Татьянин день

венок сонетов

*  *  *

Что я хочу найти в ночном окне?
Идёт гроза, и сполохи мерцают
в полнеба, где меня не порицают
и постоянно помнят обо мне.

А я лежу на атмосферном дне,
не слушаю ни сплетен, ни известий
последних, поражаясь новизне
давно знакомых северных созвездий.

Тревожит душу, сковывает взор
ночной непритязательный узор,
на сферу нанесённый кропотливо.

Глаз не отвесть! Не отвернуть лица!

Не постигаю замысла Творца,
когда смотрю на небо сиротливо.

20 – 21 мая 2010   

*  *  *

Когда смотрю на небо сиротливо,
прикрыв глаза от света фонаря
рукой, напоминаю дикаря
с горящей веткой на краю обрыва.

Созвездьям не придумали имён
пока что. Мир суров и непонятен.
Нет карт. И нет на картах белых пятен.

А я растерян так же, как и он:
сижу, листы тетрадные мараю,
предчувствиям своим не доверяю.
Берёза под окном. Конец весне.

Раз до семи дотошно отмеряю,
лишь после отрезаю. И теряю
себя. Или вселенную во мне.

22 – 23 мая 2010 

*  *  *

Себя? Или вселенную во мне
я погребаю с полным небреженьем,
когда одним решительным движеньем
задёргиваю штору на окне,
открытом в непривычные просторы
и несопоставимые миры,
и отвергаю правила игры,
сакрального значения которой
не понимаю в лености своей?

Закрыв глаза, свищу, как соловей,
гордыней обуян – не горделиво.

Не можно необъятное объять.
Нет сил моих Вселенную понять,
рожденную огнём большого взрыва.

20 – 21 мая 2010   

*  *  *

Рождённую огнём большого взрыва
Вселенную стремительно, легко
раскинуло безмерно далеко –
настолько, что она необозрима.

Я, голову закидывая, вверх
смотрю с улыбкой, думаю: "Потешник
изрядный был небесный пиротехник,
устроивший весь этот фейерверк".

Хочу понять, и большей нет заботы,
кто, подтверждая строгие расчёты,
свой грандиозный опыт завершил
созданием в космическом просторе
единственной планеты, на которой
живу порой на медные гроши.

22 мая 2010   

*  *  *

Живу порой на медные гроши
довольно ограниченных познаний,
но у меня хватает оснований
здесь говорить о кривизне души,
которая, мне кажется, сродни
в какой-то мере кривизне пространства.
Когда душа теряет постоянство,
и совести тревожные огни
нисколько не мешают спать ночами,
тогда ни поп не вылечит, ни врач,
и ты узнаешь многие печали,
сам для себя конвойный и палач,
и узник добровольный (глаз не прячь!),
всегда готовый к выходу с вещами.

21 мая 2010    

*  *  *

Всегда готовый к выходу с вещами,
я жду командировки в лучший мир.
В планету тело, а душа в эфир
переместятся, как и обещали.

Каких напастей мне ни предвещали?!
Всех пальцев не хватает перечесть.
Добро! Была предложена бы честь!
Не вижу оснований для печали.

Художника несложно обругать
и оболгать. Но я не отощаю
от этого – уж некуда тощать,
а заварю покрепче чашку чаю
и никому не стану объяснять,
какие бесконечности вмещаю.

21 – 22 мая 2010   

*  *  *

Какие бесконечности вмещаю,
каких востоков новую зарю,
когда бездумно пошлости вещаю
и глупости серьёзно говорю?

Словами расточительно сорю,
акценты как ни попадя смещаю,
и краски злонамеренно сгущаю,
и от стыда, бесстыжий, не горю.

Я понимаю, всё не так уж плохо.
Какие мы, такая и эпоха,
такие у эпохи миражи.

Чтоб максимально упростить задачу,
цинично зубоскалю, слёзы прячу
в матрёшке неприкаянной души.

19 мая 2010   

*  *  *

В матрёшке неприкаянной души,
не попросив постоя, гнёзда свили,
и водят хороводы, и кадрили
танцуют лиходеи, торгаши.

Смущают: "Не раздумывай, греши.
Никто твоих пороков не осудит.
Им дела нет. Они живые люди,
И в этом смысле тоже хороши".

А я гоню сомнения взашей,
не допускаю лести до ушей,
выслушиваю сплетни с подозреньем.

В обнимку с музой коротаю дни,
венок сонетов заплетаю и
невзгоды принимаю со смиреньем.

19 – 22 мая 2010 

*  *  *

Невзгоды принимаю со смиреньем,
как берег - разрушающий прибой.
Смирился со здоровой худобой,
морщинами на лбу и слабым зреньем.

С годами не веду неравный бой
и объясняю это не презреньем
к старенью организма, не прозреньем,
а просто быть хочу самим собой.

Когда сигнальщик протрубит отбой,
и суета сует с переселеньем
души за купол неба голубой
закончится, мы встретимся с Тобой,
и Ты ответишь на вопрос больной:
"Вы незнакомы с пятым измереньем?"

21 мая 2010   

*  *  *

"Вы незнакомы с пятым измереньем? –
спросила, повстречавшись на пути. –
Не знаете, куда и с кем идти,
и трудно поддаётесь увереньям?
Какой Вы глупый, Господи, прости!"

И дабы не сгубити душу живу,
взяла за руку, подвела к обрыву,
толкнула и промолвила: "Лети!"

И полетел в неведомые бездны,
чужой себе, а прочим бесполезный.

По жизни проходящий сквозняком,
случайный на планете и мгновенный,
со многими загадками Вселенной
я тоже, к сожаленью, незнаком.

19 – 20 мая 2010   

*  *  *

Я тоже, к сожаленью, незнаком
с теорией, предложенной Эйнштейном,
но всуе в заведении питейном
могу поговорить о том, о сём.

Как часто между водкой и пивком
в пылу неутихающего спора
или для поддержанья разговора
мы ересь несусветную несём!

И, зная понемногу обо всём,
я не боюсь ударить в грязь лицом
и не стесняюсь быть мишенью в тире,
простреленной остротами глупцом.

А жизнь летит под гору колесом,
как бал весенний в проклятой квартире.

19 – 21 мая 2010      

*  *  *

Как бал весенний в проклятой квартире
вращает венский вальс! И полонез
Огинского под куполом небес
печалится о родине и мире.

Под занавес ко мне явился бес
в ребро, и тень бросает на седины.
Ату его! Я ни на миг единый
не потеряю к жизни интерес.

Все эти ведьмы, черти, упыри,
с каких позиций их ни рассмотри,
понятны, словно дважды два четыре.

Как верно то, что Иисус воскрес,
чем сдвинул исторический прогресс,
так макромир возможен в микромире.

21 – 22 мая 2010

*  *  *

Так макромир возможен в микромире,
как множество немыслимых вещей,
казалось, невозможных вообще,
имеет место и проходит мимо.

Создание вселенных – волшебство
и таинство. О том решил Создатель,
и праздный посторонний наблюдатель
не видит муки творчества Его.

За мудрыми сказать не премину:
материя уходит в глубину,
и глубине есть имя – бесконечность.

Кто с Библией и Космосом знаком,
признается: непостижима вечность
и прячется от мысли под замком.

22 – 23 мая 2010   

*  *  *

И прячется от мысли под замком,
и разуму не отпирает двери,
но держится на знании и вере,
как на китах, души последний дом.

Мы иногда решаем с кондачка,
не опасаясь угодить в ловушку.
Так несмышлёныш разобрать игрушку
пытается посредством молотка.

Еретиков сжигали на огне.
Почто пытали истину оне,
не испросив у церкви позволенья?

Рожна какого не хватает мне?
Зачем дышу неровно от волненья?
Что я хочу найти в ночном окне?

22 мая 2010   

*  *  *

Что я хочу найти в ночном окне,
когда смотрю на небо сиротливо?
Себя? Или вселенную во мне,
рождённую огнём большого взрыва?

Живу порой на медные гроши,
всегда готовый к выходу с вещами.
Какие бесконечности вмещаю
в матрёшке неприкаянной души?

Невзгоды принимаю со смиреньем.
Вы незнакомы с пятым измереньем?
Я тоже, к сожаленью, незнаком.

Как бал весенний в проклятой квартире,
так макромир возможен в микромире,
и прячется от мысли под замком.

16 мая 2010    


Рецензии
Здравствуйте, Олег!

Очень рад, что познакомился с Вашей поэзией. Давно не встречал такого симпатичного, во всех отношениях, венка; близкого, думаю, большинству думающих и чувствующих читателей.
С уважением,

Николай Ферапонтов   16.02.2019 13:09     Заявить о нарушении
Спасибо, Николай! Были и мы рысаками:) Сейчас всё гораздо спокойнее...

Олег Тупицкий   16.02.2019 16:44   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.