я в лице подлеца вижу самую важную из святынь

я в лице подлеца вижу самую важную из святынь.
наблюдаю за ним восхищенно, словно он божество.
я стою и ору, словно в пропасть, "из меня себя вынь!"
он действительно будто бог, потому тяжело от него.

в его лике порой наблюдаю жестокого дьявола,
что танцует вокруг неспокойного тела Христа.
я не знаю, ему меня много ли, мало ли,
но толкает безудержно в пропасть меня с моста.

в одно время он бог и царь, а в другое он мефистофель -
то пригреет и приголубит, то отгонит подальше;
то спокойствие обещает, то вещает о катастрофе.
он меняет по сотни масок, в нем много фальши.

я не знаю зачем это все. быть мне с ним или сразу сжечь себя?
быть в руках его просто куклой или же бросить и бечь вперед?
я боюсь его. я бегу вдоль дорог, страхом чуя его и сильнее гребя.
я боюсь его. я боюсь. вдруг он снова меня найдет?

тяжело разобраться в нем. то он нежен, то червств, как камень;
то спокоен, как моря шум, то он груб и решетчат.
я боюсь его. я боюсь, что он снова придет и ранит.
я боюсь. я не знаю, чего от меня он хочет.

боль вообще неотъемлема, тяжесть тоже, но все же не вечна,
и я вроде привыкла к его непонятным затеям.
только странно: он вроде бы любит, но все же калечит,
а я знаю, что не затянет мои раны кровавые время.

вынь себя из меня. ты впускаешь в меня метастазы,
ты стоишь в моем горле совсем обезвожен и дик.
мне приелись давно твои руки, глаза, твои фразы.

вынь себя из меня уже
и уходи.


Рецензии