макеты луны

Макеты луны. пАрные дряни,
парнОе мясо.
ты бестелесна во сне. И прекрасна,
как ни крути
прости
когда ты уснула, я делала тебе инъекции сметаны –
слишком бескровной была ты, слишком пьяной
до того, как залезла в постель, блевала
шептала кислые ласковости
и шепеляво отталкивала: пусти, пусти
мягкая голая как пластилин
*
теплая. Один сукин сын
вчера наплел про тебя всякого
уверял, что ты придорожная шлюха,
как Сонечка Мармеладова
только пусть-ка он катится скатертью
к чертовой матери
бормочу себе, поджигая что-то из патоки с ядом
воняющее смертью и ладаном.
Лжет. Ты не плачешь,
а девочка Достоевского – плакала.
*
Знаю, знаю, повествование не окончено
и не будет, покуда
январская оттепель вымывает города белое блюдо
сжижает асфальты кислотными бензинными лужами.
до пропасти - три шага,
все, что не вместе - снаружи,
Вместе с мыслишками-смс-ками-телеграммами
анашой, бабл-гамами,
прилепленными на спинки сидений трамвая.
Летаю.
*
важно просто смотреть
на тебя, спящую.
Смерть никого не обыгрывает,
Пятнашки с ней – пятнышки на коже.
после гаша сидеть на окне – тревожно,
а бродить одной по ночам – никуда не годиться.
напиться еще и винища, свалиться
с четвертого этажа.
лажа.
от моего одиночества до твоего ножа –
лопасти многоэтажек
*
мерзкий снег - дробью.
распорядителей тошнит в небесной канцелярии
кому ты сегодня звонила? лаем
звездного волка голоса тебе отвечают.
кого-то ты трахала полчаса, кого-то - полгода
но всегда приползала ко мне в чертову непогоду
греться по съемным квартирам.
я никогда не спрашивала – откуда тебя выгоняли
где ломали,
что говорили
наливала крепкого с медом чаю
лечила
*
может, кто-то и рискнет все это назвать любовью
то, как я улыбалась, облокачиваясь об изголовье
беспомощные слюньки с твоих пухлявых губ вытирая
и надбровные дуги тонко трогая
(- вставай, соня)
сама для себя придумываю настоящее.
утром ты будешь обещать звонить чаще,
гулко шагать вниз, неуклюжая, неприкаянная
с лицом точно таким же каменным,
как пролеты лестницы
пять, десять…
умыться в руки возьму мыло –
может, и правда повеситься?
*
все это передумано и десятки раз пересказано.
Мыльные пузырьки оргазмов
тыщами
улетели в потолок, минуя крышу,
городской смог,
поднимались выше,
туда, куда еще никто забраться не мог
и возвратились
моросью оттепели
на следующий же вечер этого года.
только постель с тобой спасает
от болезненных реакций на теплую зимнюю погоду.
*
балансирую на тонкой грани между драмой и стебом
рукава свитерочка натягиваю на пальцы
что-то ничего у нас с тобой, мой НЕ ребенок, не получается
маяться без тебя, и с тобой оставаться - маяться
полжизни на глянцевые цветные сны,
в которых мы:
ты, пьяница,
очередная пятница
и вырезанные из картона 
                макеты луны

2004


Рецензии