Обидно, панимаш

Если кто-то пишет об истории города, в котором вырос и живёт поныне, невольно испытываешь доверие к написанному.
А если петербуржец пишет о Петербурге?
А если пишущий – профессор, преподаватель, доктор наук?
Ясное дело – доверие возрастает многократно.
Но, как иногда случается, за внешним антуражем может скрываться всё, что угодно, кроме истины.
Примеры?
Легко!
Но для начала хочу сообщить всем заинтересованным, что дальнейшим текстом я не ставлю цели кого-то обидеть, оскорбить и т.п.
Только факты.
Выводы пусть делают читатели.

Итак, произведение Игоря Денисюка «Болотный Петербург» (http://www.stihi.ru/2016/09/30/2849), которое и цитируется, если не указано иное.

Начинается произведение вот таким образом: «Высокие мосты, набережные, асфальт улиц... но это сейчас. А как было при основании города? Да даже в 1850 - 1900 годах?»©.

Иными словами, Денисюк утверждает, что вплоть до 1850 года в Петербурге ни «высоких» мостов, ни набережных, ни асфальта не было.
Предположу, что под термином «высокий» автор подразумевал такой мост, под которым возможно проплыть.
Для большей интриги исключу деревянные мосты. И вот что получается:
– Обуховский мост уже в 1738 году был  трёхпролётным, каменным;
– каменный Прачечный мост построен в 1769 году в месте впадения в Неву реки Фонтанки;
– знаменитый Аничков мост (тот, который с клодтовскими конями) 1783–1787 годах после реконструкции стал полностью гранитным.
К слову, только в 1840 году в городе возвели двенадцать мостов из чугуна (1).

Отсутствие набережных в городе с таким количеством рек и каналов, как в Петербурге?
Ну-ну…
Вынужден опять перейти к предположениям, что Денисюк имеет в виду исключительно  благоустроенные,  «одетые» в камень и мощёные набережные.
Но как тогда быть, например, с Дворцовой набережной, которая ещё в 1763 году была построена Карлом Росси отнюдь не из глины и дерева? 
А с тем, что в 80-х годах XVIII века облицевали гранитом Английскую набережную?
Или с Университетской набережной,  полностью одетой в камень в 1844 году архитектором Тома де Томоном?
Может, Денисюк сетует на необустроенность набережных малых рек?
Но в 1780-1790 годах построены, например, гранитные набережные Фонтанки и Мойки.
В общем, обалдеть, какая «диковинка для того времени» ©!
Да, прошу не обижаться на напоминание:  XVIII век – это период с 01 января 1701 по 31 декабря 1800 года.

Что остаётся? Отсутствующий асфальт остаётся, да простится мне этот каламбур.
Так, да не так!
Как утверждают историки, первый асфальт на улицах Санкт-Петербурга появился в 1838 году. Им были покрыты Полицейский мост и небольшой участок у Исаакиевского собора. (2)
Возможно,  асфальтирование улиц  в те годы было распространено везде, кроме России?
Вовсе нет!
Вот какой я нашёл любопытный факт:
«…именно в Петербурге впервые в мире появились деревянные мостовые из шестигранных шашек-торцов. В 1820 году ими были выложены участки Большой Морской и Миллионной улиц, а в 1832 году — участок Невского от Адмиралтейства до Фонтанки. В начале 1840-х годов торцовые мостовые появились в Москве, а затем — в Лондоне, Париже и во многих других крупных городах Западной Европы и Америки» (3).
К чему я это? А к тому, что деревянными мостовыми в городах заменяли булыжные, которые были более шумными и чрезвычайно негативно воздействовали на лошадей – основную тягловую силу того времени.

Чем руководствуется автор, трижды исказивший факты всего в двух первых строках своего произведения судить Вам, а я продолжу.

Пассаж о том, что к 1850 году «Петроградская сторона не застроена - очень уж там низко! Массовые постройки только возле Зимнего и на стрелке Васильевского, да и то все на уровне воды» © не выдерживает никакой критики.
Хотел, было, напомнить коренному петербуржцу, то, что  известно любому школьнику: застройка начиналась именно с Петроградской стороны и уже за первый десяток лет серьёзно разрослась в разных направлениях, на километры от  стрелки Василевского острова и Зимнего дворца, а потом подумал: ни к чему это.
Любой желающий прочитает, что тот же Невский проспект уже в 1723 году был не только вымощен камнем, но имел уличное освещение, что он, как и два других луча–першпективы  – нынешние Вознесенский проспект и Гороховая улица – застраивались каменными, отнюдь не доходными (т.е. для сдачи в наем поквартирно) домами,  задолго до 1850 года.
Сочувствую неназванному художнику, на картину которого, написанную  с высоты парящего над городом воздушного шара, Денисюк ссылается.
Укачало «воздухоплавателя», бывает с непривычки, тут не до достоверности.

В общем, куда ни кинь – всюду клин.
«…строили город в болоте, стоя по колено в холодной воде… от холода и сырости они (строители, прим. моё)  болели, мерли тысячами» ©, повторяет  Денисюк расхожую версию о царе-сатрапе, построившем столицу на костях своих подданных.
На самом же деле это миф, придуманный «любителями» России, смертность среди строителей не превышала среднестатистическую и тому есть конкретные доказательства.

А как Вам такой пассаж:
«Перелом наступил с появлением трамвая! Примерно 1905 - 1914 гг. Да, да, грузовой трамвай возил камни и песок десятками тонн, и пошло насыпание набережных и улиц. Город стал подниматься! Потом в дело вступили самосвалы, это уже 50-е годы, тут процесс пошел быстрее и вскоре город приобрел современный вид, поднятый на 2,5 - 3 метра над Невой. Старый город просто засыпали!» ©

И тьфу на того, кто задумается,  что никакого трамвайно-самосвального парка  не хватит, чтобы поднять на 3 метра над Невой хотя бы историческую часть города;
прокладывал ли кто-то рельсы в места «засыпки» или в то время трамваи обходились без них;
что после выемки грунта, нужного для такого поднятия, где-то должна образоваться огромная, глубокая яма, поскольку по закону Ломоносова-Лавуазье если где-то что-то прибавилось, то в другом месте того же на столько же обязательно убавляется;
что исторические здания вряд ли приподнимали одно за другим, чтобы насыпать под ними песочно-гравийную подушку, а попасть внутрь после подсыпки по-прежнему можно не спускаясь под землю;
что городу, поднятому на четыре с половиной метра над Невой (наводнением считается поднятие воды выше 150 см, т.е. город природой уже поднят на эту высоту, плюс 3 дополнительных метра), незачем тратить миллиарды на комплекс защитных сооружений, поскольку самый высокий уровень наводнения за всю историю – 421 см выше ординара;
что, наконец, есть так называемый «исторический слой», как он формируется и как взаимодействует с городской застройкой.

Одно слово – варвары, похоронившие вековую историю под многометровым слоем песка и камней!

Впрочем, есть, есть в городе здание, вход в которое заметно ниже уровня улицы именно из-за искусственной отсыпки! 
Как гласит одна из городских легенд, Александру Данилычу Меншикову  пришлось срочно «прятать»  первый этаж своего дворца, чтобы избежать гнева Петра I, чей дворец оказался ниже.

Ладно, пора заканчивать.
По этой причине оставлю без комментариев источник сомнений Денисюка в дате пуска трамвая («Примерно 1905 - 1914 гг») если точно известно, что конный трамвай пущен в 1860 г., паровой – в 1886, а электрический – в 1907 году.
Не буду советовать ввести в поисковик запрос «виды Петербурга XVIII века», чтобы удостовериться: рисовали художники того времени не только окрестности Зимнего, часто и много рисовали.
Проигнорирую тонкий намёк на то, что очень специфический народ будет добровольно жить и плодиться в совершенно гиблом месте,  увеличившись в численности с 20-30 тысяч до полутора миллионов всего-то за 200 лет.
Не буду загибать пальцы, считая, сколько откровенных  ляпов и сколько неточностей допущено автором, которому в силу профессиональной деятельности должны быть присущи и тщательно выверенные формулировки, и скрупулёзный подход к материалу,  и знание элементарных законов природы.

А вот о причинах возникновения, как бы помягче выразиться, неточностей, подумать следовало бы.
За город обидно, панимаш…
 
_____________________
(1) (2)  http://www.sr-snab.ru/stati/asfalt_v_peterburge
(3) www.tarispb.ru/guide/cnt/kak-mostili-dorogi-v-sankt-peterburge


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.