Химера 4глава

редактор Юлия Олейник https://www.proza.ru/avtor/skjalv


Оранжевое небо непривычно слепило глаза. Горячий воздух обжигал ноздри. На зубах скрипел песок. Впрочем, нет, не песок. Штукатурка. Вспомнилось из детства, когда они с пацанами во дворе по глупости грызли штукатурку. Кто и зачем это придумал, он уже не помнил. А вкус остался в памяти. Воспоминания вызвали тёплые чувства. Однако реальность быстро расставила всё на свои места.
Ноги медленно, но верно погружались в грунт, с виду казавшийся надёжным. «Ещё несколько минут и меня экскаватором не вытащишь», — подумал Макс и стал, с трудом вытягивая ноги из грунта, пробираться к располагавшемуся неподалёку настилу.
Низкие коричнево-оранжевые тучи носились по небу, и от этого было не по себе. Он попытался вспомнить, как попал сюда. Перед глазами всплывали непонятные картинки. Какие-то развалины. Лежащее на полу бесчувственное тело. И чья-то рука на голове. Вот и всё. «Немного, — подумал Макс, добравшись до настила. — Ну, что ж. Надо осмотреться».
Оранжевый свет наполнял всё пространство. Обманчиво-каменистая оранжевая почва составляла почти весь пейзаж, если не учитывать те промоины, где она напоминала лечебную грязь: текла и местами бурлила, стекая в озёра, которые, в свою очередь, сильно парили, наполняя и без того густой воздух влагой и едким туманом. Редкие представители флоры жались ближе к почве, стараясь спрятаться от жары. Растительность, оказавшись в тумане, расправляла красные до черноты листья, но стоило туману хоть немного развеяться, они сразу сворачивались в трубочки. Низкие тучи застилали всё небо, не давая возможности пробиться свету звёзд. И только огромный круг Солнца с трудом просматривался через них, рисуя сюрреалистическую картину в лучших традициях художников фантастов двадцатого века.
Макс шёл в поисках крыши над головой. Желание укрыться, спрятаться было подсознательным и непреодолимым. Казалось, останься он здесь ещё хоть пару минут, то непременно расплавится. Выбор направления был прост. Пришлось идти по настилу, ведь для чего-то он здесь проложен. «Во всяком случае, не придётся пробираться по бездорожью», — подумал Макс. Сказывалась и нехватка кислорода, которую он почувствовал довольно быстро. Уже через полсотни метров мокрая спина и одышка заставили внимательнее всматриваться в любую возвышенность, хоть немного похожую на жильё. Но настил безжалостно вёл мимо парящей грязи и цепляющихся за штанины кустов, что постоянно отвлекало или снижало видимость почти до нуля. Так что Макс и не заметил, как настил повернул в ворота, оказавшиеся входом в подземелье.
Подземелье обрадовало чистым и по сравнению с поверхностью прохладным воздухом. Тёплый белый свет приятно обволакивал. Макс сразу понял, как устали его глаза от оранжевого. Настроение улучшилось. Он шёл по улице небольшого городка. Единственной особенностью было то, что он расположен под поверхностью планеты. Впрочем, наблюдать небо на поверхности было так же невозможно, и поэтому различия Макс не почувствовал. Вдоль улицы располагались жилые дома, магазины «Дары Венеры» и даже пара салонов с говорящими названиями, так что у Макса не осталось сомнений о месте своего пребывания. Сами помещения выдолблены в породе, но их лицевая часть стилизована под привычные постройки.
Макс шёл вдоль небогатых витрин, разглядывая сквозь них содержание магазинов. Народу было немного. Но Макс не искал общения. Скорей даже опасался его. Ведь его спросят, кто он и откуда. А что Макс мог ответить. «Нет, — подумал он, — надо сначала собраться с мыслями, вспомнить всё. Найти жильё. И очень хочется пить». Однако ручьёв с чистой или не совсем чистой водой, как он понял, здесь просто не водилось, значит, воду надо покупать. Купить воду, что может быть проще, если ты стоишь у входа в магазин. Вот только денег в кармане не оказалось. Возник вопрос, решение которого нельзя откладывать надолго.
— Эй! — услышал он негромкий голос. — Эй, подойдите, пожалуйста!
Макс оглянулся. Из-за угла вышел странный худощавый человек с прилизанными волосами. Беспокойный взгляд бегающих глаз не слишком располагал к доверию, однако Макс, неожиданно для себя переспросил:
— Это Вы мне?
— Да, да! Я вижу, у вас некоторые трудности с финансами? — незнакомец приблизился.
— Есть немного, — ответил Макс. — Почему вас это беспокоит?
— Могу предложить некоторую сумму, — неопределённо сказал худощавый.
— Занимаетесь благотворительностью? — ухмыльнулся Макс.
— Ни в коем случае! Могу дать шанс заработать! Если вам это интересно, — незнакомец нервно оглянулся.
— Заработать? Надеюсь, ничего криминального? — бегающие глаза не внушали доверия.
— Что вы! И работа пустяковая.
— И…
— Посидите в кресле часок и получите свою, скажем, двадцатку.
— Посидеть в кресле за двадцатку? Что-то здесь нечисто?
— Я учёный и мне для эксперимента нужен подопытный. Просто сниму кое-какие параметры и всё.
— И за это двадцатка?
— Ну да. Возможны некоторые неприятные ощущения. Возможны. И за это – реальные деньги.
— Ладно, док. Как вас зовут?
— Ричард. Это так важно?
— Важно, чтобы не зажали бабки, — Макс ухмыльнулся. — Ладно, пошли.
Только одно условие, сначала вы угостите меня водой.
— Нет проблем, — ответил учёный, приглашая Макса идти за ним.
Лаборатория находилась неподалёку. В этом городке всё находилось неподалёку. Макс радовался, что вот так запросто и без лишних поисков удастся заработать немного денег. Как только они вошли в ничем не примечательную дверь, док закрыл щеколду. Металлический щелчок напомнил щелчок затвора, и Максу стало немного не по себе.
— Проходите, — сказал Ричард, показывая ему на единственное стоящее посередине лаборатории кресло, а сам прошёл к столу, заставленному кучей приборов.
Защёлкали какие-то тумблеры, загорелись световые индикаторы. Задергались стрелки. Равномерное гудение наполнило помещение.
— Пора, — сказал Ричард, подходя к установке.
— Вы ничего не забыли? — спросил Макс.
— Ах, да! Вода! Конечно, — Ричард вышел в боковую дверь и через некоторое время появился с запотевшей бутылкой холодной воды. — Вот, и затем в кресло.
Макс залпом выпил половину бутылки, а док вернулся к работе. Его покрасневшие глаза были сосредоточены на приборах. Разноцветные огоньки, весело перемаргиваясь, бегали по приборной доске, окрашивая лицо разноцветными красками, отчего казалось, что оно постоянно меняет своё выражение. Но это было обманчивое впечатление. Ничто не могло отвлечь Ричарда. Его сухощавая фигура казалась частью изобретения. Строгая лощёная прическа явно сочеталась с формами аппаратуры, такими же строгими и лощёными.
— Ну, вы что застыли? — спросил он Макса, стоявшего неподалёку с растерянным выражением лица.
Макс чувствовал себя полной противоположностью Ричарду. Потрепанная и запылившаяся одежда, взъерошенные волосы, усталость и неопределённость — вот что он из себя представлял. Да и в лаборатории чувствовал лишним. Собственно так оно и было. Но деньги нужны, и особо привередничать не приходилось. Однако теперь, когда он увидел, куда занесла его судьба, немного растерялся. Внутреннее чутьё подсказывало, что работка будет не из обычных. Иначе Ричард мог бы попросить своих ассистентов, в которых, при наличии такой лаборатории, у него не должно быть недостатка. Макс медленно прошёл между столами, заваленными чертежами и схемами, мимо стеллажей с тихо гудящими приборами. Разноцветные пучки проводов образовывали паутину. Казалось, что разобраться в этой путанице не представляется никакой возможности. Осторожно, стараясь ничего не задеть, он, наконец, добрался до кресла, но садиться пока не стал.
— Ну, вот и хорошо, — похвалил Ричард, не отвлекаясь от настройки приборов. — Сейчас начинаем.
— Не так быстро, док, — ответил Макс, понемногу приходя в себя. — Сдаётся мне, что не всё здесь чисто.
Ричард, оторвавшись от приборов, заново оценивая ситуацию, внимательно посмотрел на него. Макс, немного смутился, заметив взгляд дока, но знал, что надо брать «быка за рога», пока есть возможность. Тем более он всегда знал, что сегодня рано или поздно заканчивается и начинается завтра, в котором он не слишком уверен.
— Не так всё чисто, Дик, — повторил он.
— Что ты хочешь? — пропустив незамеченной фамильярность, поинтересовался Ричард. Макс отвлекал и это раздражало.
— Сотню! Сотню и ни цента меньше!
— За что? Тебе же ничего не надо делать! — Ричард начинал злиться и перешёл на "ты". Препираться с кем бы то ни было не входило в его планы, а тем более с первым встречным.
— Мне всё равно, что делать. Но сдаётся, Дик, что дело не совсем чисто. Иначе, почему ты здесь один? — И Макс обвёл рукой просторное помещение лаборатории.
— Тебе придётся только сесть вот в это кресло и провести в нём полчаса.
Макс посмотрел на Ричарда, потом на кресло:
— Сотню, или сам садись в своё кресло! — зло повторил Макс и, чувствуя зависимость дока от него, небрежно отошёл от кресла.
— Ладно, сто так сто, — проговорил недовольно Ричард, возвращаясь к приборам. Макс, устало улыбнувшись, сел в кресло и устроился поудобнее. «Теперь, если не врёт док, часик отдыха в кресле. А отдых не помешает», — прикинул он. Обстановка перестала действовать угнетающе. Пение приборов убаюкивало. Наконец Ричард отвлёкся и подкатил к Максу ажурную клетку со шлейфом проводов.
— Возможно, будет немного пощипывать, — и, ухмыльнувшись, добавил. — Думаю, за эти деньги ты потерпишь немного.
Макс опасливо посмотрел на клетку, но ничего не сказал. Тем временем Ричард подошёл к пульту, с которым он возился до этого, и стал нажимать одну за другой кнопки. Гудение приборов усилилось. Вскоре Макс уже не ощущал, что гудит: то ли приборы, то ли голова. Матовая пелена перед глазами стала застилать лабораторию. Он хотел позвать Ричарда или хотя бы пошевелиться в кресле, но силы оставили его. Перед глазами замелькали странные картинки: столик в ресторане и плывущий с громкой музыкой теплоход; толпа, несущая его почти на руках по улице; отрешённое лицо под ним в кровати; оживающая статуя.

* * *
Он сидел один на опушке леса. Голова сильно гудела. Лёгкий снежок тихо падал с неба. Холод. Первое его ощущение — это был холод. Холод медленно, осторожно пробирался через лёгкую одежду. Змеёй пролезал за ворот, влезал в рукава, пробирался сквозь кожу, делая непослушными мышцы. Холод, только холод. Он попытался вспомнить, как оказался здесь, но не мог. Огляделся. Вокруг не было следов. Один чистый ровный снег и чистое голубое небо. Солнце с пятикопеечную монету, и яркий млечный путь. Нет, не млечный путь. Обруч, накинутый на планету. Обруч из тысячи звёзд. Нет, серебряный обруч среди тысяч звёзд. Он так замёрз, что даже не мог удивиться. Было только понимание, что не мог находиться здесь достаточно долго, чтобы снег успел замести следы. Оглянулся ещё раз. Нет, следов не было. Где-то невдалеке промчалась, поднимая за собой снежный вихрь, машина. Он встал и пошёл по направлению к дороге. Шёл напрямую, временами проваливаясь в сугробы. Когда, наконец, вышел на проезжую часть, не оглядываясь, пошёл вслед проехавшей машине. Почему выбрал это направление, не знал. Просто шёл. Застывшие мышцы сковывали движение. Пар от дыхания инеем откладывался на ресницах и склеивал волосы. Вскоре уже казалось, что это не холод проникает к нему, завоёвывая его тело, казалось, что холод — это он сам.
Серебристый автомобиль, словно видение, пронёсся мимо, подняв за собой снежную пургу. А он всё брёл, ничего не замечая. Руки и лицо побагровели от холода. На щеках появились белые пятнышки - первые признаки обморожения. Он не заметил, как автомобиль затормозил и некоторое время, словно в раздумье, стоял невдалеке. Потом, осторожно, задним ходом медленно подъехал к нему. Дверка плавно распахнулась, и из кабины повеяло теплом и приятным ароматом женских духов. Он остановился.
— Садитесь же, — нетерпеливо сказал женский голос. Он послушно, как маленький ребёнок, сел в машину.
— Дверь, — сказала женщина. — Вы же застудите салон.
Он посмотрел на женщину, пытаясь сообразить, о чём же она говорит. Затем, словно решая невыполнимую задачу, повернулся к двери и попытался захлопнуть её. Замерзшие пальцы не смогли нормально взяться за ручку. Увидев неудавшуюся попытку, женщина перегнулась через него, чтобы захлопнуть дверку. Пушистые, тёплые, ароматные волосы приятно защекотали лицо.
— Как вас раздетого сюда занесло? — спросила она, нажимая педаль акселератора.
— Хорошо, что я проезжала, а то машины здесь редко ходят, могли бы совсем замёрзнуть.
Он сидел, тупо уставясь на дорогу. Тепло постепенно вытесняло холод, и его стала бить крупная дрожь. Женщина опасливо посмотрела на своего пассажира, но расспрашивать перестала. Дальше ехали молча. Лёгкая мелодия из приёмника убаюкивала. Тем временем за окном автомобиля лес отступал назад, постепенно сменяясь заснеженными полями. Поля убегали в синеющую даль и где-то на горизонте сходились с небом. Солнце склонилось к самой земле, завершая удивительно короткий день. Зато теперь астероидный пояс вокруг планеты стал ещё ярче. Изредка вдалеке тёмными пятнами проплывали деревни. Кое-где уже загорелись огни, обозначая уют и жильё, отчего одинокое авто на бесконечной дороге казалось маленькой, затерявшейся песчинкой в бесконечном просторе огромного плато.
Он уже отогрелся, но продолжал всё также тупо смотреть на дорогу. Тихая музыка мягким звучанием заполняла затянувшуюся паузу. Но когда из-за горизонта показались огни большого города женщина, озабоченно посмотрев на него, сказала:
— Я Агнесса, а как вас зовут?
Он не ответил.
— Вы меня слышите? Я спросила, как вас зовут?
Дорога устало шуршала под колёсами. Он посмотрел на неё так, словно первый раз увидел. Затем, взглянув в окошко, напрягся, будто решал сложнейшее уравнение и, наконец, явно сам удивляясь своим словам, растерянно сказал:
— Я не знаю!?
— Ну и весёлый попался мне попутчик, — произнесла Агнесса, не зная, то ли радоваться, что этот странный человек заговорил, то ли расстраиваться по поводу его ответа. — И всё-таки, как мне вас звать?
— Я не знаю, — ещё более растерянно ответил он.
— Впрочем, какая разница, — недоверчиво сказала Агнесса. — Вы просто скажите, куда вас подвести.
Женщина увидела в его глазах панический страх.
— Я не знаю, — ответил он, с ужасом сознавая, что не помнит о себе совсем ничего. Ничего, что было с ним до той минуты, когда он очнулся на опушке леса.
— Похоже, вы немного сегодня перебрали, — озабоченно предположила Агнесса. — Раньше с вами такое бывало?
— Не помню, — подавленно ответил он. Тем временем они въехали на улицы Города.
— Вспоминайте скорее, не до утра же мне с вами кататься!
На перекрёстке жёлтый светофор моргал, словно в глаз ему попала соринка. Ухоженная улица мягко стелилась под колёса. Машина вела себя, как хороший пёс, возвращающийся издалека к родному дому. Ярко освещённые дороги и тротуары ёлочными гирляндами обвивали Город.
— А где это мы? — спросил он.
— Как где? В Городе! — ответила Агнесса, начиная проявлять беспокойство.
— Я ничего здесь не знаю, — он напряжённо глядел в окошко, тщетно стараясь уловить в окружающем мире хоть что-нибудь знакомое.
Дома безразлично мелькали мимо, не желая признавать его своим. Яркий свет реклам и витрин не пробуждал каких-либо ассоциаций. Он сиротливо вжался в сидение, чувствуя себя потерявшимся ребёнком.
— И что мы будем делать? — Спросила Агнесса и посмотрела на пассажира.
Некоторое время он неопределённо молчал, потом повернулся к ней.
— Остановите машину… пожалуйста, — попросил он тихим голосом.
Авто послушно остановилось у ближайшего перекрёстка. Он вышел и, поблагодарив Агнессу, осторожно закрыл за собой дверь. Отъезжая, она видела серый силуэт, бредущий по тротуару.
Плавно надавила на акселератор и машина, аккуратно вписавшись в поворот, направилась к дому. И всё было бы вроде бы хорошо, но что-то не давало ей спокойно забыть этого человека. Его удаляющаяся спина, сгорбленная, словно под неимоверной тяжестью. Одинокий человек в неизвестном ему городе. Один среди тысяч ярких окон, среди чужого тепла. Авто остановилось у ворот гаража. Агнесса сидела, не зная, что ей предпринять. Мотор мерно урчал на холостых оборотах. Тёплый, родной дом призывно смотрел на неё окнами, приглашая войти.
— Ах, чтоб его! — выругалась Агнесса и включила заднюю скорость.
Машина снова плавно катила по улицам. Свет ночных фонарей изменил лицо Города. Людей на улицах стало больше. Агнессе казалось, что не сможет разыскать своего недавнего найдёныша.  Но после недолгих поисков увидела его на автобусной остановке. Вжавшись в угол, он сидел, держась за голову.



продолжение
http://www.stihi.ru/2017/12/07/11087


Рецензии
Интересно. Подробности в личке.

Владимир Яковлев 4   13.12.2017 11:28     Заявить о нарушении