И, примирившись с Богом, он сидел...

И, примирившись с Богом, он сидел
на лоджии с последней сигаретой,
неощутимый перейдя предел
и больше не фиксируясь на этой

печальной жизни, различая те
могучие, осмысленные формы,
что в Первозданной, может, Темноте,
как гул, идущий от ночной платформы,

когда-то плыли – во вселенной той,
еще спеленатой, зажатой, пленной…
Ночной ларек светился золотой
и тоже плыл куда-то во вселенной.

И он сидел, как бы себя забыв
среди пространства, бывшего Вначале:
загустевало Время – как залив
под ледяною крошкою – в молчанье.


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.