В память о пианисте

если захочешь вернуться – я буду ждать
у скрипучей калитки, ведущей в сад,
у игрушечных ставней, увитых плющом;
если захочешь меня повидать –
дверные проёмы мне закричат
и я выйду из дома – ждать под дождём.

если захочешь проститься – я буду сдержан и молчалив,
если придёшь среди ночи – сну меня не покрыть
своим покоем-дурманом;
если захочешь, посильно сдержу порыв
завыть,
к тебе подойти, и любить,
ненароком честь уронить,
затесавшись в твоих карманах
своим дыханием рваным.

если захочешь поговорить – я буду слушать
как павану равеля твой шёпот негромкий,
как голос писательский из фонографа;
если захочешь давнишних отдушин –
я разложу пред тобою обломки
наших дюжины дней
и соберу по частям,
будто знаки иероглифа.

если захочешь дышать – я тебя научу,
я отдам тебе миллионов сотни
своих вдохов и выдохов чистых;
если захочешь вернуться – я выну тысячу чувств
из каменной глыбы стуков бессчётных,
и для тебя разложу
по берегам скалистым –
в память о пианисте,
после
выжившем, но нежившем.


Рецензии