Только моя Венеция

S.R.





***
Тебе бы – в палящее небо Ниццы,
Изнеженной кожей - к ожогу пляжа
Мельканьем веселым и ярким ситцем
Кружав на уровне эпатажа.

Тебе бы губы – карминно-алым,
Кармэнно-красным – и в темно-синем
Голубь Сан-Марко, профиль la Skala
И днища каналов, покрытые илом

Тебя бы поднять, разбудить спозаранку
Отправить к морю без всяческой волокиты –
Смуглую, своенравную полукровку-итальянку,
Измученную русской осенью и бронхитом



***
Сознательно выше снега
Иначе – никак, и после
Сквозь мост, и минуя берег
Дождями ложились звезды.

И маски в витринах мокли,
И лужа звалась la Pliazza.
Цвета отраженьем в стеклах
Легли на сетчатку глаза.

Ты спишь, испугавшись шторма
Под крышей чужих отелей
В пространстве чужого дома
В холодной пустой постели…


***
Скажешь – «только моя Венеция» -
невидимые критики упрекнут в плагиате.
Но поздно. Самое время раздеться,
отыскав тебя в выбоинах кровати.

И псевдо-креольскую, светящуюся смуглость,
отделив от диагноза «аффективная шизофрения»,
поместить в холеную рамку розового гламура,
восторженно бормоча «viva, diva».

Или – если вернуться в настоящее,
подкрасться к тебе, спящей, перерезать вены.
Под плач всевидящего города счастья,
забальзамированную, внести в золотые стены

в хрустальном коробе, являющимся одновременно
и гробом, и гондолой, и тарелочкой для десерта
Умилительно прошептав «Спи, моя драгоценная»,
Исчезнуть, бесшумно скользнув по лаку паркета

***
Кривлялся паяц. А мимо
проносились лица, люди, маски.
Все это время предпочту не будить тебя,
чтобы не выслушивать очередные отмазки
о вреде курения, венецианской гнили,
дешевых отелях и попсовых видах

Все метафизическое исчезает, как только ты отрываешь рот.
Будешь рыбой.
Отключаюсь от слов.
Улавливаю
повороты головы, псевдо-детскую грацию,
точные движения кончиков пальцев,
С нежностью, мысленно обряжаю тебя
в наряд танцовщицы
в колпак паяца,
в чужое боди,
в простое сари…

И, сильно сутулясь,
старюсь




***
Свесив голову
с одного из кружевных мостов,
пытаешься высмотреть диковинных кальмаров,
а попадаешь только на свое лицо.

Или: будешь в ударе
или в пьяном угаре (что, по сути, эквиваленты)
Станцуешь, завернувшись в покрывало,
немыслимые национальные
так, что заткнутся все неудавшиеся поэты.

Или: вопьешь в меня ненавистный взгляд
каждое обидное рассечет плеткой

Будем в Венеции – покажу тебе «Венеру в мехах».
Забавно, но ты очень похожа на эту толстую тетку


Рецензии