Виски со льдом для Ассоль

Когда жизнь переворачивается с ног на голову, пропасть под головой не становится небом. Такие времена... В твоих глазах нет и следа веселья, в них сигналом предупреждения светит обостренная проницательность… Так, поэт?

Когда последний из нас покинет реальный мир, и там уже ничто не скопируется, не вспыхнет ничьими чувствами, ничто не проявится в ощущении… Тогда мы полностью перейдем ... в память нового поколения ...

Так же и мы открывали для себя эту волнующую душу поэму... И с первых же секунд навсегда сделались рабами её неброского очарования. Образ, что  лелеял  капитан Грей, сменился  в нашем сознаии более жизненным портретом: женщина-ребенок, которой он  был одержим, скрылась в тени женщины, которую он  любил.   

Что ж,   сказка  сия -   почти кобра и  флейта заклинателя. А грозная змея , раскачиваясь и танцуя и ни на миг не упускает вас  из виду.

Безумие относительно.
Кто определяет норму?

Что случилось с когда-то прекрасной Ассоль?
Она смотрит на свой умирающий дом.
Она прячет глаза и рассыпала соль,
Опьянев от дешевого виски со льдом.

Это случилось, это факт, но Ассоли всего мира не могут в это поверить. Они привыкли думать о себе, как о личности, но внезапно стали просто статистической величиной. Так из них лепят продолжение сказки, а то и несколько, и совсем не таких, какие им хотелось бы о себе услышать.

Они как бы находятся в нейтральной зоне, где плохое и хорошее взаимно  уничтожается и остается пустота.   В каком-то смысле это гораздо мрачнее, чем любая параноидальная вера. Но она спасает. И с нею Ассоли проходят ничего не   замечая там, где дерутся коты  и  валяются битые бутылки. Этого всего для них словно не существует.
 
Ветер рвет их на части, они не ощущают его.

На заборе на ста языках нацарапано непристойное слово. Они не читают .

Между Алым парусом их ожидания и реальностью столько же сходства, как между бабушкой мессии нашего Моисея и немецким экспрессионизмом....
В том то и парадокс.

И трясётся от смеха её кукловод –
На её простынях отпечатки сапог,
И червиво оскалился сорванный плод,
И глядит на него мой растерянный Бог…

Нашу боль и беду лечит время, но не то, которое приходит, а то, которое минуло... Мы колеблемся между верой в случайность и очевидностью того факта, что все предопределено. Ожидание алого паруса Артура Грея,   капитана  Грея, спустившегося за своей Ассоль в Фейсбук (Твиттер, Одноклассники - нужное подчекрнуть) создаёт впечатление вечности .

Моё слово сочувственно.
Бойтесь моего слова.

У неё на пороге осколки стекла…
И твоя бригантина ложится на дно.
И все знают вокруг, что Ассоль умерла.
И надменно молчит мой двойник ледяной…

Я стою в телефонной будке после конца света. Могу звонить куда хочу и сколько хочу. Неизвестно, выжил ли кто-нибудь ещё кроме меня или мои звонки — просто монологи сумасшедшей.

Алый парус?
У ситуации нет и не может быть окончания.
Добро пожаловать в вечную жизнь, Ассоль.
В вечное ожидание.

И надменно молчит мой двойник ледяной…

На стихи поэта с ником Птицелов Фрагорийский.
http://www.stihi.ru/2012/10/27/7176


Рецензии
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.