Финикиянки

ИОКАСТА

Путь прорезающий сквозь толпы звёзд небесных,
на золочёную всходящий колесницу,
взметающий огонь проворными конями,
пресветлый Гелиос, какое горе Фивам
твой луч принёс в тот день, когда из Финикии,
страны береговой, в наш город Кадм явился!
Он взял Гармонию, дитя Киприды, в жёны.
Родился Полидор, а у него, по слухам,
сын Лабдак был рождён, затем родивший Лая.
А я прославлена, как дочерь Менекея,
и мать родимая у нас одна с Креонтом.
Мне имя дал отец. Зовусь я Иокастой.
Лай мужем был моим. Хотя мы жили в браке
немало времени, семья была бездетной.
И к Фебу муж пошёл и умолял оракул
наш брак обогатить детьми мужского пола.
Тот рек: «Правитель Фив, прославленных конями,
не засевай бразду наперекор бессмертным!
Коль сына ты родишь, тебя он уничтожит,
и будет весь твой дом багряной залит кровью».
Но муж, поддавшийся разгульному веселью,
со мною лёг в постель. Когда родился мальчик,
одумался мой муж, и, помня слово божье,
дал сына пастухам, чтоб на равнине Геры,
средь Киферонских скал оставили младенца,
штыри железные вонзив ему в лодыжки,
отсюда эллины зовут его Эдипом.
Дитя табунщики Полибиевы взяли,
в дом царский отнесли и отдали царице.
Она плод мук моих к сосцам своим прижала,
супруга убедив, что родила младенца.
Когда сын возмужал и стал рыжебородым,
то, что-то сам поняв, а, может, и услышав,
отправился искать родителей желанных
в жилище Фебово. Пошёл и Лай, супруг мой,
решившись разузнать о брошенном ребёнке,
живой ли он ещё. Они же повстречались
там, где фокидская расходится дорога.
На сына моего возница Лая крикнул:
«Чужак, посторонись! Тиранам дай проехать!»
А тот с достоинством, безмолвно шёл, и кони
копытами ему лодыжки раскровили.
К чему рассказывать подробности несчастья?
Отца зарезал сын, а колесницу отдал
в подарок отчиму, Полибию. Когда же
душила город Сфинкс, а муж мой был в могиле,
Креонт, мой брат, велел провозгласить повсюду,
что разгадавшему загадку мудрой девы
он в жёны даст меня. И как-то умудрился
Эдип, мой сын, понять, что песня Сфинкса значит,
поэтому он стал царём пределов этих,
и скипетр царский взял, и завладел землёю,
и собственную мать взял в жёны, горемычный,
а мать не ведала, что отдаётся сыну.
Ему я родила двух мальчиков здоровых,
зовут их Этеокл и Полиник отважный,
и девочек: одну отец назвал Исменой,
другую нарекла сама я Антигоной.
Узнав, что с матерью он браком сочетался,
Эдип, отведавший всех мыслимых несчастий,
кровавому подверг свои глаза убийству,
зрачки застёжками изранив золотыми.
Чуть щёки сыновей от пуха потемнели,
отец был заперт прочь, чтоб все его забыли,
хоть это хитростей потребовало многих.
Он во дворце живёт. Судьбой своей измучен,
он предал сыновей гнуснейшему проклятью,
чтоб этот край они мечом делили острым.
А те, напуганы, что небо брань отцову
исполнит, если трон они займут совместно,
решили сделать так: пусть Полиник, брат младший,
уедет из страны, а Этеокл пусть правит
весь год, потом же брат вернётся править на год,
ну и так далее. Но старший брат присвоил
бразды правления, и, трон не уступая,
в изгнанье через год отправил Полиника.
Подался в Аргос тот, с Адрастом породнился,
аргивских воинов привёл под наши стены
и требует, в кольцо взяв город семивратный,
и скипетра отца, и половины царства.
Стремясь унять вражду, я сына убедила
взять перемирие перед началом битвы.
Глашатай говорит, что сын сейчас прибудет.
О Зевс, блистающий в лазурных недрах неба!
Спаси нас, благостный! Дай детям примиренье!
Нельзя ведь, если ты и вправду многоумен,
чтоб вечно мучился один и тот же смертный!



Весь текст читайте на моём сайте Еврипида: http://evripid.com/portfolio/finikiyanki/


Рецензии