На лице твоем убитом

На лице твоем убитом
проступает, именит,
до поры от света скрытый
всесоюзный инвалид.

Жаль, глаза его запали,
рот открыт, но ни гу-гу,
сам предвидел ты едва ли
столь счастливую судьбу.

После жизни, после жизни
те, кто в бой послал тебя
сядут на гражданской тризне
под немолчный шум дождя.

И когда, припомнив имя,
пьяный ротный засопит,
ты воссядешь между ними,
темным саваном прикрыт.

Был ты длинный, был короткий,
был из плоти и кирзы,
стал ты рябь в стакане водки
после капнувшей слезы.

Тенью, вызванной из праха
среди тех, чья жизнь - беда,
ты возвысился до знака
неизвестного солда

та история случайна,
это всё приснилось мне:
дом пустой и день печальный,
дождь и тень твоя в окне.


Рецензии