***

течь тебе в моих венах вовеки
декабрями гуляний и празднеств,
европейским наследьем, и мраком,
ощутимым с пришествием музык;
быть тебе в моих венах млеким,
отрешённым, могучим бессвязьем,
облачённым в рачительность фрака
и со мною сроднившимся в узах.

вить тебе в моих думах вечно
стылый образ пологого края,
океанских затиший, и свода,
что кукольных туч властелин;
быть тебе в моих думах сердечным,
неподвластным бренному маем,
награждённым дыханьем свободы
и во мне проросшим из глин.

бить тебе грудиные марши
не дошедших с войны служивых,
не вошедших в порты судов,
что легли в бездну мышцы усердной;
стать тебе в речах моих старше
своей ласкою суетливой,
ключницей городов,
нам единством хранящих верность.

жить тебе в нарочных движениях,
в цепенелой судороги скул,
в междометье, мной выброшенном ниц
у обители бесстыдницы-памяти;
быть в безволье моём наставлением,
кое я в жар ладоней замкнул,
и чрез волглые тернии ресниц,
обессмертил в века, на пергаменте.


Рецензии