Барсик

вчера зашла во двор - и вдруг навалилась тишина
такая тишина, которая всегда предшествует чему-то важному
солнце выпозало из-за краснокирпичной ограды
из закоулков
откуда-то сверху
и поэтому существовало абстрактно, как некий свет
он вспарывал насквозь листву
превращая тускло-изумрудный в кислотно-лимонный
и все светилось изнутри: трава. мелкая поросль трав.
курстарники. разлапистые ветки тополей.
мхи, облепляющие стволы.

но самым удивительным оказалась белая пыль,
поднимающаяся от земли.
это, конечно же, был тополиный пух
или прочий пух от деревьев.

это был снег, падающий вверх;
это был абсолютный снег, теплый снег,
невесомый снег, насквозь пронизанный солнцем.

я стояла как завороженная и смотрела.

а потом сзади послышалось "барсик! барсик! барсик!"
и из подъезда вышел пидор валя по прозвищу Кенгуру.
ему сильно за 50, у него короткие руки, пузико, лысина
и треники, натянутые по самую грудь.
мне рассказали о вале приятели-гомосексуалисты.
этого маленького милого уродика называют "ветеран плешки".
когда кто-то дает ему отсосать, это называется "благотворительность".
валя не знает, что мне это известно
но я определенно симпатична ему.
он кивает мне, слабо улыбается и снова начинает кричать:
"барсик, барсик". в его голосе слышно отчаяние.

его кот-это единственное существо, которое дорого вале.
существо, с которым ему хочется жить в этой огромной пустой квартире.
но барсику не нравится сидеть на руках у гомосексуала.
ему хочется бегать по дворам,
купаться в зелени, насквозь пронизанной солнцем
лакать отравленную ржавую воду
из сточных канав
и бегать за кошками по крыше театра

я часто думаю о том,
что, возможно, все, кого любил валя,
убегали от него точно так же, как этот кот
и в этом писклом, отчаянном "барсик, барсик"
заключено очень много имен

июнь 2009


Рецензии