Прозрачный человек или Месяц Луны гл. 7

                «Говорящая голова»

Она была измучена.
Пыталась отключаться, воспринимать его просто как некий шум, но он дергал ее внимание с периодичностью в 2-3 минуты, спрашивал о какой-то ерунде и она вынуждена была «угукать» и качать головой. Во все остальное время, между этими минутами, он разговаривал сам с собой, он озвучивал все, что приходило ему в голову, комментировал не просто то, что видел, но обсасывал по нескольку раз  одно и тоже впечатление.

- что это там пролетело? Смотри-смотри. Мы здесь уже проходили? Или не проходили? нет проходили. Точно, еще этот знак был. А что это там виднеется? Это  что? Корабль? Это что за корабль? Вон там, точка? Что за дерево? Как ты думаешь, пойдет дождь? Думаешь, что пойдет? Что за погода? Вообще невозможно. Знал бы я… делать нечего. Придется торчать здесь в дождь. Я уже старый, ходить постольку, о-о, смотри-смотри, ха-ха, ну надо же. Как красиво, что за вывеска? Сколько стоит? Сколько-сколько? Уф, жарко… зачем это тебе? Хочешь сказать, что это ты видела и тебе дважды уже повезло? А может, это просто коряга, да это коряга, о! вижу-вижу…или это коряга… нет вижу, смотри-смотри, ты видишь, я вижу, ветер поднялся, идет дождь, ходят кошки, это что? О! смотри-смотри, ты видишь? Я вижу.

Он бормотал бесконечно, такого с ним раньше не было, что-то произошло  , вначале я еще пыталась что-то отвечать, но он не слушал ответы, когда я, еще не понимая, по несколько раз повторяя, пыталась все же донести свою мысль , у него это вызывало агрессию и тогда он пытался найти что-то, что указывало бы мне на мое незнание данного вопроса и его превосходство. Потом я замолчала и только кивала . Я была просто рядом, он был говорящей головой.

 
Вообще-то , это было страшно, человека рядом не было. Я заглянула внутрь пространства возле него… там сталкивались и перемешивались друг с другом некие тонкие нити, их хаотичное движение требовало немедленного выхода во вне, и он послушно раскрывал рот и произносил слова, слова-сущности прорывались в мир и создавали реальность. Что-то мне удавалось нейтрализовать, но их было так много, что мне просто приходилось постоянно отталкивать их от себя и молчать. «Это мое испытание, мое испытание терпением, - твердила я себе,-  и я не реагирую, я сохраню спокойствие».

Он заливался, я кивала головой. Я понимала уже, что происходит. Для него я была статистом его проявленности, а  нужна была тем  существам, которые через его сознание пытались вывести меня,  прорваться в мой мир.
 
_ что же делать? Что там у них? Это все плохо и невозможно. Я больше не могу. Где-где? Я устал. Посидим. Птички летают. Что за птичка? Я говорю: что за птичка? Ты не знаешь, что это за птичка? Какая интересная. Смотри-смотри какая. Что-то надо купить, что будем покупать, я, наверное, куплю (перечисление) или не покупать, а может, взять это? А? как ты думаешь?  Автобус проехал, много автобусов, какой номер?  Это тот же номер или нет?  Ты заметила? Куда он идет? А в прошлый раз? Подержи, дай сюда. Что там виднеется?

Я ничего не могла ему сказать, не могла остановить его, он бы не понял, а ком раздражения и обиды от моих слов, уничтожил бы все мои попытки сражения с невидимым.

«Ладно, делать нечего, пусть это будет одним из составляющих моего нынешнего постижения реальности», - я пригасила этим данную ситуацию. Перестала реагировать личностно, хотя, поток не прекращался. Эта ситуация напомнила мне одного известного человека, он тоже не мог остановиться и строчил , как из пулемета, слова отскакивали и заливали все пространство его нервозностью.

«Понятно (искала я хоть какие-то плюсы) , почему человеку отключили способность читать мысли друг друга, я ведь тоже постоянно о чем-то думаю, и если бы он прочитал, что я сейчас думаю… Что же думает человек? Какие мысли-сущности подходят к нему? Какое пространство-жизнь он формирует вокруг себя? Чем он живет и что он воссоздает в своем воображении под названием «жизнь?"


Город был очень красивый. Это был сказочный город. Город-праздник. Место, где всегда хорошо.
«Я долго, так долго ехала к тебе, любовь моя...прости меня, прости».

 Но город лил дождями. Когда-то я сорвала там аленький цветочек, и не могла вернуться, не могла. Почему? Сама не знаю.

«Так бывает. Прости».
 
Дождь лил. Он заливал все вокруг, но показывал щедро мне все свои красоты, он дарил мне всего себя, там было теперь много цветов, только я уже не срывала ни один из них. «Наверное, опоздала. Наверное, слишком долго собиралась приехать, - думала в смятении. Что же на сердце?» Не могла определить, не хотела, главное, что была, приехала, все остальное потом. «Любовь моя, прости».

- Ты не знаешь, куда я положил? А , вот оно, где спряталось. Интересно, что мне там прислали? На дачу уехал? Что посадил? Слышишь? На даче они. Интересно, что уже посадили. Напишу и узнаю. О! что пишет, слушай. Надо же. Ну и ну. Пойду посмотрю, вода холодная, на столе бумажка, пойти посмотреть, ты слышишь? Я знаю-знаю...

«А может, он мое  состояние смятения  отражает? То состояние, которое не давало мне так долго вернуться к себе ?»

Город был красив и в проливной дождь, и в темноте ранних сумерек и даже тогда, когда низкие тяжелые облака на рассвете плотным покрывалом накрывали тебя с головой. Я смотрела на них в окно, но глаза закрывались от низкого свинцового неба, оно давило тебя своим грозовым видом, не было никакой возможности  остановить сон. Жалко было засыпать, я берегла каждую минуту.

«Отче! Любовь моя! Как же можно создать такую красоту!»


- сколько времени? О, еще так рано, что ты делаешь? Зачем? Не знаешь, что там? где телефон? Батарейка села, надо зарядить, поставил, что там в холодильнике, поесть что ли или не надо или поесть, где вода, поставлю чайник, поставить чайник, спишь ? или нет, надо написать, или потом, наверное, потом…

Дождь… много дождя, видно, было в моей жизни.


Везде было много  кошек и собак. И все они были красивы и породисты. Я никогда не встречала таких добрых и все понимающих умных животных, вот так на улицах, живущих своей отдельной сознательной жизнью. Они были органично вписаны в ландшафт, без них он был бы неполным. Это была какая-то иная реальность, где все взаимодействовали и жили вместе.

Немного удивляли местные жители. Они были суровы и неулыбчивы. Несколько раз приходилось что-то спрашивать. Отвечали путанно, как-то нереально. Выбрасывали руку вперед и задумчиво произносили : «Там». При уточнении – где же? Следовал еще более не определенный жест, рука описывала в воздухе петлю в противоположном первоначальному направлению   и уже чуть раздраженно: «там". Ты  отходил в сторону, на ходу ориентируясь по своим соображениям:  «Место-то сказочное, и ориентиры такие же, и говорю сама с собой»,- смеялась я. Но было не очень смешно. «Может, это вообще не местные жители, разъехались все местные, транзитный город, город минутного счастья, город вечного ожидания любви. Любви постоянного сердца.
Но ведь все равно… что же? они так привыкли к красоте и не замечают ее? Дожди…»

Отдыхающие, в редкие минуты вечернего затишья от ливней, зажигали по полной, они пели под караоке, кто со слухом, кто без, не это было важно, они пели свою радость, свою песню воплощенной любви.
«Интересно, если кто-то приехал ( условно) из какого-нибудь скромного городка, как он потом после этой красоты и этого чуда будет жить? Чем он будет жить?»- пронеслось в голове.
Этот вопрос я произнесла вслух, но мой сопровождающий не услышал его, он не понимал его смысла.
Он по-прежнему разговаривал сам с собой, старательно проговаривая все, что вертелось в его мозгу, в отличие от меня, которая говорила с собой молча.

Мне вспомнился поход в пещеру. Она была огромная, сырая, мрачная. Очень интересно было побывать в ней. Но  внутри нее интерес испарился, что-то присутствовало не очень хорошее, что-то незримое выгоняло быстрее прочь, взаимодействие все же какое-то было, хотя, наверное, все, что надо, давно было скрыто исследователями от глаз путешествующих.
 
«Точно…вот эта пещера, ты жила в большом городе и эти «местные» (или под них)  тоже живут в красоте, но… в пещере своего сознания, из которого не могут выбраться, не могут…
как ходила по кругу переживаний ты, падая в них все дальше и дальше и не было выхода, а был только спуск…»
 
-дорого, как же все дорого, давай откажемся, нет? Не хочешь? Все равно поедешь? Там, знаешь, какие кручи, какая дорога, один раз там был, что молчишь? Как хочешь, ну не знаю, где мой телефон, что там по телевизору…

Он молился неистово, этот гид, перед каждой иконой, он был сердцем в своей молитве. А я смотрела за ним, я наблюдала его все поездку, он знал, он был одним из тех моих сущностей родных, что встретились мне и стали понятны в лице того «бродяги»  на перекрестке. 
Все покупали свечи  в старенькой церквушке, куда он завез нас напоследок экскурсии, он учил доброте, он помогал своему народу, хоть как-то , хоть чем-то и учил ненавязчиво, вскользь учил доброте.
Мы сидели с ним  под 700-летней липой на скамеечке по разные стороны  и ждали других, думая каждый о своем. Я была благодарна ему за этот день, в этот день он сделал так много хорошего для всех и дал мне возможность почувствовать еще раз это счастье знать, что в этом моем воплощении есть мои родные и любимые моего внутреннего мира, только до поры-до времени скрытые друг от друга.   

Все же город простил меня и вернул мне свою любовь. Мое сказочное заколдованное чудовище превратилось в прекрасного принца, чары рассеялись … последний день перед отъездом был солнечным.
И я благодарила и благодарила Провидение за это счастье.

Вечером я долго стояла на берегу, смотрела на меняющийся  каждую минуту закат, навеки запоминая   и не прощалась , унося каждую частицу города в своем сердце и оставляя ему свою любовь и благодарность за все.
Я поняла, почему еще я так долго не приезжала… я бы осталась там навсегда, в этом саду с вечноцветущими розами, но… мне нужен был Кай, а он был в чертогах Снежной Королевы.


Я прилетела в свой  шумный и тоже очень красивый город .
«Здравствуй, любовь моя... моя трудная любовь,  моя верная любовь»…

Мой товарищ как-то резко замолчал и всю дорогу не беспокоил, как будто его уже и не было . И я поблагодарила его мысленно  за новую грань постижения реальности, зеркально отразившего мое состояние  прошлого.
 Мне казалось, что прожила я в том городе не семь дней, а семь лет, не то, что они тянулись, но я жила там каждую минуту, я сохраняла  их очень бережно, я растянула их во времени и в своем духе.
И этим я смогла все же прожить в этом саду вечно цветущих роз несколько счастливых лет.


Рецензии