Треугольник

книга венков

БЕЗ КИСЛОРОДА


*  *  *

Мне мира нет, – и брани не подъемлю,
но матерюсь, как пьяный кочегар,
и этот далеко не Божий дар
я унесу с собой в родную землю.

Свою никчёмность разумом объемлю.
Хотя порой сгораю от стыда,
себя унять не делаю труда,
ничьим увещеваниям не внемлю.

Пускай меня небесный гром убьёт!
Мой надмогильный камень обовьёт
ни плющ, ни хмель – простая повилика.

Не убоюсь взыскующего лика.
Меня Он не осудит. Он поймёт
восторг и страх в груди, пожар и лёд.

10 мая 2010   

*  *  *

Восторг и страх в груди, пожар и лёд
вздымают в небо, в пропасть низвергают,
и холодом космическим пугают,
и жгут дотла. И так за годом год.

Вино, и хлеб, и молоко, и мёд
туманят разум, душу согревают,
питают тело, но не помогают
уйти на волю из мирских тенёт.

Кто мне забросит камень в огород?
Кто проклянёт мой захудалый род
за то, что существую, как умею?

Хвост радужный прилаживаю змею
воздушному. Иду во двор – и вот
заоблачный стремлю в мечтах полёт.

10 мая 2010

*  *  *

Заоблачный стремлю в мечтах полёт,
как будто ратный подвиг совершаю.
Все правила и нормы нарушаю,
презренный рифмобай и стихоплёт.

Жалею тех, кто горькую не пьёт
и не имеет маленьких пороков –
им не присвоят звания пророков.
Их, как и всех других, могила ждёт.

И мне сего конца не избежать,
а потому ни хныкать, ни визжать
не вижу смысла. С радостью приемлю
сто граммов, чтобы подло не дрожать,
и ношу свою честную подъемлю,
и падаю, низверженный, на землю.

10 мая 2010   

*  *  *

И падаю, низверженный, на землю
под неуёмный хохот дураков,
придавленный обломками стихов
и пылью рифм присыпанный. А всем ли
столь славная погибель суждена?
И многих ли под небом привечали
с любовью? И за многими ль в печали
пойдут, рыдая, дети и жена?

И тем, кто не имеет ни гроша,
и тем, кто умножает миллионы,
навек одни написаны законы –
в чертог небесный отлетит душа,
а плоть к червям отправится под землю.

Сжимая мир в объятьях, – сон объемлю.

10 мая 2010   

*  *  *

Сжимая мир в объятьях, – сон объемлю,
а хочется кого-нибудь обнять
поматерьяльней. Не напрасно ем ли
хлеб жизни, без объятий не понять.

Прошёл пешком и Ясельду, и Тремлю,
случалось и на Припяти гулять.
Но стоило ль трепать ступни о землю
лишь только для того, чтобы узнать:
суд часто неподъёмный штраф даёт
любому, кто забрасывает сети?

Порассуждаем об ином предмете:
налаживаю ловлю – не клюёт!

Я у него, наверно, на примете –
мне бог любви коварный плен куёт.

10 мая 2010   

*  *  *

Мне бог любви коварный плен куёт,
ловушки расставляет, строит ковы
и предлагает климат парниковый.
Меня ли на мякине проведёт?

И я, как распоследний идиот,
свободу променяю на подушку?
Вернусь к жене? Забуду про подружку?
Но пасаран! Такое не пройдёт!

Кто только моей кровушки не пьёт!
Не организм – консервы для вампира.
Без напряженья напою полмира,
и не убудет. Знаю наперёд,
что где бы ни была моя квартира –
ни узник я, ни вольный. Жду – убьёт.

11 мая 2010 

*  *  *

Ни узник я, ни вольный. Жду – убьёт.
А кто убьёт? За что убьёт? Не знаю.
Тревогу иллюзорную питаю,
чтоб не зачахнуть. Чёрт не разберёт
моих несоответствий и длиннот.

Сижу на печке, ножками болтаю,
мечту лелею, в облаках витаю.
А жизнь проходит и меня не ждёт.

По целине мне след не проложить.
Я рыжей белкой в колесе кружить
назначен. С огорчением приемлю
такую тривиальную судьбу.

Жду эпилога, закусив губу,
но медлит Он, – и вновь надежде внемлю.

11 мая 2010   

*  *  *

Но медлит Он, – и вновь надежде внемлю.
Чем чёрт не шутит? Вдруг да пронесёт?
Хавронья маху даст. Господь спасёт –
макнёт в навоз и выбросит на землю
свою овцу заблудшую, в гордыне
забывшую, кого и кто пасёт.

Напрасный труд орать ау в пустыне –
там эхо нет, и ветер пыль несёт.

Но я из кожи лезу, не молчу.
И без труда добьюсь, чего хочу,
когда о том доподлинно узнаю.

Вперёд на ощупь руки простираю
и впопыхах незнамо что ищу.
Я зряч – без глаз; без языка – кричу.

11 мая 2010 

*  *  *

Я зряч – без глаз; без языка – кричу.
Мне точку дай – переверну планету.
Я, если пуст карман и денег нету,
без водки пьян, без косяка торчу.

И на чужого дядю не хочу
ишачить ни за деньги, ни задаром.
Мне задницу натёрли скипидаром –
теперь любое дело по плечу.

Могу свершить, что надо и не надо,
была б на то охота и кураж.
К чертям приличья! По боку мандраж!
Реву ревмя, как струи водопада.
А пыл проходит – неудобно аж.
Зову конец – и вновь молю: "Пощада!"

11 мая 2010 

*  *  *

Зову конец – и вновь молю: "Пощада!"
В позорном малодушии своём
всегда один и никогда вдвоём.
Я выбрал путь, иного мне не надо.

Ни друга у меня теперь, ни брата.
Скрывается во тьме конец пути.
Устал бежать. Не стало сил идти.
Погоня сзади. Впереди засада.

Набрёл на берег, следуя лучу
звезды, и вижу, как челнок Харона
сплывает прочь по глади Ахерона.

Харона – на хер! Видеть не хочу!
Постыло всё! За что я дань плачу?!
Кляну себя – и все же дни влачу.
 
11 мая 2010   

*  *  *

Кляну себя – и все же дни влачу
упорно, игнорируя попрёки.
Когда б не знал всей тайной подоплёки,
пошёл бы, слово чести, к толмачу.

Кому поверю – жизнь свою вручу
и в душу пропущу, раскинув руки.
В минуты встречи и в часы разлуки
словесный обруч с лёгкостью верчу.

А много ли от жизни смехачу
положено? И в чём его отрада?
В чём казнь его? И в чём его награда?

Подверженный кнуту или мечу,
смеюсь и о пощаде не кричу.
Мой плач – мой смех. Ни жизни мне не надо...

11 мая 2010   

*  *  *

Мой плач – мой смех. Ни жизни мне не надо,
ни смерти безрассудно не ищу.
Как Йорик над собою хохочу.
Такая, право, Господи, досада!

Прямой потомок выходцев из сада,
тем только и хорош, что не ропщу,
а в остальном – напрасно свод копчу.
Будь я не я – давно убил бы гада!

Случается, на Млечный путь дрочу
(здесь в переносном смысле, не буквально).
Причинным местом груши колочу
и чувствую себя вполне нормально –
ни насморка, чтобы идти к врачу,
ни гибели. Я мук своих – хочу.

11 мая 2010

*  *  *

Не гибели – я мук своих хочу
избыть неотвратимое проклятье.
Разбита обувь, обносилось платье –
я шкурой за грехи свои плачу.

Спасибо за науку палачу.
Он доказал мне, что все люди братья,
но не кнутом – любовью. Слово дать я
о том могу. О прочем промолчу.

Прости дурную выходку, Петрарка!
Тебе давно ни холодно, ни жарко
от наших обстоятельств и страстей.

Я написал (мне большего не надо)
венок сонетов без больших затей –
и вот за пыл сердечный мой награда!

10 мая 2010 

*  *  *

И вот за пыл сердечный мой награда,
мой самый драгоценный гонорар –
мой Ипокрены ключ, мой Божий дар,
моя неизречённая отрада.

Не жажду ни триумфа, ни парада,
не претендую на престол и трон,
не ожидаю пышных похорон
и мавзолея тоже мне не надо.

Хочу прожить остаток дней достойно,
не подличать, не лгать, не лебезить,
читателя талантом поразить
и умереть на родине спокойно.

Ну, а покуда попираю землю,
мне мира нет, – и брани не подъемлю.

11 мая 2010 

Франческо Петрарка. CXXXIV

(перевод Вяч. Иванова)

Мне мира нет, – и брани не подъемлю,
Восторг и страх в груди, пожар и лёд.
Заоблачный стремлю в мечтах полёт –
И падаю, низверженный, на землю.

Сжимая мир в объятьях, – сон объемлю.
Мне бог любви коварный плен куёт:
Ни узник я, ни вольный. Жду – убьёт;
Но медлит он, – и вновь надежде внемлю.

Я зряч – без глаз; без языка – кричу.
Зову конец – и вновь молю: "Пощада!"
Кляну себя – и все же дни влачу.

Мой плач – мой смех. Ни жизни мне не надо,
Ни гибели. Я мук своих – хочу...
И вот за пыл сердечный мой награда!


ТАТЬЯНИН ДЕНЬ


*  *  *

Что я хочу найти в ночном окне?
Идёт гроза, и сполохи мерцают
в полнеба, где меня не порицают
и постоянно помнят обо мне.

А я лежу на атмосферном дне,
не слушаю ни сплетен, ни известий
последних, поражаясь новизне
давно знакомых северных созвездий.

Тревожит душу, сковывает взор
ночной непритязательный узор,
на сферу нанесённый кропотливо.

Глаз не отвесть! Не отвернуть лица!

Не постигаю замысла Творца,
когда смотрю на небо сиротливо.

20 – 21 мая 2010   

*  *  *

Когда смотрю на небо сиротливо,
прикрыв глаза от света фонаря
рукой, напоминаю дикаря
с горящей веткой на краю обрыва.

Созвездьям не придумали имён
пока что. Мир суров и непонятен.
Нет карт. И нет на картах белых пятен.

А я растерян так же, как и он:
сижу, листы тетрадные мараю,
предчувствиям своим не доверяю.
Берёза под окном. Конец весне.

Раз до семи дотошно отмеряю,
лишь после отрезаю. И теряю
себя. Или вселенную во мне.

22 – 23 мая 2010 

*  *  *

Себя? Или вселенную во мне
я погребаю с полным небреженьем,
когда одним решительным движеньем
задёргиваю штору на окне,
открытом в непривычные просторы
и несопоставимые миры,
и отвергаю правила игры,
сакрального значения которой
не понимаю в лености своей?

Закрыв глаза, свищу, как соловей,
гордыней обуян – не горделиво.

Не можно необъятное объять.
Нет сил моих Вселенную понять,
рожденную огнём большого взрыва.

20 – 21 мая 2010   

*  *  *

Рождённую огнём большого взрыва
Вселенную стремительно, легко
раскинуло безмерно далеко –
настолько, что она необозрима.

Я, голову закидывая, вверх
смотрю с улыбкой, думаю: "Потешник
изрядный был небесный пиротехник,
устроивший весь этот фейерверк".

Хочу понять, и большей нет заботы,
кто, подтверждая строгие расчёты,
свой грандиозный опыт завершил
созданием в космическом просторе
единственной планеты, на которой
живу порой на медные гроши.

22 мая 2010   

*  *  *

Живу порой на медные гроши
довольно ограниченных познаний,
но у меня хватает оснований
здесь говорить о кривизне души,
которая, мне кажется, сродни
в какой-то мере кривизне пространства.
Когда душа теряет постоянство,
и совести тревожные огни
нисколько не мешают спать ночами,
тогда ни поп не вылечит, ни врач,
и ты узнаешь многие печали,
сам для себя конвойный и палач,
и узник добровольный (глаз не прячь!),
всегда готовый к выходу с вещами.

21 мая 2010    

*  *  *

Всегда готовый к выходу с вещами,
я жду командировки в лучший мир.
В планету тело, а душа в эфир
переместятся, как и обещали.

Каких напастей мне ни предвещали?!
Всех пальцев не хватает перечесть.
Добро! Была предложена бы честь!
Не вижу оснований для печали.

Художника несложно обругать
и оболгать. Но я не отощаю
от этого – уж некуда тощать,
а заварю покрепче чашку чаю
и никому не стану объяснять,
какие бесконечности вмещаю.

21 – 22 мая 2010   

*  *  *

Какие бесконечности вмещаю,
каких востоков новую зарю,
когда бездумно пошлости вещаю
и глупости серьёзно говорю?

Словами расточительно сорю,
акценты как ни попадя смещаю,
и краски злонамеренно сгущаю,
и от стыда, бесстыжий, не горю.

Я понимаю, всё не так уж плохо.
Какие мы, такая и эпоха,
такие у эпохи миражи.

Чтоб максимально упростить задачу,
цинично зубоскалю, слёзы прячу
в матрёшке неприкаянной души.

19 мая 2010   

*  *  *

В матрёшке неприкаянной души,
не попросив постоя, гнёзда свили,
и водят хороводы, и кадрили
танцуют лиходеи, торгаши.

Смущают: "Не раздумывай, греши.
Никто твоих пороков не осудит.
Им дела нет. Они живые люди,
И в этом смысле тоже хороши".

А я гоню сомнения взашей,
не допускаю лести до ушей,
выслушиваю сплетни с подозреньем.

В обнимку с музой коротаю дни,
венок сонетов заплетаю и
невзгоды принимаю со смиреньем.

19 – 22 мая 2010 

*  *  *

Невзгоды принимаю со смиреньем,
как берег – разрушающий прибой.
Смирился со здоровой худобой,
морщинами на лбу и слабым зреньем.

С годами не веду неравный бой
и объясняю это не презреньем
к старенью организма, не прозреньем,
а просто быть хочу самим собой.

Когда сигнальщик протрубит отбой,
и суета сует с переселеньем
души за купол неба голубой
закончится, мы встретимся с Тобой,
и Ты ответишь на вопрос больной:
"Вы незнакомы с пятым измереньем?"

21 мая 2010   

*  *  *

"Вы незнакомы с пятым измереньем? –
спросила, повстречавшись на пути. –
Не знаете, куда и с кем идти,
и трудно поддаётесь увереньям?
Какой Вы глупый, Господи, прости!"

И дабы не сгубити душу живу,
взяла за руку, подвела к обрыву,
толкнула и промолвила: "Лети!"

И полетел в неведомые бездны,
чужой себе, а прочим бесполезный.

По жизни проходящий сквозняком,
случайный на планете и мгновенный,
со многими загадками Вселенной
я тоже, к сожаленью, незнаком.

19 – 20 мая 2010   

*  *  *

Я тоже, к сожаленью, незнаком
с теорией, предложенной Эйнштейном,
но всуе в заведении питейном
могу поговорить о том, о сём.

Как часто между водкой и пивком
в пылу неутихающего спора
или для поддержанья разговора
мы ересь несусветную несём!

И, зная понемногу обо всём,
я не боюсь ударить в грязь лицом
и не стесняюсь быть мишенью в тире,
простреленной остротами глупцом.

А жизнь летит под гору колесом,
как бал весенний в проклятой квартире.

19 – 21 мая 2010      

*  *  *

Как бал весенний в проклятой квартире
вращает венский вальс! И полонез
Огинского под куполом небес
печалится о родине и мире.

Под занавес ко мне явился бес
в ребро, и тень бросает на седины.
Ату его! Я ни на миг единый
не потеряю к жизни интерес.

Все эти ведьмы, черти, упыри,
с каких позиций их ни рассмотри,
понятны, словно дважды два четыре.

Как верно то, что Иисус воскрес,
чем сдвинул исторический прогресс,
так макромир возможен в микромире.

21 – 22 мая 2010

*  *  *

Так макромир возможен в микромире,
как множество немыслимых вещей,
казалось, невозможных вообще,
имеет место и проходит мимо.

Создание вселенных – волшебство
и таинство. О том решил Создатель,
и праздный посторонний наблюдатель
не видит муки творчества Его.

За мудрыми сказать не премину:
материя уходит в глубину,
и глубине есть имя – бесконечность.

Кто с Библией и Космосом знаком,
признается: непостижима вечность
и прячется от мысли под замком.

22 – 23 мая 2010   

*  *  *

И прячется от мысли под замком,
и разуму не отпирает двери,
но держится на знании и вере,
как на китах, души последний дом.

Мы иногда решаем с кондачка,
не опасаясь угодить в ловушку.
Так несмышлёныш разобрать игрушку
пытается посредством молотка.

Еретиков сжигали на огне.
Почто пытали истину оне,
не испросив у церкви позволенья?

Рожна какого не хватает мне?
Зачем дышу неровно от волненья?
Что я хочу найти в ночном окне?

22 мая 2010   

*  *  *

Что я хочу найти в ночном окне,
когда смотрю на небо сиротливо?
Себя? Или вселенную во мне,
рождённую огнём большого взрыва?

Живу порой на медные гроши,
всегда готовый к выходу с вещами.
Какие бесконечности вмещаю
в матрёшке неприкаянной души?

Невзгоды принимаю со смиреньем.
Вы незнакомы с пятым измереньем?
Я тоже, к сожаленью, незнаком.

Как бал весенний в проклятой квартире,
так макромир возможен в микромире,
и прячется от мысли под замком.

16 мая 2010    


КВАДРАТ ГИПОТЕНУЗЫ


*  *  *

Возьму да сочиню сонет,
не помышляя о награде,
не пользы для – забавы ради
созвучий наберу букет.

Ни бриллиантов, ни конфет
вам не заменит мой подарок,
но, незатейлив и неярок,
он простоит немало лет.

Зачем бы мне мозги лечить
тому, кто в силах различить
слова морфины и морфемы?

А за четыре золотых
кому он нужен, этот стих,
ущербный без высокой темы?

28 мая 2010      

*  *  *

Ущербный без высокой темы,
сонет мой груб и непригож,
и одинаково не вхож
в салон и в логово богемы.

На херувима непохож,
он Алигьери и Шекспира
не воскресит, как и рапиры
вам не напомнит финский нож.

Но проявления экземы,
неврастеническую дрожь
происхождением своим
способен вызвать у вельмож,
и без меня непредставим,
как Пифагор без теоремы.

29 мая – 2 июня 2010    

*  *  *

Как Пифагор без теоремы
или закона – Архимед,
так флот античный без триремы
и без Улановой балет.

Как нет султана без гарема
и без фанданго кастаньет,
так при отсутствии проблемы
решения проблемы нет.

Как не живёт поэт без музы
(поэт без музы не поэт!),
так невозможны: санный след
в песках, горгоны без Медузы
и катет без гипотенузы
или корнет без эполет.

29 – 30 мая 2010   

*  *  *

Или корнет без эполет
из песни. Или же поручик
из анекдота. Этих штучек
наслушался за много лет.

И всё бы ладно, кабы так –
без вдохновенья и сюрприза,
когда бездарная реприза
эстрадой делает спектакль.

Прошу внимания! Момент!
А что поделать, если я
предпочитаю багатели,
ловлю за Летой соловья
и собираю асфодели?
Пардон, а почему бы нет?

30 мая 2010   

*  *  *

Пардон, а почему бы нет?
С друзьями выпить рюмку водки,
кусочек хлеба и селёдки
(от Мышлаевского привет
всем гастрономам и гурманам!)
с достоинством отправить в рот.
Не бросить камень в огород
соседу. И не жить обманом.
И нить, как лилии, не прясть.
И не убить. И не украсть.

Зачем явились на земле мы?
Чей был каприз? И чей заказ
был принят? Потому у нас
какие могут быть проблемы?!

30 мая 2010   

*  *  *

Какие могут быть проблемы
у них, у вас и у меня?
Во тьме ночной, при свете дня
неразрешимые дилеммы
из ряда быть или не быть
встают во фрунт, гарцуют стройно,
гнетут и не дают спокойно
до часа смертного дожить
(нельзя представить без него
бытописанья своего,
как неба звёздного без Геммы).

С годами стало легче петь,
но всё же, Господи, ответь:
в координатной сетке где мы?

30 мая 2010    

*  *  *

В координатной сетке, где мы
застряли прочно, как в норе
барсучьей такса, где в игре
ход выигрышный проглядели,
и оказались не при деле –
ни фирмачи, ни торгаши –
сиди в углу, сонет пиши
бесцельный о душе и теле:

"Хвала тому, кто мне взаймы
даёт, вернуть и не надеясь!
Спасибо, заповедей десять,
вы доведёте до сумы!
Благодарю, что столько лет
мой наблюдаем силуэт!"

31 мая – 2 июня 2010   

*  *  *

Мой наблюдаем силуэт
на фоне пасмурного неба.
Я не кокетничаю. Мне бы
венок закончить (силы нет
нектаром рифмочек питать,
хитоны приводить в порядок,
безумство локонов и прядок
в косички туго заплетать)
и, зная меру, удалиться,
всегда имея под рукой
перо, на отдых (а покой
нам, как известно, только снится),
чтоб о себе оставить след –
и пусть я вовсе не поэт.

31 мая – 2 июня 2010   

*  *  *

И пусть я вовсе не поэт,
а неприметный стихотворец,
на лоне городских околиц
мой расположен кабинет.

На первый, ненаучный взгляд
я не сложнее водорода
и повернулся на закат,
при этом не замедлил хода.

Во многом, безусловно, прав,
несдержан и охоч до спора,
как магматический расплав,
вздымающий вулканом гору,
нарочно отхожу от темы,
коль неспособен для поэмы.

29 мая – 2 июня 2010   

*  *  *

Коль неспособен для поэмы
найти в достатке нужных слов
и наплести морских узлов –
тогда не торопись в Моэмы.

Конечно, в Моэмы! Но мне
сегодня не до ударений.
Он был прозаиком и не
писал стихов. Довольно прений!

Разумный выслушай совет
от геологии расстриги:
из пальца высоси сюжет,
залезь в Инет, засядь за книги,
чтобы для каверзной интриги
достойный подыскать предмет.

30 мая 2010

*  *  *

Достойный подыскать предмет
непросто – можно разминуться
в пути или же обмануться
в хитросплетении примет.

Какая разница – папирус,
бумагу ли марать? О чём
поведать городу и миру?
Вопрос дамокловым мечом
висит и требует ответа.

Прошла весна. Пройдёт и лето.
А где же правильный ответ?
Ответа нет. Возможен этот:
"Виват, пейзажи и портреты!
Изображения, привет!"

30 мая 2010    

*  *  *

Изображения, привет!
Я проигравшийся наследник –
мне ваши помыслы и бредни
как откровения завет.

Рассыпавшийся в пух и прах
в давно заброшенной передней
тысячелетний патриарх
ворчит: "Я первый и последний".

Круша узилища систем,
мы сами укрепляем тем
их основания и стены.

Но алгоритму вопреки,
взломав запоры и замки,
я выпадаю из системы.

31 мая – 2 июня 2010    

*  *  *

Я выпадаю из системы
евклидовых координат
и оставляю эту сцену.

Свой добровольный каземат,
и тридевятую планету –
набитый зёрнами гранат –
забуду, одиссею эту
предпринимая наугад.

Из ночи в день, из тьмы на свет
влечёт по замкнутому кругу
непостижимый менуэт
тебя, геолог и поэт.

Холодный и врагу, и другу,
пойду, приму парад планет.

29 мая 2010

*  *  *

Пойду, приму парад планет.
А чем прикажете заняться,
чтоб на бобах не оказаться,
художнику во цвете лет?

Кто посоветует? Не вы ли,
которые заполонили
библиотеки и эфир?

Куда стремится дольний мир?

Слезливые ретроспективы,
в крови по пояс детективы
и фэнтези тяжёлый бред
зомбируют. Снята блокада!
И поделом! Так нам и надо!

Возьму да сочиню сонет?..

30 мая 2010   

*  *  *

Возьму да сочиню сонет,
ущербный без высокой темы,
как Пифагор без теоремы
или корнет без эполет.
Пардон, а почему бы нет?
Какие могут быть проблемы
в координатной сетке, где мы
мой наблюдаем силуэт?
И пусть я вовсе не поэт,
коль неспособен для поэмы
достойный подыскать предмет
изображения. Привет!
Я выпадаю из системы –
пойду, приму парад планет.

4 – 11 июля 2004

CODA

Меж нитей жизни челноком сную,
всем параллельный, Господу нормальный.
Собачьей розы куст провинциальный,
настанет миг, собою обовью.

Вам приоткрою истину свою,
какой бы ни была она опальной:
я мирозданья слепок моментальный,
я эхо горнее – что слышу, то пою.

Мы все такие, и на том стою.
Сонеты вольно по себе крою.
Скажу, самолюбивый и нахальный,
что подвигом добытые в раю,
несовершенны и неидеальны,
они укроют голову мою.

6 июня 2010 


Рецензии
"И вот за пыл сердечный мой награда" - это закладка :)

...заметок много делал, потом перестал, мешает, но тут нужно по трезвой по-честному аллилуйя петь, но беда, потом и поклон не выкажу, хорошо всё, и ладно...

Было вроде того:
Под каждым сонетом хотелось оставить слова и восхищения и более значимых заметок, но увы: скромно кланяюсь, мня себя вечностью :)
---
Там где сонет: «Кляну себя – и все же дни влачу…» – может, многоточие после: «Ни жизни мне не надо»?
---
Дочитаю обязательно, многим не могу, но шлю рекомендацию: набраться времени для поэзии :)

Гор Ангор   31.05.2015 02:24     Заявить о нарушении
Согласен, Саша - многоточие: предложение не закончено...
Спасибо.

Олег Тупицкий   31.05.2015 09:36   Заявить о нарушении
Олег, прости меня дурака, я не дочитал вчера, но столько вкусного для души и ума... не сказать - обидеть себя и автора, сказать - понимаешь, что всё наружу... а слов-то: офигеть, как хорошо... слава богу, ты понимаешь, и что помалкиваю прощаешь... :) ладно... чту... и читаю :)

Гор Ангор   31.05.2015 11:09   Заявить о нарушении
Саша, я и сам, как ты заметил, на похвалу коноязычен - что воздух по-пустому сотрясать. Я так понимаю: если человек тебя читает - ты ему интересен, если ты его читаешь - он тебе интересен. Вот если торкнет не по-детски - тогда можно и охнуть:) Так это ж надо перманентным гением быть! А мы с тобой гении спорадические:) Игори-Северянины, етить-колотить:)

Олег Тупицкий   31.05.2015 11:55   Заявить о нарушении
Писал много (почти рифмами писал), а толку-то) Твоё, льстя себе, умножаю на 100, а моё и умножением и степенью не осилить... уверен, даже завидовать дальше не буду - плакать и восхищаться лишь... буду читать, как говорю, и чтить... а говорю не часто :) ... я почти клавы не вижу, хорошо, комп помогает, но -- что на уме, то и сказал :)

Гор Ангор   31.05.2015 12:20   Заявить о нарушении
Мы етить не Северянины, прости, ты за слово отвечаешь, знаю, докажу, я - за базар отвечу по каждой букве... извини, не осознал сразу... а... :)

Гор Ангор   31.05.2015 12:24   Заявить о нарушении
"пойду, приму парад планет" :) как же хорошо однако! это не лесть, ты знаешь :)

Гор Ангор   02.06.2015 13:05   Заявить о нарушении
По нашей жизни только и принимать - то на грудь, то парад планет:)

Олег Тупицкий   02.06.2015 20:22   Заявить о нарушении
...рядом... извини :)

Гор Ангор   02.06.2015 21:10   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.