
— А что так? — с интересом спросил Макс.
— Работа, — коротко сказала Агнесса, как бы давая понять, что эту тему она больше не хочет обсуждать.
— Отпуск это хорошо. Наверно, у вас хорошо платят. Интересно, был ли я когда-нибудь в отпуске?
Макс встал и подошёл к окну. Прямо за ним, высоко в небе, вечный небесный охотник Орион вместе с малым и большим псами уже которое тысячелетие гнались за зайцем. Сам Орион вычурно высвечивался на звёздном небосклоне, восхищая хищно красным свечением Ригеля. Злобно-ярким глазом Большого пса хищно блестел Сириус. Не отставал от него и мертвенно бледным свечением Проциона Малый пёс.
— Весь мир на своём месте, — сказал Макс, разглядывая небо. — Даже звёзды светят так же привычно. Только...
Макс тяжело вздохнул. Агнесса подошла к нему и тоже взглянула на звёзды.
— Как всегда, — задумчиво проговорила она.
Лунный свет вырывал из полумрака задумчивый профиль Макса. Агнесса видела отражение звёзд в его глазах. Он отвернулся от окна и столкнулся с Агнессой, так близко она стояла. Почувствовал прикосновение её упругой груди. Их губы, влекомые вселенским притяжением, потянулись друг к другу, пока не слились вместе, соединяя два одиноких сердца.
Звонок телефона, словно ножом взрезал тишину. Они отпрянули друг от друга, как дети, захваченные врасплох за неблаговидным поступком. Телефон продолжал трезвонить. Тогда Агнесса подошла к нему и подняла трубку.
— Как он? — сухо спросил голос.
— Всё в порядке, — немного стушевавшись, ответила она, спешно поправляя волосы, будто её мог кто-то видеть.
— Вспомнил что-нибудь? — голос был беспристрастен.
— А не слишком ли ты торопишься? — уже придя в себя, ответила она. — У меня отпуск, так вот и жди, когда я снова выйду на работу.
— Ладно, девочка. Только не слишком зарывайся! — и трубка снова противно запищала короткими гудками.
— Уже поздно, — сказала Агнесса, не глядя на Макса. — Пора спать.
— Да, — оглядываясь, подтвердил он, словно ища место, где можно было бы прилечь. — Сегодня был тяжёлый день.
Агнесса провела Макса в отведённую ему комнату. Дубовая кровать и тяжёлые портьеры создавали ощущение надёжности, тепла и уюта. Свет, притушенный абажуром, дополнял общее впечатление. Оставшись один, Макс присел на кровать. В голове полный сумбур. Было такое впечатление, что он потерял сам себя. Встал, подошёл к окну и отодвинул портьеру. Звёздная ночь с любопытством заглянула в комнату. Вспомнился недавний и случайный поцелуй. Перед глазами вновь встало лицо Агнессы. «Экая ерунда», — подумал Макс, но всё равно на душе осталось приятное тепло от этого воспоминания.
Подушка мягко прислонилась к его щеке, когда он прилёг на кровать. Макс не думал, что сможет сегодня заснуть, но усталость быстро взяла верх. Уже засыпая, он вновь вспомнил лицо своей спасительницы, и улыбка коснулась его губ.
Агнесса же наоборот легла под одеяло и долго ворочалась с одного бока на другой. Рой мыслей не покидал её. С Максом всё было не так, как с остальными. Он ей определённо нравился, и нельзя было от этого отделаться. Но это могло помешать делу. Она не знала, откуда он пришёл. Сколько Макс сможет пробыть в этом мире? Не набросится ли он опять на неё, находясь в состоянии перехода? И всё же. И всё же он был в соседней комнате, а она не могла уснуть. В гостиной часы пробили два раза. Агнесса повернулась на другой бок и повыше натянула на себя одеяло. Но вопросы снова перебивали сон. Они не стали его забирать. Почему? Что случилось сегодня такое? Она не понимала, но с другой стороны была рада этому обстоятельству. «Да, рада», — сонно далеко за полночь подумала она.
Ночь тихо плыла над землёй, неся с собой тишину и покой. Город спал. И только звёзды светили без отдыха, разливая по вселенной свой вечный свет. Свет, несущийся через пространство, нарушая законы времени. Но к утру пошел снег и заполонил всё собой, чудесными узорами разрисовывая кусты, деревья, засыпая дорожки. Принося в мир чистоту и нетронутость.
 
Утром комната выглядела немного по-другому, хотя в ней оставался тот непередаваемый уют, который говорит о хорошем вкусе хозяйки. Вставать Максу совершенно не хотелось. Одеяло нежно обволакивало. А что принесёт с собой день, Макс не знал. Он прекрасно помнил, что вчера с ним случилось. Но что будет дальше? Жизнь продолжала быть чистым листом.
Вкусный запах кофе коварно пробрался в щели и подполз к Максу. Он вдруг почувствовал, что очень голоден. Быстро поднялся и прошёл в душ. Вода придала бодрости. У зеркала он увидел бритвенный прибор. Макс с удовольствием наносил пену на лицо. Станок мягко скользил по щеке, словно ледокол, оставляя за собой очищенную полосу. Он старательно приглядывался к своему отражению, стараясь выбриться потщательнее. Отражение в зеркале стало искажаться. Начало менять свою форму. Стало плавиться, захватывая за собой всё большее и большее пространство. Постепенно завороженный Макс стал различать в нём знакомые очертания лаборатории. И вот уже он сам сидит в проклятой установке, а рядом возится с приборами Ричард. Пена на лице моментально высохла от той жары, что стояла вокруг.
— Что ты… Гад… Су… Су… Прекрати! — пытался сказать Макс, но вместо голоса раздавалось только невнятное мычание.
Тогда он попытался закричать, стараясь выразить этим свой гнев и привлечь внимание Ричарда. Но док, казалось, старался не замечать его. Макс попытался встать из кресла, но ноги не слушались. Перед глазами всё плыло. Макс попытался взмахнуть рукой, как раз в этот момент перед ним опять показалось зеркало в душевой. Удар пришёлся прямо по зеркалу. Макс разбил его, при этом поранив себе руку. Потом перед ним снова появилась лаборатория. Кровь текла из рук прямо на пол. Ричард крутил ручки у своих приборов. Вид у него был очень усталый и почти безумный. Максу стало страшно.
— Отпусти! — взмолился он. — Отпусти!
Макс старался говорить медленно. Ричард, словно очнувшись, посмотрел на него. Последнее, что запомнил Макс, это был безумный взгляд. Потом перед глазами снова всё поплыло. Макс провалился в темноту.


продолжение http://www.stihi.ru/2017/12/11/11952


Рецензии
Интересно. Сюжет закручивается! Подробности в личке.

Владимир Яковлев 4   13.12.2017 11:29     Заявить о нарушении
спасибо. подробности в личке :)))

Салават Шамшутдинов   14.12.2017 18:30   Заявить о нарушении