Ифигения в Авлиде

АГАМЕМНОН

Три дочери у Леды Фестиевой было:
то Феба и моя супруга Клитемнестра
с Еленой, чьей руки знатнейшие счастливцы
со всей Эллады приходили добиваться.
Ужасною расправой и смертоубийством
грозился каждый, если не возьмёт невесту.
Был Тиндарей-отец в немалом затрудненьи,
не выдавать ли, выдавать ли, как из этих
силков спастись – и озарило вдруг его:
пусть поклянутся, руки правые сомкнув
над жертвою сжигаемой, все женихи
установить взаимный мир и защитить
того из них, кто станет зятем Тиндарея,
на случай, если кто-то уведёт её
из дома и лишит жены законной мужа,
начать войну, оружьем город уничтожить,
живут в нём греки или варвары, неважно.
Когда же клятву принесли (с таким искусством
завлёк их старый Тиндарей своим умом),
он дочери позволил выбрать жениха
по воле сладких дуновений Афродиты.
И довелось – о, если б всё иначе было! –
ей выбрать Менелая. А потом явился
из Фригии судья богинь (как говорят)
в Лакедемон, цветя узорами покровов
и золотом блистая, варварским тщеславьем.
Пылая страстью, он с Еленою влюблённой
умчался к идовым хлевам, а Менелай
в отлучке был. Взбешённый, тот по всей Элладе
трубил о старой клятве, данной Тиндарею,
о том, что требуется помощь оскорблённым.
Тогда, конечно, греки, с копьями в руках,
во всеоружии пришли к порогам узким
Авлиды этой, взяв суда, щиты, а также
коней, и приготовив уйму колесниц.
А я вождём был избран – ради Менелая,
поскольку он мой брат. Ах, если б эта честь
кому-нибудь другому выпала, не мне!
Войска собрав и всё к походу приготовив,
сидели мы в Авлиде без ветров попутных.
Тут Калхас-прорицатель в затрудненьи нашем
изрёк, что нужно Ифигению мою
заклать богине Артемиде, здесь живущей,
что будет плавание и разгром фригийцев
заклавшим, не заклавшим ничего не будет.
Услышав это, приказал я, чтобы громко
Талфибий объявил о роспуске всех войск,
поскольку дочь свою не смог бы умертвить я,
но брат меня склонил умелыми речами
на дело страшное. Я в сложенном письме
велел супруге нашу дочь скорей сюда
отправить, как бы для замужества с Ахиллом.
Его достоинства хваля на все лады,
сказал я, что с ахейцами он плыть не хочет,
пока от нас жены во Фтию не возьмёт.
Супругу силе убеждения подвергнув,
на девушку я обменял фальшивый брак.
А из ахейцев знают, как всё получилось,
лишь Калхас, Одиссей и Менелай. Однако
я зло исправил, написав опять письмо,
его-то я во мраке ночи, как ты видел,
развязывал и запечатывал, старик.
Бери табличку и ступай немедля в Аргос.
А я тебе, что треугольник прячет в складках,
скажу словами – всё, что там я написал:
ты верен и жене, и дому моему.
«Посылаю тебе я письмо
вместо прежнего, Леды дитя...»



Весь текст читайте на моём сайте Еврипида: http://evripid.com/portfolio/ifigeniya-v-avlide/


Рецензии