Вакханки

ДИОНИС

Сын Зевса, я пришёл в фиванскую страну.
Дионис я. Семела – мать моя, дочь Кадма,
ей чрево отворил огонь молниеносный.
Божественный свой облик изменив на смертный,
я прибыл к струям Дирке и волнам Исмена.
Я вижу матери моей, убитой громом,
гробницу, а вблизи дворца обломки дома
ещё дымятся, тлеют Зевсовым огнём:
на мать мою не гаснет гнев богини Геры.
Хвалю я Кадма. В память дочери своей
он эту землю освятил. Её покрыл я
обильем сочных лоз и полновесных гроздьев.
По золоту полей ливийцев и фригийцев,
по обожжённым солнцем плоскогорьям персов,
от стен бактрийских, из страны мидийцев грозной,
из процветающей Аравии пришёл я,
всю Азию пройдя, к солёной бездне моря
склонённую, где вместе варвары и греки
прекраснобашенные полнят города.
Там пляски начал я, установил обряды
и сразу в этот город греческий явился,
чтоб смертные мою божественность познали.
Из греческих земель сначала Фивы я
привёл в экстаз, и женщин их облёк в небриды,
и дал им в руки тирс, обвёрнутый плющом:
ведь сёстры матери – уж эти бы молчали! –
сказали, что Дионис не рождён от Зевса
и что Семелу соблазнил какой-то смертный,
что возведён на Зевса этот грех постельный
обманом Кадма, будто Зевс её убил
за то, что выдуманной связью выхвалялась.
Я жалом бешенства прогнал их из дворца,
лишив рассудка. На горе они живут,
насильно для моих обрядов разодеты.
Весь женский род кадмейцев с ними заодно
повыгонял я из домов, и толпы женщин
сидят, смешавшись с кадмовыми дочерьми,
в тени зелёных елей, на каменьях голых.
Обязан выучить непосвящённый город,
хоть и неволей, вакханалии мои,
а мать мою, Семелу, оправдать я должен,
явившись людям богом, ей рождённым Зевсу!
Кадм ныне одряхлел и передать решился
всю власть Пенфею, сыну дочери своей.
Тот богоборствует со мной – ни возлияний
не совершит мне, ни в молитвах не помянет.
Свою божественность я докажу ему
и всем фиванцам, а затем в другую землю,
дела тут завершив, стопы свои направлю,
являя там себя. Но если град фиванский,
во гневе, взяв мечи, вакханок с гор погонит,
я на него безумных женщин натравлю!
Поэтому я превратился в человека
и преходящее воспринял естество.
Эй вы, покинувшие Тмол, оплот лидийский,
толпой ушедшие из варварских пределов,
чтоб мне содействовать! Вы, спутницы мои!
Тимпаны местные, фригийские подняв –
их Рея-мать изобрела со мною вместе –
Пенфея царские хоромы окружив,
шумите, чтобы вас увидел город кадмов!
А я к вакханкам, в киферонские ущелья,
пойду и хороводы с ними повожу.



Весь текст читайте на моём сайте Еврипида: http://evripid.com/portfolio/vakxanki/


Рецензии