Моя госпожа Бовари

я бессилен, моя бовари,
точно спутник земли во свете дневном.
точно сад зимою – пустынн,
безотраден,
как стариковский дом.

я чрезмерно нечёрств, бовари,
точно юноша в чувстве нежном.
точно с трещиной гипсовой льды –
я с сердечной прорванной брешью.

я никем неиском, бовари,
точно в датах рождений не числюсь.
точно скрипом охрипшей двери
я скитаюсь по комнатам жизни.

я неузнан никем, бовари,
точно ликом испорчен и глуп.
точно спину сломавший гранит
только боль вьётся вскриком у губ.

я в извечном подпитии, бовари,
точно в жилах огниво забыли,
но глазниц большие огни
пали замертво оттиском были.

я не знаю друзей, бовари,
точно стены – единый мой друг.
точно все мои алтари
захватил бессменный недуг.

я недели без сна, бовари,
точно створок-ресниц застыли врата.
точно виды усопшей зари
к ним ведут от самого дна.

я лишён тебя, бовари,
точно нет тебя боле для дней.
точно сердцем недужный старик
я во взор ожидаю теней.

что же, утро теперь, бовари?
я гляжу в потолок как в бездушье.
ты со мною поговори,
как вода приветствует в лужах,
как вопрошает вьялицей стужа,
как супруга радеет за мужа;
ты со мною поговори,
дай узнать, как рвётся наружу
мышца, вся в сплетении кружев;
только поговори,
моя госпожа бовари, –
без сего
навряд ли мне сдюжить.


Рецензии