Сказка 4

моим внучкам Карине и Диане!
Ездить на машине я всегда любил. Езжу много. По любому поводу, а чаще и без повода. Друзья шутят, что если бы мог, то и по малой нужде ездил на авто. Езжу, как ездит большинство любителей. Но, слава Богу, всё обходится. Так что не тужу и продолжаю наматывать километры. Жену на дачу отвезти. Внуков встретить или проводить. На работу, в театр, музей, ресторан. Всегда четыре колеса под боком. Некоторые водители боятся города, некоторые трассы, только не я. И, самое главное, что в радость.
Тот день ничем не отличался от сотен таких же дней. Очередной раз пришлось ехать по вызову жены. Точнее жена позвонила и посетовала, как тяжело неудобно ей ехать на автобусе. Как долго до него идти. И так далее, и тому подобное.
–Сейчас буду.- Привычно ответил я.
Уже через десять минут ехал в сторону дачи. Дорога привычная, сотни раз езженная. Какие здесь могут быть сюрпризы. Каждый бугорок, каждая ямочка знакомы, словно родинки на теле жены. Не ошибёшься. Как выехал за город, так сразу берёзовая роща. А за ней поля от горизонта до горизонта. Затем снова лес. Да не просто лес, красотища. Сердце радуется. А иногда и не только сердце. Вот кустики, как-то раз пришлось притормозить около них. А что поделаешь? Дорога. Всякое бывает. Километр за километром. Мостик, речка. Вот здесь колесо проколол. Да, пришлось повозиться. Помнится, погода тогда была просто мерзопакостная. Ну, да ладно. Давно это было. Вот километровый столб… «Чтой-то сегодня долгонько еду».- Подумалось. Наверно устал. По ощущениям уже пора бы и приехать, а по километровым столбам ещё ого-го сколько! Прибавил газу, и машина побежала веселее. Представилась кружечка  горячего чая, без которой уж точно в обратный путь и не двинусь. А дорога всё бежала и бежала. За окнами мелькали кусты и деревья. Кусты? С удивлением отметил, как только что снова проехал приметный кустик. «Правильно.- С досадой подумал.- Тогда показалось. Значит теперь уже скоро». И опять мелькают знакомые деревья, кочки, ямки, родинки… дорога крутит, убаюкивает. Глаза закрываются. «Нет, только не спать. И с чего это так разморило?» И скорость вроде хорошая, и выспался сегодня. А вот не видно этой дороги ни конца, ни краю.
«Край-то, как раз, виден. А если будешь спать, то и не только увидишь».- Проскочила мысль.
«Ямки, бугорочки, веточки, листочки,  тропочки, болота – весёлая работа».  Да что это со мной. Бред. Неужели настолько сплю. Надо бы остановиться, но ехать-то осталось с гулькин нос. Кустик проехал, место замены колеса тоже. Значит скоро».
Дорога бежит, оставляя позади километры. А впереди вновь кустик. Кустик? Откуда же он опять взялся? Он что, меня преследует? Включаю поворотник и останавливаюсь у обочины. Выхожу и осматриваюсь. Всё на месте, всё в порядке. «Ямки, бугорочки, веточки, листочки,  тропочки, болота – весёлая работа».- Крутится в мозгу скороговоркой.
Потягиваюсь, разминая уставшую спину. Пробую позвонить жене, но как говорится: абонент не абонент. Нет связи. Мёртвая зона.  На дисплее телефона нет даже намёка на связь. Палочки погасли и совсем не собираются показывать наличие сети. Поднял аппарат на вытянутой руке и даже пару раз подпрыгнул, но всё бесполезно. Что поделаешь, подождёт жена. Сел в машину и повернул ключ зажигания. Вместо того, чтобы обрадовать его мерным сытым урчанием двигателя, машина вдруг на весь лес заорала сигнализацией на разные лады.
«Только этого не хватало. И что теперь делать»? Расстроенный, огляделся вокруг, собираясь просить о помощи проезжающих мимо. Но дорога была пустынна до безобразия.
И вдруг мне показалось, что я понял, в чём дело. Даже удивляюсь, как это сразу не сообразил. Ну, конечно же. Моя старая знакомая куролесит. Янина Ивановна, в просторечии баба Яга.  Набираю полные лёгкие воздуха и кричу:
–Янина Ивановна! Янина Ивановна! Да выходите уж!- Оглядываюсь по сторонам, предвкушая радость встречи. Только она могла вот так закрутить и заморочить голову. Подбираю слова, чтобы беззлобно попенять старой знакомой.
Однако в это время из леса, метрах эдак в тридцати от дороги, вышли два довольно странных типа. Да что там типа. Такое впечатление, что два дедка довольно долго блуждали по лесу и случайно набрели на дорогу. Впрочем, «случайно» не скажешь. Они шли прямо к машине и вели оживлённую беседу. Радость ожидания сменилась беспокойством. Уж очень странные дедки. Может бомжи, а может грибники. Из тех, что по целому сезону бродят по лесам, собирая то грибы, то ягоды. «Сейчас ещё попросят, чтобы подвёз.- Подумал и тут же горько усмехнулся.- Подвёз, чтоб её»! Однако мужички уже преодолели большую часть пути, и разговор их стал слышен. Да и беседовали они громко, так что услышать их не составляло труда.
–Шура, ты давай, не теряйся.- Говорил тот, что поменьше с крючковатым носом. Куртка его, издалека казалось, покрытая мохом, вблизи же это была дорогой импортной вещью, на груди которой скромно пристроился маленький конёк формы Nike.
–Та щто ты, куда ш я тяперь потеряюсь.- Отвечал ему второй. Возрастом он ничем не уступал первому, а может быть даже был старше. Но вот одет как-то странно. Расшитая безрукавка, поверх выпушенной рубахи. Странные шаровары и мягкие тапочки, совсем не свойственные для данной местности, о чём-то мне напоминали. Только вот о чём?
–Да что я не помню.- Продолжал первый.- Вечно ты куда-нибудь влипнешь! Это у тебя наследственное!
–Щто верна, то верна.- Огорчённо проговорил Шура.
–А народ у нас такой, что не моргай. Вмиг обманут.- И уже обращаясь ко мне, что привело в немалое удивление, сказал.- Малой, отвезёшь дедушку, куда скажет. И смотри у меня!
–Ты что дед? Во-первых, какой я тебе малой?- Возмутился я, немного обалдевая от такой, чтоб не сказать наглости, скажу от такого амикошонства.- Во-вторых, Вы чего это раскомандовались, и в третьих…
–И, в-четвёртых, и в-пятых. Ты что тут счёт устроил? Видишь ли, деда ему везти не хочется. Что, зря тебя вызвал?
–Как вызвал?- Не понял я.
–Как? Обыкновенно, как всегда. Сначала по телефону, ну а потом…
–И вообще. Вызывал, не вызывал!- Решил не спорить.- Только машина всё равно не заводится.
–Вот и говорю.- Словно и не слышал меня продолжал дед, почёсывая крючковатый нос.- А потом: Ямки, бугорочки, веточки, листочки,  тропочки, болота – весёлая работа. И вот ты здесь.
Я словно лягушку проглотил.
–Так это… Так Ты… Да…
А дед ехидно ухмыльнулся и сказал:
–Давай, садись, заводи.
Сам не веря в то, что делаю, покорно сел за руль и повернул ключ. Машина завелась, что называется, с пол оборота. А дед, уже не обращал на меня никакого внимания. Он усаживал своего знакомца на пассажирское сидение:
–Прощай Шура! Будет оказия, заезжай!
–Да уш хватит с миня оказий.- Говорит второй дедок, смахивая невольную слезу.- Ты Лешик, особо не сершяй. В гости будишь – заходи.
–Давай, давай.- Махнул мне Лешик.
–Ехай.- Поддержал его Шура и машина мягко покинула обочину.
«Что это со мной?- Подумал, выжимая педаль газа.- Словно во сне. Ни слова против не сказал, да ещё непонятно кого в машину посадил. И куда его везти?»
Тем временем пассажир поудобнее устраивался в кресле не обращая на меня никакого внимания. Вытянул усталые ноги и положил на колени руки. Что это были за руки. Руки, не знавшие не то что маникюра, но, похоже, даже ножниц. И пахнет от  него лесным духом. Нет, не как от обычных грибников, ягодников или туристов: топом, лесом, грязной одеждой. От него пахло тёплым мхом, брусникой и свежими листьями. Одно слово, странный дедок.
–Куда путь держим, папаша?- Начал, было я, разговор.
Однако дедок или, как называл его Лешик, Шура совсем не торопился с ответом. Ещё немного поёрзав в кресле, и расправив в очередной раз уже десять раз расправленные одежды, он коротко кинул:
–Ехай.
«Наверное, до станции. Там высажу».- Подумал и успокоился. Однако интерес не пропал, и тогда предпринял вторую попытку:
–Лешик-то кто? Родственник Ваш? Из гостей едете?
–Из гостей. Ае. Лечился. Народным среством. Теперича домой надэ.
–Понятно. А родственник что, лесником работает. Вроде староват.
–Да, да. В лесу тут. Щивёт. Пощему старый? Молодой  ещё.
–Молодой? Вы имели ввиду молодой пенсионер?
–Какой пенсионер. Не. Хто ш пенсия ему платить будет?
–Ну, он же всю жизнь лесником, наверное, работает?
–Всю шизнь, ае, Лешим так и работает. Лет семьсот. Молодой ещё.
Я резко дёрнул руль, и машина выскочила на встречную полосу. Благо, что там никого не было. «Ну, дедок сочиняет.- И вдруг подумал.- А может быть того». Внимательно посмотрел на пассажира. Тот же, наконец, удобно устроившись, беспечно смотрел в окно на мелькающие мимо деревья.
Показалось или на самом деле лес потемнел. Деревья стали выше и к тому же подобрались ближе к обочине. Солнце, светившее совсем недавно, зашло за тучи. Встречных машин до сих пор так и не повстречалось. В другое время порадовался бы, но не сегодня. Птиц не стало слышно, зато громко заухала сова.
–Ну, Вы и скажете. Леший. Это что, так с детства пошло?
–Да, так и пошло. Леший. В лесу шивёт. Ае. Вот и Леший.
–Так вот в чём дело!- Наконец-то до меня дошло.- Так ваш друг самый обыкновенный леший.
–Ае, так и сказал.- Дедок удивлённо посмотрел на меня.- А ты щто не боишься?
–Зачем бояться. Думаю, он хороший Леший. Да и с Яниной Ивановной, скорее всего знаком. А мы с ней тоже давно знакомы.
–С Ягой?- Дедка аж передёрнуло.- Злая старуха. Ощень злая.
–Так с чего же злая. Гостеприимная. Колобками всегда угощает.
–Ае, ощень, ощень злая!- Дедок аж весь закипел.- Шуток совсем не понимает. Злой старуха.
–Ну, не знаю, что вы там не поладили…
–Неполадили. Шуткай, щекотнул бабку пару раз, она мене помелом всю спину…
«Ну и дедок, шустрый.- Усмехнулся я про себя.- Старый, старый, а к бабкам пристаёт. Ну и Шура. Вот тебе и Шура. Дед Шура. Молодец».
–Папаша, а Вы, похоже не местный. И вид у Вас… Одно слово из какого-нибудь древнего рода.- Решил перевести тему.
–Ае, из древнего. Раньше. Ну, это и не вашна.
–А что важно?
–Вашно когда неприятности нащались. До этого всё было хорошо, пока дедушке не предсказали, что его одолеет щеловек. Дедушку звали Полифем. И жил он…
Я огляделся. Дорога шла всё ещё по лесу. Хотя уже должны были давно проехать хоть какие-нибудь посёлки или деревушки. Только деревья всё плотнее и плотнее подпирали друг к дружку. Неприятный холодок пробежал между лопатками. Сколько едем и ни одной души до сих пор не повстречали. Это не то что странно. Это уже караул. Люди добрые – поможите! Одно непонятно, пора паниковать или можно ещё немножко погодить.
–Так Ваш дедушка злобный циклоп Полифем. Это тот, которого… Ой, извините.- Решил я продолжить разговор и получилось не совсем удачно.
Но и дедок уж очень складно врал. Хотя с другой стороны если и врал, то, прежде всего, сам верил в то, что говорил.
–Вот. Наслушаются всякая небылица и давай наговаривать. Ае. Ну не был дедущка общительным, так щто теперь из-за этого глаза, хм… глаз нада выщигать, огнём?
–Насколько я помню, Полифем, ой, извините, Ваш дедушка съел друзей Одиссея.
–Да кто тебе такая глупость сказал? Ну, осерщал немного. Немного вспылил. А кому понравится, когда к тебе в дом забираются непрощенные гости? Хозяйнищают? Запасы уничтощают? Ну, заставил их за овцами убирать. А они прямо огнём и прямо в глаз.
–Так в книжке по-другому…- Попытался я высказать своё мнение.
–А кто книщка писал? Кто для книжка рассказывал? Одиссей? Так он ещё и не такое рассказывал. От щены сбещал. Непонятно где болтался. Тут и не такое соврёшь.
–А Полифем, дедушка Ваш, что он? Ему никто не поверил?
–Сам же говоришь, щитал! И кто мог поверить старому, больщому, слепому, неграмотному пастуху. Зато нам позору на сотни лет. Вот пришлось переесщать. В лес прятаться. Тут недалеко.
–Прямо так и в лесах. Как недалеко?
–Недалеко. Ты ехай, ехай. Мы с Лешим соседи.
От этих слов у меня отлегло. Значит, уже скоро высажу своего пассажира. А то за окном машины становилось не то, чтобы очень… Нет, именно очень жутко.
Лес подобрался к самой дороге и такими темпами грозил вскоре совсем выбраться на асфальт.  Стволы деревьев, покрытые мхом, стояли теперь плотной стеной. Воздух стал густым и, казалось, что едем не по дороге, а бредём в глухой лесной чаще, настолько остры стали запахи. Да и дедок вроде бы спокойный, но странны его речи.
–Мы тут на Волге.
–Как на Волге?- ужаснулся я.
–Ае, рядом.
–Какое рядом? У меня ни бензина, ни времени не хватит.
–А ты за бензин не беспокойся. Ехай.
Датчик уровня топлива показывал полный бак, хоть когда выезжал, было не более половины. Чудеса.
–Так дома будут беспокоиться.- Попытался я возразить.
–Не перещивай. Ехай.
Вдруг перед лобовым стеклом пролетел филин. Сделалось так тоскливо, так грустно. Вспомнился стакан горячего чая, который хотел выпить по приезду. Захотелось остановиться, развернуться. Но, не смотря на такие, вполне разумные порывы, всё равно ехал прямо по дороге, как приклеенный. Вспомнились наши местные и Янина Ивановна, и Емельян с его предпринимательской жилкой. И даже бескорыстный Айзек Борисович. Добрые, заботливые. А вот этот. Дедок Шура. Друг Лешего. Да кто же он такой? Нет, действительно. Он тащит меня в какую-то глушь, не спросив ни имени, ни отчества. И акцент какой-то странный? Пора бы и познакомиться.
–Ладно, договорились.- Говорю я.- Так, значит, лечились у друга своего?
–Да, руки лещил.
–А что так? Случилось, что?
–Говорил же, как с дедом несщастья нащались, так от них никак не избавиться. Сперва пришлось  бросить дом. Уш ощень посмеялся над ним этот проходимец. Так щто мне теперь, вместо того, чтобы заниматься семейным делом, приходится в лесу порядки наводить.
–Так Вы тоже лесник? В вашем-то возрасте.
–Защем лесник? Просто, штобы зря в лес не ходили смотрю. Ае!
–Как смотрите? Пугаете, кричите?...
–Какое крищите? Где деревцем скрипну. Где тропинка закружу. Но больше всего мне нравится играть в щекотку.
–Как в щекотку?- Удивился я. Впрочем, кто мой пассажир уже давненько стал догадываться, но вот как от него избавиться в голову не приходило.
–Так в щекотку. Правда, после недавней шутки пришлось вот пальцы лещить.
–Так зачем так далеко-то от дома?
–Так из-за дедовского невезенья, опять надо мной… Да защем тебе это? Ехай давай. А то и с тобой в щекотку сейчас поиграю.- При этом дедок кинул на меня, мягко говоря, не очень добрый взгляд.
–Да бросьте Вы, какой из Вас щекотун!- Подначил его.- У Вас и самого сердце зайдётся!
–У меня?- Возмутился дед.
–А то у кого?- Я попытался ещё больше подначить.
–Ах, ты!...- Возмущению его не было предела.
–Да, бросьте!- Сказал я и засмеялся во весь голос.
Что здесь с дедком произошло. Руки скрючились, и стали похожи на сучковатые ветки. Кожа покрылась корой и мхом. Даже показалось, что на лбу вырос рог. Он весь скукожился и вдруг запустил ко мне свои корявые пальцы. От щекотки мне стало сразу совсем не до смеха. Действительно стало плохо, аж сердце зашлось. Чувствуя, что потеряю управление машиной, схватился за рычаг коробки передач. Двигатель заглох. И я резко нажал на тормоза. Дедок отлетел и жутко ударился о лобовое стекло. Какое-то время мы сидели молча. Затем, оторвавшись от руля, я спросил деда:
–Ну, что, шутник, живой?
Дед, медленно отлепляясь от  стекла, вползал обратно в сиденье.
–А щто стоим? Ехай!
–Не могу!- Ответил я.- Дошутился. Надо теперь машину смотреть!
–Щто её смотреть? Ехай!- В голосе послышалось нетерпение и злость. Но внешне дедок снова стал похож сам на себя. Хоть я и не стал бы биться о заклад, что его преображение можно отнести на счёт моего разыгравшегося воображения.
–Так машина, не человек. С ней надо бережно обращаться. А здесь, то Леший над ней издевается, то Вы, дедок Шура!- С этими словами, вышел из машины и стал ходить вокруг с озадаченным видом.
Дорога до сих пор оставалась пустынной. Огромные деревья вплотную подпирали асфальт, да так, что дорога местами уже превратилась в однополосную. Высокая трава на обочинах не оставляла возможности проложить в ней тропинку. Вековые дубы, чувствуя себя хозяевами, раскинули свои могучие ветви. Огромные, корабельные сосны, казалось, проткнули небо своими вершинами, вырываясь из непролазного бурелома. Стало так темно, что хоть фонарь зажигай. И всё же, эта остановка была, может быть, единственным шансом избавиться от моего нежданного пассажира. Но что было делать, когда вокруг только непроходимый лес. И, похоже, дедок в этом лесу был полным хозяином. Ни сбежать, ни спрятаться. Вот только… Да, почему не воспользоваться старым проверенным способом. Тем более что мой пассажир сам его напомнил. Ещё раз обойдя машину, и осмотрев, как следует местность, я предложил:
–Ну, что? Поехали.- И, почесав затылок, добавил.- Вы садитесь за руль, а я подтолкну.
–Ае!- Согласился сначала дедок, но затем вдруг до него дошло.- Куда? Руль!
–Ну, да! Не могу же я предложить Вам толкать машину.
Дедок внимательно посмотрел на открытую дверцу, словно приглашающую его сесть на место водителя, затем подозрительно посмотрел на меня.
–Защем за руль?
–Как зачем?- Я попытался сделать настолько простодушное выражение лица, на которое только был способен.- Сам же говоришь «ехай». А чтобы ехать дальше, надо подтолкнуть.
Дедок ещё раз подозрительно посмотрел на меня, на машину. Но затем сказал:
–Сам за руль. Я буду толкать.
–Но как же. Пожилой человек и толкать?- Попытался возразить.
–Садись. Ехать надо.- Проговорил дедок и взялся за багажник.
–Ладно, раз Вы настаиваете!- И, включив заднюю передачу, газанул, крикнув.- Поехали!
Дедок отлетел назад и попал ногой в трещину в асфальте. Быстро переключив передачу и отъехав вперёд, я выглянул в окно.
–Што ты наделал? А ну, вытащи меня скорей!- Возмущался дед.
–Ну, уж нет!- Облегчённо вздохнул я.
–Кто ты? Кто? Назовись!- Заорал дедок.
–Я тот, кто знает, что твоё имя не Шура, а Шурале. Ты хотел провести меня?- Крикнул ему в ответ, включая первую передачу.
–Как зовут тебя?- Выл Шурале, понимая, что снова попал в ловушку. Он уже не был похож на дедка. Его тело снова покрылось корой и мхом. Посередине лба чётко виднелся рог.
–Турсун. Зовут меня, Турсун!- Крикнул и быстро нажал на педаль газа.
Машина рванула вперёд, быстро набирая скорость.
Шурале закричал так громко, что сотрясались ветви деревьев. Поднялся ветер. Птицы слетели с веток деревьев, поднимая ещё больше шума. Затрещали непроходимые завалы бурелома, пробиваемые спасающимся бегством лесным зверьём. Лес ожил и заходил ходуном.
–Духи лесные! Нечисть лесная! Помогите! Отомстите за меня!- взревел Шурале.
–Как, опять тебя обидели?- Послышались голоса сквозь шум ветра. Или может это ветер шумел?
–Отомстите за меня! Убейте обидчика!- Кричал Шурале.
–Как зовут его?
–Турсун! Турсун!
–Так убить его или пусть живёт? Повтори имя!
–Турсун! Турсун!
–Зачем ты нас в пустую беспокоишь? Зачем так шумишь, если и сам не знаешь, что делать?
– Турсун! Турсун! Его зовут Турсун.- Выл Шурале. Но его уже никто не слушал.

Автомобиль весело бежал по дороге. Лес отступил. Ветер стих. Солнце хоть и не светило, но обещало вскоре показаться из-за туч. Снова за окошком побежали знакомые берёзовая роща и поля. И снова приметный кустик. И речка с мостиком. Мои приметные места. Правда теперь на одно приметное место будет больше. Но тем и интересней. Зазвонил мобильный телефон. Жена. Звонит. Сетует, как ей тяжело тащить вещи до автобуса, а затем как долго ехать.
–Встретить?- Спрашиваю, а заодно думаю, что может опять леший шутит.- Я тут песенку выучил. Хочешь спою? «Ямки, бугорочки, веточки, листочки,  тропочки, болота – весёлая работа».
–Ты что там? Совсем от компьютера крышу снесло? Может лучше на автобусе?- Сказала она так, будто это я её долго уговаривал оказать мне честь встретить её.
–Не переживай.- Отвечаю.- Сейчас буду.
Прибавил газу. А в голове всё крутилось: «Ямки, бугорочки, веточки, листочки,  тропочки, болота – весёлая работа».

Турсун - смысл имени переводится как "пусть живёт".


Рецензии
Забавный рассказ! )))
Салават, я по почте получила грамоту финалиста.
Большое спасибо!!!

Алина Весенняя   15.09.2016 12:09     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.