Нафталин

Вечерний звон

Вдоль набережной, выкатив истому,
живут скамейки дружно и светло.
Влюблённые по вечеру густому
ведут велосипеды за седло.

А ты, отзывчивый по телефону -
пролив толчёный в ступе кипяток,
примериваешь сумерек попону
и ловишь стрекозу за хоботок.

Хранят газоны воздух из вискозы,
дневного ветра пыльные мешки,
хрустят стеклом голодные стрекозы,
готовят кофе майские жуки.

Вот на тебя глядит собака праздный,
боится, что носитель языка
опасен. А на деле - не заразный,
одно сомненье, может быть - пока.

И, как сосуды головного мозга,
всё те же кракелюры на холсте -
больные тросы квантового моста
поддерживают братьев во Христе.

Пропала связь, и быть не может горше -
один стоишь на скользком сквозняке,
а мимо люди ходят, словно поршни.
И стрекоза, как лезвие в руке.


Нафталин
1.
До утра в тёплом  шарфике молится моль,
пишет жалобу на передоз нафталина,
отыщи паука и заставить изволь
распустить на балконе свою паутину.

Насекомым противна такая война -
много дыма и химии, глухо, как в танке.
Мой сапёр - пылесосит планету жена,
и пищат, как живые, консервные банки.

2.
Обязательно в облако локтем упрусь,
вот и я на филфаке единственный катет,
это царство склонений и гипотенуз,
лет на двести такой  геометрии хватит,

приглашаю подружек на тангенс пока -
нас с пелёнок учили - сначала налево.
Как посмертные маски, плывут облака,
и пытается стать говорящим полено.

В телевизоре корчится новый концерт -
снова море, и щёлкают клювом бакланы.
Стану жить-поживать, чтоб услышать в конце:
продолжение после короткой рекламы.


240 за кг

"и вспомню я тебя с улыбкой как вспоминаю индюка"
Н. Гумилёв

Когда, с ужимками джедая, ты вхолостую бьёшь винтом,
в толпе людей, что,  выживая, коптят, с надеждой на потом,
не оставляющий заначек, увидишь, как по целине
минтай без головы проскачет на серой в яблоках цене -

сквозь рынок, через пень-колоду, подковой звонкой, сильвупле,
коснётся клавишей штрихкода в увеличительном стекле,
где продавец, клешнёй мотая, бросая гирьки на весы,
во рту сжимает хвост минтая напоминающий усы.

Мне новый ценник рожи корчит, бараний рог гудит с холма.
Всё продолжается, короче, и жизнь и слёзы и халва,
облезлый самолётик в тире. Но вдруг какой-нибудь хитрец
захочет бабу с ромом или убить всех биллов, наконец.


Утиная охота

На фреске осина прозрачная тянет в зенит
предплечье, достойное кисти вечернего Джотто…
Заквакал мобильник - царевна лягушка звонит,
но шкурку спалили, и застило пеплом болото.

А ты очень занят, ты занят мытьём сапога
в молочной реке, ковыряя в заевшем замочке.
Везёт дураку - превратились в кисель берега,
а после кумышки - братание с выпью на кочке.

Последняя радуга в капище точит рога,
навстречу зиме и печёному небу с востока,
что пышет изнанкой малинового пирога,
в тяжёлом пару от прокисшего лунного сока.

На утренней тяге - спокоен, удачлив и добр -
где сучья хрустят, как сургуч на конверте, положим,
камыш заржавевший окинь перископами кобр,
свинцовую дробь на взлетевшую утку помножив.

Фарфоровый воздух расколет китайский  князёк,
индусский Бхайрава, усатый начальник с портрета,
когда в этой сказке тебе, наконец, повезёт,
и битая дичь не останется в облаке где-то.


Бабье лето

Сентябрьский дождь пришёлся ко двору,
где в лужах пузыри от упаковки.
Полковнику не пишет дочка ру,
не шлёт приветы тёща из Каховки.

Глядишь вокруг с улыбкой знатока:
жара, порой, нормальное явление -
стеклянный муравейник кипятка
впивается в зелёные колени -

ну сколько можно пачкаться траве,
где чаща мухомором конопата,
где с кисточками белка в голове
летит в дупло, ручная, как граната.

Скрипя, открылся бархатный сезам -
гребут пловцы с заплывшими глазами
от берега, ударив по газам,
кривляются, как будто их связали.

Задев ногой попутного кита,
на финише подашься в антиподы.
Нить горизонта режет угол рта -
пусть заживает долго, до развода..


Рецензии
Про минтая - очень хорошо : )

Речная Нимфа   29.08.2017 01:30     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.