Шёл декабрь мой шестидесятый

шёл мой декабрь двадцатый.
я валялся в снежных перинах у дома,
где ты службу несла свою.
крыша надо мною висела как кома
над сановитою датой,
и внушала мне грубо, что сплю.

кротки стали слуги ожиданий моих,
под ногами стелили льда нарочно,
чтоб я пал и дремал без заботы.
но вопреки себе, я знал, что суматошно
твои руки коснулись ладоней дверных,
и вот-вот мне откроются их щедроты.

вой черпал моей младости силы.
я вопил от бессрочной смуты,
что будила ты видом своим.
знал ли я, что бессрочье – минута,
когда ты меня торопила
целовать тебя бойче
только взором сырым.

настигали ровно за перекрёстком
твоей шали мои мёрзлые пальцы,
и терзали её, словно зверь свою дичь.
знал ли я, что мы, подобно страдальцам
угодили в объятия к вёснам,
и любить будем так,
как того не постичь.

шёл декабрь мой шестидесятый.
отгремели вьялицы былин,
не оставив меня в послушности.
оставаясь во времени без половин –
что в музейном вакууме сбегите их ароматы,
ведь не дыша прямо в них
вы
себя
задушите.


Рецензии