Девичья башня в Судаке - Крымская легенда

Я снова отправляюсь в путь,
Чтобы из прошлого вернуть
Легенду - повесть о былом.
Она расскажет нам о том,
Как жили люди в старину
В Сугдее древней. Не одну
Эпоху проводили в лету.
Всё верно, не одну, но эту
В Крыму, в приморском Судаке,
Не стёрло время. В городке
Легенд услышишь ты немало.
Одну из них мне рассказала
Седая башня здесь когда -то
Под песню ветра в час заката.
                - - - - - - -
В объятьях скал на склоне гор
Стоят недвижно до сих пор
Останки крепости, бойницы,
Старинный замок. Часто снится
Ему былая благодать...
Средневековых замков стать
В нём сохранилась. Грозен вид
Осевших, потемневших плит.

В средневековье жили в нём
Послы из Генуи. Окном
Была Сугдея на Восток.
О греках замок помнить мог-
Им всё вокруг принадлежало,
Богатств  хранилось здесь немало.
Вблизи смиренно храм ютился:
Он, словно ангел, затаился

Среди развалин и камней.
А на вершине, где Орфей
Встречает дивные рассветы,
Века стоит, храня секреты,
Седая башня одиноко.
Следы ступеней вверх,высоко
Ведут к завязке мой рассказ -
Пора, мой друг, ждёт башня нас.

Ещё при греках здесь, в горах,
Стояла крепость, а в лучах
На самой маковке вершины
Парила башня. Все низины

Как на ладошке перед ней,
И силуэты кораблей
В безбрежной шири горизонта.
Жила в сей башне дочь архонта:

По всей Тавриде не сыскать
Красавиц девушке подстать.
Жаль, только имя потерялось;
Не мудрено, ведь ей досталась
Судьба избранницы порока -
Бутон не стал цветком. До срока
Загублен был коварством воли
Отца или жестокой доли.

А было так.Цветок приметил
Красавец-юноша. На свете
Едва ли сыщется другой,
Сполна обласканный судьбой,-
Царя Понтийского птенец.
Нет, не наместник, не гонец;
Он полководец Митридата -
За ум и подвиги награда.

Влюблённый Диофант спокоен:
Такой красавицы достоин.
Но тщетно воин добивался
Её руки. Не возвращался
Огонь любви к нему приветом.
Он понял всё, и за советом
К архонту прибыл, и  в отце,
В одном, как водится, лице,

Нашёл советчика и друга.
Узнала вскоре вся округа
О крепком сговоре мужчин.
Увы, без видимых причин
Девица гордо отказала.
Никто не знал: оберегала
Она любовь свою от всех,
Не понимая, разве грех

В том, что не знатен он и беден.
Пастух, но Боже мой, в беседе
Она терялась и краснела -
Любовь в её груди горела...

...Была у девушки подруга,
Раба, ровесница-прислуга.
Она всегда жила  при ней,
Заботой, нежностью своей
Любовь и нежность вызывала,
Но смерть её подстерегала.
Любили девушки вдвоём
Бродить по склонам. Как-то днём


Сошли с тропы. Утёс дремучий
Манил подруг...И с самой кручи,
Неловко оступившись вдруг,
Рабыня сорвалась. Потух
Румянец щёк, слеза скатилась,
Взлетело эхо и разбилось
О скалы чистым хрусталём.
Как принято, её потом

Похоронили под утёсом,
А чтоб дождю и летним росам
Напрасно слёзы не ронять,
В плите нагробной изваять
Решили чашу. Птицы пьют
Из чаши влагу и поют
Ей песни райские. Сюда
Тайком приходит иногда

Её подруга, кормит птиц.
Невольно падают с ресниц
Слезинки горя и печали.
Вот здесь однажды повстречались
Два юных сердца... Как-то раз,
В прощальный предвечерья час,
К могиле девушка спустилась
И несказанно удивилась:

На камне юноша сидел,
Красив лицом и статью смел,
А россыпь пышная кудрей
Искрилась в отблеске лучей.
Девица знатная с допросом,
Ответ сменяется вопросом:
-Откуда родом? Кто такой?
И потеряла вдруг покой,

Не потому что он безроден,
Пастух-знать, ни на что не годен.
Нет, просто он умел смеяться,
И стало девушке казаться,
Что он счастливейший на свете
И для него лишь солнце светит.
Ей с ним так радостно, легко:
Сердца их вместе, высоко

Парят в неведомой истоме,
То с чувством вовсе не знакомым
На миг сливаются вдали,
Там, где целуют корабли
Морской закат или рассвет...
Но очень скоро их секрет
Узнали люди, донесли -
Их счастье видеть не могли.

Архонт разгневан и взбешён:
Вопрос со свадьбой-то решён.
Что ж, дочку он готов простить,
А пастуха велел схватить
И бросить заживо в могилу -
Молва так метко окрестила
Колодец каменный, холодный,
Где узник без воды, голодный

В мученьях страшных умирал.
Но кто-то девушке сказал
О жуткой, варварской расправе.
Любимым жертвовать не в праве
Решила юношу спасти
И принялась тайком плести
Интриги подкупом и лаской -
Покорность стала её маской...

Прошло совсем немного дней -
Пуста могила из камней.
Архонт от ярости и злости
Готов переломать был кости
Любому, кто посмел дерзнуть,
Но прежде вздумал заглянуть
В покои дочери своей,
Поговорить сначала с ней,

И пленника увидел там:
Он был без чувств. Ни стыд, ни срам
Души девичьей не коснулись.
Из сердца гордого рванулись
Огонь любви, решимость, боль...
Отец как будто исподволь
Взглянул на дочь и усмехнулся -
От злости ж чуть не поперхнулся.

Велел врача позвать к больному,
Спасти его. Давно знакомо
Отцов коварство счастья ради -
Прислуга, лекарь не внакладе.
Архонт спешит же выдать дочь,
Но вот пастух...Из сердца прочь!-
Вернее средства быть не может,
А с дочерью чуть-чуть построже.

Как только юноша окреп,
Вот тут и начался вертеп.
Корабль в Милет уже нагружен,
Но в качестве курьера нужен
Надёжный, верный человек.
Быть в Греции ему не век -
Вернётся ровно через год.
На эту должность подойдёт

Пастух... Конечно, он не воин,
Но пусть докажет, что достоин.
А дочке ласково сказал,
Но словно узел завязал:
-Когда вернётся твой батрак,
На мачте будет белый знак,
А не вернётся - так забудь,
Женой другому верной будь...

Мелькают дни - один, другой,
Съедают серою тоской.
На башне дева их проводит,
Лишь иногда к могиле ходит,
Чтоб рассказать своей подруге
О милом, долгожданном друге...
Так год прошёл, росла тревога.
Вот как-то видит: очень много

Людей на пристани, к причалу
Корабль подходит. Замечает,
Что мачта в наготе пуста,
И шепчут бледные уста
Слова прощанья и печали.
Ах, если б только люди знали,
Как больно ей! Но рад отец:
Быть в доме свадьбе наконец.

Зовёт рабынь - наряд готов.
Без песен и без лишних слов
Тунику на неё надели.
С какой же завистью смотрели
На госпожу свою девицы!-
Такое им во сне лишь снится.
На плечи локоны упали,
Ещё мгновенье трепетали,

Пока волненье улеглось:
-Прости, любимый, не сбылось!..
Бледна она, но как прекрасна -
Жених ждёт, видно, не напрасно.
Открыт заветный сундучок-
Сверкнули камни. Холодок
Коснулся сердца, затаился
И сотней острых игл вонзился

В её уже пустую грудь-
Есть жизнь, но душу не вернуть...
Запели арфы, зарыдали.
Из сундучка меж тем достали
С сапфиром синим диадему-
Подарок райского Эдема.
Опалы россыпью искрились,
Как слёзы, что из глаз катились...

Готово! Девушка встаёт
И вверх по лестнице идёт
К зубцам на самую вершину
Любимой башни. Ей кручину
Свою оставит навсегда...
И просит девушка сюда
Звать Диофанта. Скоро он,
Самоуверен и влюблён,

Вбежал и бросился к невесте,
Но вдруг застыл в пылу на месте,
Суровым жестом отстранён.
-Чему ж ты, воин, удивлён?
Меня желал и домогался,
Но так жестоко просчитался;
Ведь знал, что я люблю другого,

Мы скоро встретимся с ним снова -
Пастух погиб или убит.
Пусть твоё сердце так болит,
Как то, что вы с отцом сгубили.
Вы мою участь с ним решили:
Твоей наложницею стать.
Я больше не хочу страдать
И уношу любовь с собой...

Вдруг перед страшной пустотой
На миг всего лишь замерла,
В проём шагнула - ... и ушла...

А башню Девичьей назвали.
Она стоит с тех пор в печали.

* Архонт – высшее должностное лицо в городах Древней Греции.


Рецензии
Валентина,превосходная легенда,
Как и ваша душа.
Несите Свет и радость людям...
С уважением.

Игорь Денисов 3   26.04.2015 10:24     Заявить о нарушении
Спасибо, Игорь!Для меня очень важна оценка читателями "Крымских
легенд".Это бесценное наследие прошлого нашей многонациональной
страны.Рада, что Вы тонко и проникновенно отнеслись к написанному.
Успехов Вам,радости творческих поисков.

Валентина Куплевацкая Добрикова   26.04.2015 16:29   Заявить о нарушении