Я словно в плоти не своей

Я словно в плоти не своей,
Гнетет меня и бум тенденций:
Душа страдает, вместе с ней
Не терпит разум конкуренции
Среди навязчивых идей.
А сердце ждёт аудиенции,
Смирясь с безумностью твоей
Латышско-польской интервенции.
В едва начавшейся войне,
Уже став частью вакханалии,
Я проиграл стократ тебе
Под звонкий шум рукоплесканий
Чего-то чуждого во мне.
Ты - возмутитель колебаний,
А я, идя вразрез волне,
Ищу, как мальчик, оправданий.
Ещё и эго тут орёт:
Я это чуждое в темницу
Вмиг заточу, пусть там сгниёт!
Я не того полёта птица,
Что в каждое зерно клюёт!
Ничто не даст мне усомниться
И мою гордость не заткнёт,
Давно пора с этим смириться!
...Да-да, я сам себе убийца,
Я вечер на рассвете дня,
Своей же крови кровопийца,
Заложник собственного Я,
Мне не по силам измениться,
И чувство стонет втихаря,
Оно как преданый десница
В плену больного короля...
Но нет же смысла в бубнеже
Антагониста, что в фрустрации,
Картина выглядит уже
Лишь тщетным бунтом в оккупации
На безнадёжном кураже.
Мечтая выйти под овации,
Мой узник ждёт, как протеже,
Тебя же, после коронации.
Возможно всё это мне снится,
Возможно мысли невпопад
Твердят под землю провалиться
Чтоб не попасть на твой парад.
А может мне уже смириться?
Ведь только Я не будет рад
Сменить название столицы
Канделинбург на Вакдумград.
Ну что, моя императрица,
С бунтарским нравом плахиша,
Снаружи дерзкая ты львица,
Внутри же хрупкая душа...
Да как тут взять и не влюбиться?!
И вздор сподвигнет не спеша
В твоей улыбке раствориться,
Нещадно всё развороша.
Довольно этих аллегорий,
Мне все причины надоели
Терпеть бессмысленные боли
Тех чувств, что вдруг воспламенели,
На те, что ввёл я мораторий.
Ты, затуманив мои цели,
Заставила примерить роли,
Что все так ждали и хотели.
Я пересобран по крупицам,
Тобой построенный с нуля
Хожу смотрю прохожим в лица
Напоминая дикаря,
Который перешёл границы.
И взгляд цепляют стопоря
Рыжеволосые девицы,
Что так похожи на тебя.
Я пересобран по шаблону,
И если мне ответишь "да",
Я выйду за диапазоны
Комфорта зоны, где тогда
Свои разрушу бастионы.
И совесть глушит от стыда,
Как-будто я приговорённый,
Что ждёт вердикта от суда...
А если "нет", то что потом,
Когда ответом на мольбу,
Сидя с котом перед холстом,
Ты видеть будешь пустоту
Одним смоленским вечерком?
Когда сольётся с явью сон,
И я, пиная на судьбу,
Навек останусь обречен
Смотреть во мглу...


Рецензии