Сапфо

или Однажды вечером на Лесбосе


В с т у п л е н и е

Музы, романтик плюгавый вас кличет — к нему улетайте!
Я настрочу и без вас
Свой легкомысленный фарс.
Пользы немного от вашей подмоги: всегда в результате
Пафос выходит один,
Тошный и плоский, как блин.
Воду в ступе пустой, прошу вас, не заставляйте
С умным видом толочь,
Если хотите помочь.
Если хотите помочь, то, прошу вас, хотя б не мешайте
Вольно резвиться уму
Или неважно чему.
Дайте три короба правды на белые вылить страницы,
Дайте поврать от души,
Дайте навешать лапши.
Дуйте, короче, на свой Геликон; что вам там не сидится?
Скучно, что ль, наверху?
Я вас слегка развлеку:
Скоро Гермес вам доставит туда здоровенную пиццу.
Аж закряхтите, суя
В микроволновку ея.


Д е й с т в у ю щ и е  л и ц а

САПФО — жрица Афродиты, певица, поэтесса, преподаёт изящные искусства
благородным девицам.
АНАКТОРИЯ — ученица Сапфо.
ДОРИХА — бывшая ученица Сапфо.
ХАРАКС — брат Сапфо.
РОДОПИС — возлюбленная Харакса, бывшая гетера.
ФАОН — друг Харакса, жених Анактории.
АФРОДИТА — богиня любви.
ЭРОС — сын Афродиты и её коллега по работе.
ХОР лесбийских девушек.

Место действия — дом Сапфо в Митилене, на Лесбосе.
Время действия — примерно 2600 лет тому назад.

Х О Р

— Стало спокойней на улице суетной;
Блеск полусолнца непередаваемый,
Щедро над краем земли разливаемый,
Рдеет картиною неописуемой.

— Розы трепещут, каким-то смятением
Неизъяснимым объяты и некою —
Тоже какой-то неясною — негою
Этакой, свойственной этим растениям.

— Знатная Лесбоса дочь, отчего ты молчишь и уныло
На Митилену глядишь?
Слушаешь вечера тишь?

— Губы лица шевелятся, рука на кифаре застыла…
Брата небось своего
Вспомнила снова Сапфо.

С А П Ф О

Мужчиной сделался и капитаном
Мой непутёвый младший брат Харакс
И в дальний путь отправился моряк с
Командой храбрецов за чистоганом.
На юг поплыли продавать напитки.
Там люди больше платят за вино,
Когда оно старо, а не юно.
Построй из винных амфор пирамидки —
И к ним слетится мигом весь Египет.
Глядишь — и весь товар раскуплен, выпит.
Была бы там вода такой же вкусной,
От Нила бы осталось только русло.
Что, если — от чего избави Зевс! —
Харакс гулял по берегу, нетрезв,
И, повстречав священных крокодилов,
Им нецензурным слогом нагрубил и в
Клочки разорван был зубами бестий?
Который месяц нет о нём известий.
Возможно, дух его на бреге Стикса
Стоит и думает, что это Нил?
А может, он здоров и полон сил?
С Египтом свыкся, наголо остригся,
И даже, в довершенье всех нелепостей,
Решил остаться и забыть о Лесбосе?
Тем более что здесь заимодавцы,
В надежде корабля его дождаться,
По нём тоскуют больше, чем родные
И близкие… Скажи, Анактория:
Уж не завёл ли он себе жену?

А Н А К Т О Р И Я

Ха, ха! Тогда, пожалуй, не одну.
Две или двадцать, а того и двести.
Так водится у этих етиптян,
Не то что здесь, у наших лесбиян.
Вот потому и нет о нём известий.

С А П Ф О

Готова от душевной муки жгучей
Я в море спрыгнуть со скалы Левкадской,
А ты нервируешь меня дурацкой
Игрой созвучий. Будь чуть-чуть почутче!

А Н А К Т О Р И Я

Прости, Сапфо, но уж таков твой брат:
Всегда за пеплосом таскаться рад.
Особенно кокетки светлокудрые
Ему по нраву, потому что дуры и
Не видят, сколько раз уже нахал
Глазами всё до нитки с них содрал.
На выпуклые прелести, бесстыжий,
Уставится — и вот уж чуть пониже
Пупа орудье в боевой готовности.
 
С А П Ф О

Что ж делать, таковы его наклонности.
На девушек красивых плотоядно
Всегда смотрел он. Это мне понятно.
Для сердца не придумано доспеха,
Который был бы Эросу помеха.
Вот и Хараксу грудь стрела пронзила...

А Н А К Т О Р И Я

В грудь целился крылатый вертопрах,
Но как всегда попал Хараксу в пах.
Стрелял бы лучше в зад ему, мазила.

С А П Ф О

Побойся богохульствовать, шутиха.
Мстит атеистам это божество
За шуточки над меткостью его.

А Н А К Т О Р И Я

Прости, Сапфо, но тот роман с Дорихой
Был темой для комедии абсурда.
Так много надарил ей изумрудов,
Серёг, и ожерелий, и колец, что
Растратил на кокетку всё наследство.
Всё заложил: свой дом, постель, посуду,
Гусей и уток, плававших по пруду,
Рыб, из пруда пока ещё не выловленных,
И масло от олив, ещё не выдавленных,
И призраков, в подвале окопавшихся,
И преданных собак проголодавшихся —
Как хорошо, что все они сбежали,
Не то б хозяина живьём сожрали.
Так понемногу сделался посмешищем,
Лесбийских сплетников бесплатно тешащим.
И вот глядит: крах неминучий близится.
Пора к сестре богатенькой бежать.

С А П Ф О

Чтобы, краснея, попросить деньжат
«Для продвиженья выгодного бизнеса».

А Н А К Т О Р И Я

А ты его корила и бранила,
И жить учила молодого брата
Достойно мужа и аристократа,
И торговать послала в дельту Нила.

С А П Ф О

А мне остались угрызенья совести.
Хоть и доходно торговать с Египтом,
Но, если он по дурости погиб там,
Я не прощу себе своей суровости.

А Н А К Т О Р И Я

Погиб? Навряд ли. Парень он живучий.
Но может по причине сумасбродства
В делах торговых потерпеть банкротство.
В коммерции твой брат дурак дремучий.

С А П Ф О

Но с ним поплыл Фаон на этот случай.

А Н А К Т О Р И Я

Ах, в самом деле, Сапфушка, Фаон!
Тогда у них дела идут неплохо.
Ведь если под луною есть пройдоха,
Первейший из пройдох, так это он.
По замыслу богов и по их воле
Рождённый специально для торговли,
Он к ним относится не как к создателям,
А как ко всяким прочим покупателям.
Им молится — и мыслит: не загнать ли им
Какого-нибудь хлама и дерьма,
Не нужного и людям задарма?
Громоотвод Юпитеру продаст,
Нептуну — фен, Нерею — пару ласт;
Изделья из резины — Купидону,
Огнетушитель с пеной — Фаэтону.
Седому Хроносу продаст кормушку
Куриную, чтобы кормить кукушку.
Икару он загнал бы парашют,
Подошвы запасные и батут;
Святому духу — сына и отца,
А бронзовому всаднику — овса;
Глухим — беруши, свиньям — горстку бисера,
А раку — зеркало для ретровизора;
Квадрат гипотенузы — Пифагору;
Сизифу — глыбу для пиханья в гору;
Русалкам — стринги модные и плавки,
А мумиям египетским — припарки;
Галоши — Пану, шлёпанцы — кентаврам,
Крем для загара — чернокожим маврам;
Очки — циклопам, чтоб читать пособие
По кулинарии и филантропии;
Пегасу — сивую кобылу: с нею
Ржать будут, обсуждая ахинею.
Его дурачить — тратить время зря:
Сам объегорит хоть кого, дуря.
Скривив доброжелательную мину,
Фуфло продаст за золотую мину;
Глядит приветливо купцам в глаза, но с
Кем ни торгуется, тех водит за нос,
Чтобы они потом глаза таращили:
Их, мастаков дурачить, одурачили?

С А П Ф О

Фаон тебе противен, тараторка?

А Н А К Т О Р И Я

Ну что ты, я немею от восторга,
Едва его увижу. Он так мил
И красотой всех юношей затмил.

С А П Ф О

А ощущаешь ли к нему влечение?

А Н А К Т О Р И Я

О да, порой до умопомрачения.
И умопомраченье так могущественно,
Что с ним до свадьбы возлегла бы мужественно.
Жду не дождуся первой брачной радости.

С А П Ф О

Анактория, что за пошловатости!
С невинностью расстаться будешь рада?

А Н А К Т О Р И Я

Подумаешь, не велика утрата!
Её теряют раньше нас мужчины,
Не видя в том причины для кручины.

С А П Ф О

Благоуханный девственности цвет
Увянет, милая Анактория...

А Н А К Т О Р И Я

Я поступаю, как и все другие.
На том всегда держался белый свет.

С А П Ф О

Фу, мужики, подмышкою вонючею
Потеющие вечно, словно кони...

А Н А К Т О Р И Я

Не так уж трудно их отмыть от вони
И отскоблить щетину им колючую.
О, Зевс! Кто к нам сюда идёт? Дориха?
Не выношу жеманницу спесивую,
Какой бы ни была она красивою.
Я удалюсь во избежанье лиха.

Х О Р

Как стало спокойно и тихо.
Хозяйка заметно взгрустнула,
Стоит молчаливо, сутуло.
Неужто причина — Дориха?

У ней словно яблоки щёки,
Глаза огнестрельнее ружей.
Ну как тут зевака досужий
Хотя б языком не прищёлкнет?

Она ведь была ученица
Когда-то твоя и подруга.
Возможно ли было упругой
Фигурой её не плениться?

Твоя звонкострунная лира
Чарует, разбужена плектром.
Ты музыкой и диалектом
Богов и людей покорила.

И будь ты хоть даже уродка
В сравненьи с Дорихою стройной,
Но бóльших восторгов достойна,
Чем эта пустая красотка.

С А П Ф О

Вновь я Афродите молюсь бессмертной,
Хитрой дочери громовержца-бога:
Не терзай мне душу тоской-тревогой,
Будь милосердной!

Вспомни, как однажды, мои моленья
Слыша, золотые отца палаты
Вмиг покинула и ко мне сошла ты
Без промедленья.

Сквозь эфир ты мчалась на колеснице,
Запряжённой шумным пернатым роем;
Над землёй летели прекрасным строем
Шустрые птицы.

И с улыбкой дивной меня, богиня,
Ты спросила: в чём же причина зова
Моего и что так раскисла снова
Я от унынья?

И чего так сильно душа желает?
Что хожу, брожу-то я так прибито?
«Кто, Сапфо, не хочет тебя любить-то?
Кто обижает?

От тебя бежит, не берёт подарка?
Так сама с дарами к тебе прискочит!
Не целует — так целовать захочет
Страстно и жарко!»

О, приди опять, помоги и ныне!
Сердцу, что томится так одиноко,
Дай угомониться хотя б немного
Властью богини!

Пусть надежды тщетные испарятся,
Пусть от них останется дым лишь, пыль лишь;
Пусть мечты растают, исчезнут, или ж
Осуществятся.

Д О Р И Х А

Слыхала радостную новость? Хайре!

С А П Ф О

Геологи нашли песок в Сахаре?
Упали нефтеакции на су?
Прыщ у соседки вырос на носу?

Д О Р И Х А

Нет, у пританов цвет волос зелёный:
Их видят кошки, глядя под хитоны;
А более не видно ничего там.

С А П Ф О

А, как всегда, со свежим анекдотом.

Д О Р И Х А

Но это не чета твоим остротам.
С супругом в спальне ты шутила тонко,
А я подслушивала вас девчонкой:
«Настенные часы стоят три дня.
Муж не ревнует к Хроносу меня?»
С тобой росла я интеллектуально.

С А П Ф О

А с братом выросла материально —
Вот так и сделалась вдвойне богата.

Д О Р И Х А

Твой брат дарил мне серебро и злато —
Да, это так; но в чём я виновата?
Мне невозможно было их отвергнуть:
Он стал бы вянуть, чахнуть, сохнуть, меркнуть;
Он от отчаяния пил бы горькую,
Закусывал бы пойло чёрствой коркою,
И умер бы, кинжал в себя вонзя.
От фарса этого его спася,
Достойна благодарности Дориха.

С А П Ф О

Впилась ребёнку в кожу комариха
И, соки из несчастного сося,
Спасала жертве жизнь? Ты в этом вся.

Д О Р И Х А

Да никаких я соков не высасывала,
А лишь ему и всем парням показывала:
Как с нимфой надо обращаться с женщиной —
Не так, как с чернью или деревенщиной.

С А П Ф О

Чтоб восторгалася вся Митилена
Дорихой, как троянскою Еленой.

Д О Р И Х А

И чтоб из-за меня мечи сверкали,
Оря истошно, всадники скакали
По Греции, по Африке, по Азии...

С А П Ф О

Не слишком пошлы ли твои фантазии?

Д О Р И Х А

В них кое-что вполне реалистично.
Пример — Харакс. Из-за меня на бой
Пойдёт он и пожертвует собой...

С А П Ф О

Ну вот, теперь банально-патетична.

Д О Р И Х А

А мне пошлятина такая нравится.
Есть обаянье в этакой патетике.
Непошло фантазируют лишь педики.
Но мне пора теперь домой отправиться,
Не то придёт морской предприниматель
И принесёт роскошные подарки,
А в доме лишь рабыни да кухарки —
И огорчится пылкий воздыхатель.

С А П Ф О

Так у тебя теперь любовник новый?

Д О Р И Х А

Он молод, но не нов. Скорее старый.
Сгружает с корабля сейчас товары.
Твой брат Харакс, такой же чернобровый.

С А П Ф О

Вернулся путешественник из плаваний?

Д О Р И Х А

Да, надо думать, если уж он в гавани.

С А П Ф О

Ко мне пришла с такой отрадной вестью?
Зачем тянула с новостью так долго?

Д О Р И Х А

Затем что ты колюча, как иголка.
Считай затяжку эту мелкой местью.

С А П Ф О

И как пошли его дела в торговле?
Он с прибылью вернулся или без?

Д О Р И Х А

В порту мне рассказал один балбес
(Он занимается там слухов ловлей):
Свой капитал Харакс не то удвоил
(А может быть, он удесятерился?),
Не то, наоборот, он разорился,
Продав товар дешевле, чем он стоил,
Кому-то в розницу, кому-то оптом —
Вино арабам, пиво, вроде, коптам; —
Не то разбогател, как Крёз, от прибыли,
Не то оброс долгами в три погибели.
А в общем, говорят, что будто в целом
Он продал весь товар по низким ценам;
А цены низкими зовутся, может,
За то, что если покупатель ложит
Монеты на весы, а то и слитки,
То чаша вниз тем ниже опущается,
Чем больше золота в ней размещается:
От низких цен — высокие прибытки.

С А П Ф О

А что с собой привёз из-за границы?

Д О Р И Х А

Не то тряпьё, не то мешки с пшеницей,
Не то богатый груз слоновой кости.
Трюм так набит, что выдавило гвозди.
Не то набит он пропастью товара,
Не то, поди, одной пустою тарой.

С А П Ф О

Из массы слов я поняла немного.

Д О Р И Х А

Всё слово в слово повторить мне сного?

С А П Ф О

Ни в коем случае не повторяйся,
Уж лучше в школу сного отправляйся.

Д О Р И Х А

Зачем? Я ж не училка по профессии.
Не мне детям преподавать азы.

С А П Ф О

Филологи б тебя за твой язык,
Как Марсия, на дереве повесили.
В твоих словах ни смысла, ни конкретики.

Д О Р И Х А

Ты знаешь, не сильна я в арифметике.
И мне до лампочки товаров опись.
Но, говорят, он на свою галеру
В Египте посадил одну гетеру
Фракийскую. Зовут её Родопис.

Так хороша собой и обольстительна,
Что якобы, когда идёт по саду и
На статуи глядит, у каждой статуи,
У твердокаменной, незамедлительно

Встаёт и разрастается стремительно,
И пробивается через косматые
Кусты, стволы и ветви суковатые,
И тянется к красавице, и длительно

Торчит, и головой открытой вялится
На солнцепёке, и от вожделения
Слюны роняет капли на газон,

И из густой растительности пялится,
И прёт, и лезет ближе к полю зрения
Огромный ротозеев легион.

Она была рабыней фараона,
Но у того в казне дыра была:
Баб было много, не было бабла.
Харакс об этом знал — через Фаона —
И выкупил её. Так поменяла
Бедняжка царский двор на постоялый,
Хоромы на убогую избу.
Но не особенно кляла судьбу:
Там ждал её Харакс великодушный.
Похоже, им жилось не так уж скучно.

С А П Ф О

А заплатил-то сколько наш гуляка?

Д О Р И Х А

Того не знает ни одна собака.
Фаон к той сделке руки приложил,
А он-то уж не лох и не транжир.
Харакс бы отдал больше в двадцать раз.
Он скоро всё расскажет мне подробно,
Подарки вынимая расторопно.

С А П Ф О

Как? не зайдёт сперва ко мне Харакс?

Д О Р И Х А

Нет, первой удостоюсь я визита.
Держу пари; свидетель — Афродита.

С А П Ф О

Голубушка, ты просто невменяемая.

Д О Р И Х А

Да, ты права, Сапфо, я невтебяемая.
Зато Харакс вменяем, и как страстно!
Лишь гляну в зеркало — и вижу ясно.

С А П Ф О

Страсть пламенем горит внутри сердец,
Но что горит, то гаснет наконец.
К тому ж теперь имеет он Родопис.

Д О Р И Х А

Не удержусь, наверно, и, озлобясь,
Влеплю при ней нахалу оплеуху,
Как только приведёт он эту шлюху,
А ей набью губу, и даже обе!

С А П Ф О

Какая буря ревности и злобы!

Д О Р И Х А

Шучу. Возможно ли поверить, чтобы
Он предпочёл её моей особе?
Привёз, скорее, эту потаскушку
В подарок для меня, как побрякушку,
А вместе с ней другие приношения —
Египетской работы украшения.
Прощай, спешу к себе домой направиться,
Туда ведь скоро наш моряк заявится.

С А П Ф О

А если он сперва зайдёт сюда?

Д О Р И Х А

К тебе? Влеком привязанностью братской?
Тогда я спрыгну со скалы Левкадской,
Мой труп прекрасный поглотит вода.

Х О Р

— Жди любимого, гордячка!
— Ох и долгой будет ждачка!
— Жди — и вечность из абстракций
Перейдёт в разряд субстанций —
Матерьяльных, а не мнимых,
Нестерпимо ощутимых,
Осязаемых рукою,
Обоняемых ноздрёю.
— Жди, пока не превратится
Романтичная светлица
В зал бесплодных ожиданий
И несбывшихся мечтаний…
— В зал туда-сюда хожденья
И теряния терпенья…
— В зал разрушенной надежды…
— Только тем себя утешь ты,
Что пока ты не старуха.
— Может, кончится непруха?
— Может быть, довольно скоро
И дождёшься ухажёра…
— Но не этого, другого,
Не Харакса удалого.
— На тебя давно начхатель,
Он как раз сюда шагатель.
— Слышите? Шлепок за дверью…
— В губы чмок… — Пойду проверю…
— Ой, Харакса у двери я
Вижу… — С ним Анактория,
От шлепка под зад сердита…
— Это только так, для вида…

Х А Р А К С

Анактория, резвая косуля,
Какая же ты стала красотуля!
Ресничками, как бабочка, порхаешь,
Бутонами грудными набухаешь.
Цветёшь, короче, и благоухаешь!

А Н А К Т О Р И Я

Цвету себе, не вяну и не блёкну.

Х А Р А К С

Вот и не блёкни, крошка. Дай-ка, чмокну.

А Н А К Т О Р И Я

Сейчас, вот только задеру до пояса
Подол и поверну к тебе седалище —
Целуй его, придурок зубоскалящий,
Я перед сном ведь всё равно помоюся.

Х А Р А К С

Я так тебя люблю как таковую,
Что даже там лизну и поцелую.

А Н А К Т О Р И Я

Иди лижи подхвостия кобылам!
Потом расскажешь, как на вкус копыта!

Х А Р А К С

Всё та же ты проказница: горластая
И управляться язычком гораздая,
Как я моим конём на ипподроме.
Веди меня к моей сестре любимой.

А Н А К Т О Р И Я

Твоё желанье трудноисполнимо.

Х А Р А К С

Она в гостях? А где? В соседнем доме?

А Н А К Т О Р И Я

Сапфо гостит у граций или муз.
Туда тебя вести я не возьмусь.
Дорога слишком, знаешь ли, далёкая.

Х А Р А К С

Что мелешь ты, возьми тебя нелёгкая?

А Н А К Т О Р И Я

Она душой среди богов кочует.

Х А Р А К С

А телом где? По городу бичует?

А Н А К Т О Р И Я

Сапфо слагает божествам стишок,
Ей не до нас и низменных материй.

Х А Р А К С

Стишок слагает? А в каком размере?

А Н А К Т О Р И Я

Строфа с полдюйма, а строка с вершок —
В карман поместится, да и в горшок.

Х А Р А К С

Я вот те чо скажу без дураков:
До слёз мне жалко иногда богов,
Страдающих за то, что по их милости
И с их божественного попустительства
Так расплодилось стихосочинительство,
Что просто спасу нет от этой гнилости.
Нам скоро божества начнут завидовать
За то, что не бессмертны мы. Копыта ведь
Сам Пан и тот отбросить бы не смог,
А человек, хотя не козлоног,
Их обречён в конце концов откидывать.
Зато мы можем в безысходном случае
Со скуки помереть иль удавиться;
А их удел — с судьбой своей смириться,
Занудливые вирши вечно слушая,
С тоски подохнуть даже не могя.
Так где ж там шляется сестра моя?

А Н А К Т О Р И Я

В Пиерию умчалась на Пегасе.

Х А Р А К С

Когда она вернётся восвояси?

А Н А К Т О Р И Я

Когда так жарко будет в январе,
Что даже рак засвищет на горе…
Чего по сторонам глядишь пугливо?

Х А Р А К С

Ищу, чем рот заткнуть тебе брехливый.
О, до чего ж ты стала секс-аппильная!..

А Н А К Т О Р И Я

Не тронь меня, чудовище дебильное!

Х О Р

Анактория, чего ты орёшь на всю древнюю Грецию?
Двинь-ка коленом ему промеж ног, чтоб ослабить эрекцию!

С А П Ф О

Анактория, ты вопишь так громко,
Как будто на тебя напала шайка
Бандитов... Это что за попрошайка
Помалкивая там стоит сторонкой?

Х А Р А К С

Большая просьба, милая сестрёнка...

С А П Ф О

Не надо, не пытайся, денег нет.

Х А Р А К С

Вторая ложь! Я дрыхну или бжу,
С ушей сымая за лапшой лапшу?
Сапфо мне заявляет: нет монет;
Анактория — что тебя нет дома,
Что ты в гостях у музы или грации.
Похоже, у меня галлюцинации.
Кто предо мной: мираж? виденье? дрёма?
Ты тут стоишь не наяву, а сняся?
А ежели не сняся, объясняйся:
Зачем бесстыдно лжёте обе две,
Так откровенно ртами лиц бреша?
Так и поверил: нету ни гроша!
Непостижимо верхней голове!
И это при твоих-то гонорарах.
В такие шмотки фирменно наряженная,
Браслетами и бусами украшенная…
Купила или получила в дар их?
Известно мне, почём такой прикид.
Прикидываться бедной — срам и стыд.
Да вон и тюрлюрлю твоё модняк.
Так и поверил я, что ты голяк.
О, древнегреки! любите поврать вы!
Недаром нет у вас богини Правды.
Вот отчего у вас из года в год
Всё больше мифов и легенд стаёт.
Чему своих воспитанниц изящных
Ты обучаешь собственным примером:
Изысканным искусствам и манерам
Или искусству лгать суду присяжных?
Повсюду говорят: у лесбиян,
Не то что у бездельников критян,
К правдивости имеется стремленье,
Что, мол, особенно здесь, в Митилене,
Чудесная культурная среда.
А как же остальные дни недели?
Сплошное бескультурье? Неужели
Вам стоит непосильного труда
Культурными быть всюду и всегда?
Я месяцами бороздил моря,
А берег моряка встречает, вря!
Едва сюда вошли мои сандальи,
Два раза мне с три короба наврали!
Я думал: в тихой очучусь лагуне;
А вижу: очутился в доме лгуний!

Х О Р

— Что происходит на родимом Лесбосе?
Повсюду языками брешут резво все.
— Где нравы добрые, культура книжная?
Кругом одни обманщицы облыжные.
— Когда бы знал, что здесь враньё кругом,
То лучше бы остался за бугром.
— Приятней самому врать египтянам,
Чем встретиться на родине с обманом.
— Не узнаёт моряк родные местности:
Везде разгул бессовестной бесчестности.
— Зачем он шлялся, лгя, по заграницам?
Чтоб дома верить всяким небылицам?
— Не смыться ль снова зá море, в загранку,
Навечно, навсегда, напостоянку?

С А П Ф О

Уф! Наконец. Блестящая тирада.
Ну ладно, ближе к делу. Сколько надо?

Х А Р А К С

Вниманья твоего? Две-три минуты.

С А П Ф О

Не денег, а внимания? Да ну ты.
Удачно было плаванье в Египет?

Х А Р А К С

Мой счетовод Фаон тебя засыпет
Оболами, как урожаем фиг.

С А П Ф О

От этого есть действенное снадобье.

Х А Р А К С

С чего взяла ты, что лекарства надо мне?
Поди пойми заумный твой язык…

С А П Ф О

Не понимаешь тонких шуток, глупый?

Х А Р А К С

Когда их тонкость не видна без лупы,
А в данном случае без микроскопа.

С А П Ф О

Ха, ха! Какой ты милый недотёпа!

Х А Р А К С

С чего игривость эта неожиданная?

С А П Ф О

Развеселилась, фигами закиданная.

Х А Р А К С

А отчего в лице так подобрела?

С А П Ф О

Речь об оболах сердце мне согрела.

Х А Р А К С

А фиг ли от оболов быть в восторге?

С А П Ф О

Как сказано в народной поговорке…

Х А Р А К С

…когда чужой увидишь каравай,
Держи карман пошире, не зевай!

С А П Ф О

Мой брат теперь — богатый острослов.
Отделаешься скоро от долгов?

Х А Р А К С

Да, откуплюсь от всех заимодавцев
И сам друг другу их продам, мерзавцев.

С А П Ф О

И понесёшь дары своей зазнобе.

Х А Р А К С

Кому?.. Не собирался даже… Фигу ей…

С А П Ф О

По слухам судя, ты привёз фракийку… э…
Какую-то Родопис... э... подобье
Особой девки профессиональной...

Х А Р А К С

Не девки, а гетеры! Ужасаюсь я,
Как ты, Сапфо, вульгарно выражаешься!

С А П Ф О

Стилистику я знаю досконально,
Умею все слова употреблять
И запятыми их обособлять.

Х А Р А К С

У ней базар — ну, просто диво дивное:
Темней, чем тексты иероглифические,
Зато какие полисемантические
Экстраваганции коннотативные!
Врубиться невозможно в эти тёмности,
Но сразу видно, сколько в них учёности.
Поёт под арфу, и как виртуозно!
Играет так на лире и свирели,
Что египтяне ажна одурели!
И я на ней женюсь, пока не поздно.

С А П Ф О

Ты женишься на ней, на дев... гетере?

Х А Р А К С

Сейчас она войдёт вот в эти двери —
И засияет аура богини
Над бывшею гетерой и рабыней.
Я сразу попрошу тебя, Сапфо:
Устрой нам свадебное торжество:
Наряды для невесты, благовония,
Обрядовое пение и шествование,
Заклятья, поздравления и чествования,
И прочая такая церемония.
Ну что? Поможешь брату, как всегда?

С А П Ф О

Нет, ни за что, то есть, конечно, да.

Х О Р

Ты сказала «нет» сначала,
Ни за что, мол, никогда;
А потом сказала «да»
И внезапно замолчала.

Идеал красы девичьей
К нам пожаловал сюда
И стоит, губами рта
Улыбаясь для приличья.

Только что её брезгливо
Девкой назвала Сапфо,
А теперь перед собой
Видит деву всем на диво.

Чаровниц таких богиням
Следует уподоблять,
А не грубо оскорблять
Выраженьями благими.

Близ египетского трона
Жить желает уйма дам
Знатных, и почётно там
Быть гетерой фараона.

Не мешай, Сапфо, жениться
Брату и благодаря
Этому с семьёй царя
Где-то как-то породниться.

С А П Ф О

Родопис... Как приятно это вымолвить!..

Х А Р А К С

А что по-русски значит это слово?

С А П Ф О

По-русски нет в нём смысла никакого:
Не русское, а греческое имя ведь.
В нём две морфемы гармонично сплавлены,
Краса лица и розы сопоставлены.
Но это древнегреческий язык,
А у твоей любимой юный лик.

Х О Р

Ланит румяной свежестью прелестной,
Которой юная краса искрится,
С дурнушками пора б ей поделиться,
Природой обделенными нечестно.

Каким бы просветленьем повсеместно
Тогда повсюду засверкали лица!
В них разум бы сиял и эрудицья,
Конец настал бы эре мракобесной.

И ночью было бы светло без лампы,
И расцвели бы очаги культуры;
И больше стало бы чтецов и чтиц;

От ям бы люди отличали ямбы,
Цезуру бы не путали с цензурой;
Прошло бы время хамов и тупиц.

С А П Ф О

Давай-ка посчитаем: раз — невеста,
Два — грация её, три — красота.
В итоге: три нагрузки для хребта.
Тебе носить не трудно этот вес-то?

Х А Р А К С

Родопис так воздушна и легка,
Что с нею я душою воспаряю
И отпечатки крыльев оставляю
На белоснежной глади потолка.

А Н А К Т О Р И Я

Ты сделался довольно странной птицей —
С крылами чуть пониже поясницы.

Х А Р А К С

Я речь веду о крыльях фигуральных,
Возвышенных, духовных, идеальных!..

А Н А К Т О Р И Я

Но оставляющих в покоях спальных
На потолке двоякие следы?

Р О Д О П И С

Хвала богам! Сбылись мои мечты!
Хотя всего лишь бедная фракийка я,
Мне выпала на долю честь великая:
Сапфо перед собою зрю воочию.
Смущённым языком едва ворочаю
От треволненья и к колонне жмуся...
Преувеличу ли, если возьмуся,
Хоть еле языком во рту ворочаю,
За дело пифии и напророчаю,
Что назовут тебя десятой музой!?

С А П Ф О

А почему не первой? Ладно, пусть.
Что знаешь из меня ты наизусть?

Р О Д О П И С

Все песни без остатка, кроме песен,
Которых ты ещё не сочинила.

С А П Ф О

Так я известна и в долине Нила?

Р О Д О П И С

И там, где Нил течёт, широк и пресен,
На Кипре и в моей родимой Фракии,
В Ионии, в Аркадии и в Аттике,
Где населенье так сильно в грамматике;
В Иберии, и даже в дикой Дакии;
И даже там, где плещет Понт Евксинский;
И там, где полуостров Апеннинский,
Торча подобно сапогу и шпоре,
Увяз навеки в Средиземном море,
Где, словно в кадре, он застыл в усилии
В столпы Геракла запустить Сицилией, —
Застыл, как бы заметив, что вратарь
Ушёл домой, покинув Гибралтар,
И что ворота эти так тесны,
Что вратари там вовсе не нужны,
И проку не было бы от пинка:
Мяч бы застрял в проливе на века, —
Везде, везде за красоту мелодий
Прославлена ты в эллинском народе.

Х А Р А К С

Недаром же блеснул философ некий —
Платон, по-моему, — такой остротой,
Что как лягушки, мол, вокруг болота,
По Средиземноморью сели греки
И переквакиваются: ква-ква...

Р О Д О П И С

Харакс, что за нелепые слова!
Ещё не выражался так Платон.
Пока что даже не родился он.
И утверждать мы можем обоснованно,
Что не зачат ещё Платона дед.
Платон так скажет через двести лет.
История по датам расфасована,
И путать даты глупо и рискованно.
К тому же лягушиная острота
Скорей напоминает Геродота.

Х А Р А К С

Я ж говорил: Родопис образована.

С А П Ф О

Чего не скажешь о тебе, дружок.
Мой брат, Родопис, в школе был сачок.
Зато ходить он мог бы по грибы,
Не выходя наружу из избы:
Служили тёмным лесом шалунишке
Ни разу не прочитанные книжки.

Х А Р А К С

Зато я колесницу так вожу,
Что даже в Олимпьяде побежу.

Р О Д О П И С

Ну, не таким уж неучем он вырос.
Ношу с собой и берегу папирус
С его посланьем откровенным первым.
Вот, полюбуйся этим редким перлом.

С А П Ф О

Ну что ж, прочту; ещё раз убежусь,
Что лошади ему дороже муз.
«Родопис дорогая…» — кхе... а дальше…
Кхе, кхе… с чего внезапный приступ кашля?..

Х А Р А К С

Наверно, от какого-нибудь вируса.

А Н А К Т О Р И Я

Скорее от фонетики папируса.

С А П Ф О

«Родопис, думаешь, я ночью сплю?
Люблю тебя я! Но об этом ниже.
А щас, чернильницу придвиня ближе,
В сырую дырку ткну и углублю

Конец пера и изложу мыслю,
Моча орудие в липучей жиже
И им скользя туда-сюда, как лыжей,
По простыни листа лыжни белью.

Во сне твой образ вижу и соплю.
О чём там выше? Память напрягя,
О том, что обещал в начале, ниже

Скажу подробно: я тебя люблю.
Но, вверх по тексту взглядом пробегя,
Ты можешь почитать об этом выше.»

Какая смысла слов двойная глубь,
Изложенная клёво и путёво!

Р О Д О П И С

И до чего образно! Что ни слово —
То словно мёд для языка и губ.

Х А Р А К С

Моя сестра тож иногда щедра
На перлы, что творит концом пера.
У нас равны умов голов глубины
И вкусов эстетических вершины.
Еёшний стиль и слог не так уж плох.
Мы с нею одного стручка горох.

Р О Д О П И С

Когда в Египте он сказал впервые,
Что вы сестра и брат как таковые,
Мне показалось: шутит пустобрёх.

С А П Ф О

Пойдём, Родопис, в зал, помузицируем.
Ты с голоду ещё не умираешь?
Расставить яства на столах пора уж.
Пока не сыты гости, не до лиры им.
И ученицы соберутся тоже.

Х А Р А К С

А для меня у вас готово ложе?

С А П Ф О

Для всех готовы ложа со столами.
Но мы грязнуль не терпим в нашем храме.
Ты присоединишься к нам попозже.
Сперва побриться надо обязательно
И в ванне искупаться основательно,
Чтоб отделить мужскую вонь от кожи.
Помочь в купаньи попрошу девчат:
Китро, Эринна, Мнасис, Аригнота
Тебя разденут и, отмыв от пота,
В гиматий белоснежный облачат.
Но, если с ними вздумаешь дурачиться,
Они тебя окатят кипятком,
И будешь ты в лохани голяком,
Как рак варёный заживо, корячиться.
Когда они тебе намылят пах,
Держи не их, а сам себя в руках!

Х А Р А К С

За что, о боги, мне такая участь?

А Н А К Т О Р И Я

И я пойду смывать с него вонючесть,
Чтоб не смердел подмышками зловонно.

С А П Ф О

Отнюдь. Останься здесь и жди Фаона.

Х О Р

Что, не пустили тебя пошоркать Харакса мочалкой,
Анактория? Увы,
Правила здесь таковы.
Что, скучаешь одна и тебе самой себя жалко?
От хандры, от тоски
К другу в объятья беги!
С ним обо всех ты забудешь в ванны сгоняемых скалкой
Против желания их
Грязных вонючках нагих.

А Н А К Т О Р И Я

Фаон, мой свет, ты появился кстати!
Иди ко мне, целуй и обнимай!
Ну, ладно, я сама; вот, получай!
Прими привет и спереди и сзади!

Ф А О Н

Ты всех по крупу хлопаешь, приветствуя?
Шлепки и розги ненавижу с детства я.

А Н А К Т О Р И Я

Я у Харакса научилась этому.

Ф А О Н

Какой на это ты дала ответ ему?

А Н А К Т О Р И Я

Вульгарно-грязно-резко-вразумительный.

Ф А О Н

Ну что ж, тогда ответ был убедительный.

А Н А К Т О Р И Я

Я наглеца поставила на место.

Ф А О Н

Горжусь тобой! Мне повезло с невестой.

А Н А К Т О Р И Я

И я горжусь тобою, как наградой.
Дай поцелую ротик твой, Фаон!
Ой; отчего ты кислый, как лимон?

Ф А О Н

Устал. И целоваться рановато.
С дороги я ещё не умывался.

А Н А К Т О Р И Я

Харакс уже со мной поцеловался,
Хотя он тоже был ещё немытый.

Ф А О Н

А где торчит сейчас болван набитый?

А Н А К Т О Р И Я

Китро, Эринна, Мнасис, Аригнота
С него смывают наслоенья пота,
Прикидываясь, будто им противно.
На кислых лицах остальных девчат —
Сочувствия притворного печать:
Им якобы ни капли не завидно.
Он созерцает банщиц в голом виде:
Они одеты — сам он в наготе.

Ф А О Н

Ха, ха! Он там в своей родной среде,
Как Мусагет в традиционной свите.
А если вдруг в процессе омовения
Подымется у парня настроение?

А Н А К Т О Р И Я

Поднятьем настроения спонтанным
Никто не нанесёт обиды дамам.
Какой ты симпатичный морячок!
Дай в розовую щёчку чмокнуть: чмок!
Усаживайся поудобней в кресле:
В ногах ведь правды нет, а впрочем, если
И есть, то в правде этой мало толка:
Ты простоять на ней не сможешь долго.
Вот так; и расскажи про египтян мне:
Ты с ними был общаться в состояньи?
Они ведь пишут задом наперёд,
А как же говорит-то там народ?
Неужто тоже так — наоборот?

Ф А О Н

Да; то-то же сам чёрт их не поймёт.

А Н А К Т О Р И Я

Владеешь ли немного их наречьем?

Ф А О Н

Особенно мне тут хвалиться нечем.
Освоил только их жаргон коммерческий,
Из словарей карманных сделав выписки.

А Н А К Т О Р И Я

Скажи: как «целоваться» по-египетски?

Ф А О Н

Губами — точно так же, как по-гречески.
Ты в этом смысле египтянка истая
И у тебя произношенье чистое.

А Н А К Т О Р И Я

Фаончик, расскажи про путешествие!
Начни с конца… нет!.. с самого начала.

Ф А О Н

Нас много приключений ожидало.
Мы сразу же чуть не попали в бедствие.
Едва отплыли от родной земли,
Нас издали пираты засекли.
Я тут же мыслью озарился мудрой:
«Харакс, давай дадим-ка стрекача,
А то они прибьют нас сгоряча!»

А Н А К Т О Р И Я

Как ты разумен, Феб мой златокудрый!

Ф А О Н

Но, в сторону пиратов пальцем тыча,
Сказал он: «Прямо к нам идёт добыча.
Мы подлецов возьмём на абордаж.
Всё, что награбим, ты потом продашь:
Корабль, и шмотки, и самих пиратов.
В Египте вечно строят пирамиды,
Пускай же вкалывают там бандиты —
Прок будет хоть какой от этих гадов».
Они орут нам: «Жизнь иль кошельки?»
Харакс им отвечает: «На хрена
Нам ваша жизнь? Ей так и так хана!
Гоните кошельки нам, пошляки!»
И завязалась битва рукопашная.

А Н А К Т О Р И Я

И ты полез сражаться и рубаться?

Ф А О Н

Ну а куда же было мне деваться?

А Н А К Т О Р И Я

Какое сердце у тебя бесстрашное!
За это дважды прямо в губы чмокну я.

Ф А О Н

На море сохнул, а на суше мокну я.

Х О Р

— Кто за шторой?..
— За которой?
За висящей?..
— Нет, стоящей…
— За портьерой
Этой серой?..
— Над дверями?..
— Над морями
Со слезами,
Со страстями;
Над душою,
Над тоскою...
— Не за той ли?...
— Слепы что ли?..
— Не шути же!..
— Тише, тише…

С А П Ф О

Этот человек словно бог лучистый
Пред тобой сидит. О, счастливец! Чистый
Слушает он голос и твой ручьистый
Смех серебристый.

На тебя взгляну — и душа робеет,
Пламенеет сердце, язык немеет,
Рот сказать и слова уже не смеет
И каменеет;

Жар бежит по телу, как листья в роще
Члены все трясутся от странной дрожи,
На траву полей становлюсь похожей
Зеленью кожи;

Слышу шум в ушах — будто буря в море, —
Прошибает пот, темнота во взоре,
Кажется: умру от неясной хвори
Этой я вскоре...

А Н А К Т О Р И Я

Сражались долго вы с головорезами?

Ф А О Н

Мерзавцы бегунами были резвыми.
Аж полчаса по палубе скрипучей мы
Гонялись за отродиями сучьими.

А Н А К Т О Р И Я

Вы — с сучьями, разбойники — с мечами?

Ф А О Н

Да, если называть зады мячами.
Но, где есть мяч, недалеко и бутса.
Так что потом пришлось переобуться.

А Н А К Т О Р И Я

Мы сбились с темы, перешли на спорт,
Но главное — вы выиграли матч.

Ф А О Н

Противник был поставлен окарачь.

А Н А К Т О Р И Я

И как посмел бездарный этот сброд
Вас заставлять носиться за собой
И утомлять вам члены беготнёй!

Ф А О Н

За наглость мы загнали сволочей
В смердящий трюм и нé дали свечей,
А заодно им дали по брошюрке:
Пускай читают в темноте, придурки.

А Н А К Т О Р И Я

Вы заперли несчастных в тёмный трюм?
Лишили просвещения их ум,
Который в нём тем более нуждается,
Что он умом лишь только называется?
Сдиранье кожи и живьём сжигание
В сравненьи с этим было бы гуманнее.

Ф А О Н

Какие справедливые упрёки!
Мне стыдно, что мы были так жестоки.
Так в следующий раз и поступлю,
Когда опять пиратов наловлю:
Устрою аутодафе для них —
Спалю их всех на куче толстых книг,
Чтоб им свет знания сиял не менее,
Чем при пожаре целой академии.

А Н А К Т О Р И Я

Они тебе не уступали в храбрости,
В неистовости и в неустрашимости?

Ф А О Н

Сабо сомой. По этой-то причинности
Я и остался в целости-сохранности
И здесь сижу сейчас при свете лунности
С тобой в просторной этой вестибюльности.

А Н А К Т О Р И Я

Ты заслужил за смелость поцелуйности
И крепкой-крепкой к сердцу прижимаемости!

Ф А О Н

Ты доведёшь меня до возбуждаемости!
Пожалуйста, — чмок! чмок! — без лишней буйности!

А Н А К Т О Р И Я

Пиратов кокнул уйму ты, поди?

Ф А О Н

Да. Нет. Навалом... Одного... Почти…
Взмахнул мечом разбойник бесноватый
И на меня попёр, но о канаты
Споткнулся, в них запутался — стреножил,
Короче, сам себя, как жеребца,
Меч потерял, лежит и ждёт конца...

А Н А К Т О Р И Я

Ты прыгнул на него и укокошил!..

Ф А О Н

Да, прыгнул, даже меч занёс над тушей
Его дрожащей, но сдержался тут же.
Не стал карать врага жестокой смертью я.

А Н А К Т О Р И Я

Фаон, ты — воплощенье милосердия!

Ф А О Н

Скорей благоразумья. Обнажённый
Лежал он подо мной и безоружный.

А Н А К Т О Р И Я

Ты и разумный, и великодушный!

Ф А О Н

Такой чертовски хорошо сложённый,
И выглядел так здорово и молодо.
В Египте продал я его за золото.
Продать живого — выгода большая;
За труп не получил бы ни шиша я.

А Н А К Т О Р И Я

Фаончик мой, жених моей мечты,
С тобой не буду знать я нищеты!

Ф А О Н

Я буду для тебя стеною каменной.

А Н А К Т О Р И Я

Дай поцелую ласково и пламенно!
Чихать, что непомытый, я не брезгую.

Ф А О Н

Валяй... Чего застыла в этой позе?

А Н А К Т О Р И Я

Дориха тащится к нам на симпосий:
Увидела в окно я бабу мерзкую.
Прости, Фаон, нам надо попрощаться;
Уйду, чтоб с этой дурой не встречаться.
Не дай ей вечеринку нам изгадить.
Не смог бы ты её от нас отвадить?

Ф А О Н

Я это постараюся уладить.

А Н А К Т О Р И Я

Я в ванную, пожалуй, забегу-ка —
Узнать: он там помылся али нет?

Х О Р

Беги скорей, пока он не одет!
Ну а Фаон, пока его подруга
Харакса поздравляет с лёгким паром,
Тут поработает простым швейцаром.

Ф А О Н

Да, поторчу в сенях, считая мух,
Уж если я тут нужен как привратник,
Чтобы лисе не дать зайти в курятник,
Где на всех кур всего один петух.

Д О Р И Х А

Я тут случайно проходила мимо,
Вечерний совершая моцион,
И вот зашла. Ты здесь один, Фаон?
Не скучно ли без друга, без любимой?

Ф А О Н

До смерти скучно, даже нестерпимо.

Д О Р И Х А

В салоне голосов неразбериха,
Веселие в разгаре на симпосии.
Пойду-ка к ним и я глотнуть амброзии.

Ф А О Н

Не надо, не ходи! Прости, Дориха...
Я долго думал, как поделикатнее,
Но лучше прямо — так оно понятнее.

Д О Р И Х А

Куда ясней: ты тут поставлен Цербером.
А чем хозяин платит? златом-сéребром?
Или бросает щедро кость обглоданную?
Не стыдно быть дворнягой верноподданною?

Ф А О Н

Я не слуга Хараксу, а коллега.

Д О Р И Х А

Который чуть не сделался калекой,
Когда он синяком тебя украсил.

Ф А О Н

Не стоит, право, вспоминать об этом.

Д О Р И Х А

Слепой от ревности, он прошлым летом
Твой лик божественный обезобразил
За то, что я венком тебя венчала,
Прекрасным полубогом величала
И называла юным Ганимедом.

Ф А О Н

Да; он ещё сравнил меня с кинедом
В твоём венке, похожем на мочало.
Сейчас мне ясно: ты тогда сознательно
Харакса довела до дикой ревности.

Д О Р И Х А

Так женщины шалят с античной древности,
И это очень даже занимательно.

Ф А О Н

Я страшно разозлился в тот момент,
Схватил венок и в клочья разорвал,
Крича, что на Дориху наплевал...

Д О Р И Х А

Спасибо за любезный комплимент.
Так разругаемся, поговорив, мы.

Ф А О Н

Прошу пардону; это так, для рифмы.
Смущённо извинялся дебилоид.
Я кулаком ревнивца успокоил.
Он в шоке был. «Гляди, — кричит, оря, —
Как у меня кровоточит ноздря!
Полегче ты не мог? Ведь мы друзья!»

Д О Р И Х А

Он знает или нет, что ты в него?..

Ф А О Н

Нет; до сих пор не понял ничего.
Что уж давно вскипаю лавой шпарящей.
Сильней ещё, чем он вскипал от жалящей
Занозы в сердце — от мечты, от мыслей о-...

Д О Р И Х А

…бо мне? не так ли? без меня томился он?..

Ф А О Н

Вначале так гнела его печаль, что
Готов он был, на бизнес наплевав,
Вернуться с полдороги даже вплавь.

Д О Р И Х А

Так что ж, едва причалив, не примчался
Прямой дорогой к дорогой Дорихе?

Ф А О Н

К тебе? как раньше? на лихой квадриге?

Д О Р И Х А

Да пусть хотя бы на попутной бричке!
Успел бы после свидеться с сестричкой.

Ф А О Н

Сапфо — его ближайшая родня.

Д О Р И Х А

А вспоминал он часто про меня?

Ф А О Н

О, да; от этой темы мне порою
Мечталось быть тетерею глухою.
Пока в Египет шли, бесперерывно.

Д О Р И Х А

Неудивительно, ведь я — особенная.

Ф А О Н

Однажды напоил Харакса дóпьяна я.
Он отрубился, но из уст призывно
Чуть слышное «Дориха» доносилось.

Д О Р И Х А

Вот видишь! Даже пьяному я снилась.

Ф А О Н

А дальше всё произошло по-моему:
Моя ладонь коснулася Харакса,
Он прошептал: «Дориха!» — и напрягся.

Д О Р И Х А

Ха, ха! Ты дружеской рукой помог ему!

Ф А О Н

Он, пьяный, хохотал, колышим качкою:
«Дориха, ты испачкаешь простынки!
Они и так нуждаются в простирке!»
Я говорю: «Не бойся, не испачкаю».
И не испачкал. Кончил не рукою я.
Он испустил великолепный стон:
— «Дориха, ах!» — и погрузился в сон;
И с ним бок о бок предался покою я.

Д О Р И Х А

И как на вкус липучая микстура?

Ф А О Н

Ты этого не знаешь? Ну и дура.
Я ничего вкусней ещё не хлёбывал,
Хотя и куннилинг уже испробовал.

Д О Р И Х А

Да, у Харакса не твоя натура.
А я не дура, нет; вегетарьянка я.
Слежу за талией и за осанкой я.
Моя еда — маслины, фрукты, овощи.

Ф А О Н

Сейчас, признайся, втюрена ты по уши!

Д О Р И Х А

Не докачусь вовек до сумасбродства я.
Он сам в меня влюблён — и спя и бодрствуя.

Ф А О Н

Нет; не интересуешь ты его уже.

Д О Р И Х А

А кто тогда? Родопис? Чепуха!
От хохота помру: ха-ха, ха-ха!
Прочти его письмишко предотъездное:
Какие в строчках страсти беззаветные
И всех моих достоинств восхваление!

Ф А О Н

И это было самое последнее —
Иль первое, а может быть, единственное? —
К тебе послание Харакса письменное?

Д О Р И Х А

А часто ли слагают женихи
Невестам самодельные стихи?
Прочти-ка вслух и с чувством, с выражением,
И назовёшь мой случай исключением.

Ф А О Н

«Ты у меня оставила колготки,
Домой однажды утром уходя,
Да только что мне проку от шмотья,
В котором нет моей нагой красотки?

Твой стройный стан не украшают шмотки,
Сама ты украшение тряпья.
Гляжу на серьги — вижу в них тебя,
Ищу в серёжке след любимой мочки.

Пока корабль меня уносит в дали,
Приди и забери всё барахло:
Трусы, чулки, камеи, бусы, камни…

Но самый ценный бриллиант едва ли.
Он твой, но с ним расстаться тяжело:
Пришлось бы грудь кинжалом рассекать мне.»

Мда… Что от чтенья до меня дошло?
Тебе осталось только барахло,
А сердце он куда-то вдаль увёз.
А сердце — это странная вещица:
Им, хошь не хошь, приходится делиться.

Д О Р И Х А

Делиться сердцем? С кем? Вот в чём вопрос!
Со всякими пустыми потаскушками?

Ф А О Н

И потаскушки могут быть подружками
Приятными и жёнами хорошими.
Когда Родопис вместе с фараоншами
И фараоном прибыла в Навкратис,
Харакс взглянул разок — сразу спятил с
Того, чем не был никогда остёр… —
Осёл ведь, знаешь, он всегда осёл…
«Родопис!» — повторял, и спя и бдя;
И письма ей писал, а про тебя
Не вспоминал ни в прозе, ни стихами.
А я, хотя и занятый делами,
При них курьером стал с изрядным стажем
И про себя ругал их трёхэтажно,
Истаптывая ноги до коленей.
О, сколько всякой глупой дребедени
Он ей писал! Я с одного письма
Снял копию тайком. Прочти сама.

Д О Р И Х А

«С тех пор, как я в тебе души не чаю,
Охваченный любовью неземною,
Я от спинного зуда чуть не ною.
Вывёртывая шею, обращаю

Глаза назад, но там не различаю
Того, что может быть тому виною,
Хотя я и боками и спиною
Произрастанье крыльев ощущаю.

Ещё чуть-чуть — и уж защебечу я,
Тебя схвачу и полечу к пенатам.
С тобой парю в фантазьях уж теперь я в

Обнимке тесной, тяжести не чуя.
Млекопитающийся стал пернатым,
А был нормальной курицей без перьев.»

Да! представляю, как его шалава
Ржала над этой пошлою малявой!
Какая гадость, тьфу! — чирик, чирик…
Сажать бы на кол за такой язык
Дебильный, тошнотворный и слащавый.
Ха! ха! спина, вишь, у грязнули чешется,
А дураку там крылышки мерещатся!
Гулящий пёс, насквозь погрязший в блуде!..
Ты сучку сам поднёс ему на блюде?

Ф А О Н

Да, чтобы не свихнулся напрочь. Связи
Я в ход пустил, добился с фараоном
Аудиенции — не в зале тронном,—
А поутру вернулся восвояси
С Родопис вместе в качестве награды.

Д О Р И Х А

Воистину ты самый хитрозадый,
Двурукий и двуногий человек
И самый прохиндейский древний грек!
Почто ж ты навредил себе, рубя
Тот сук, где сам сидел уютно задом?
Чем шлюхе друга отдавать задаром,
Сберёг бы лучше для ме… для себя.

Ф А О Н

Мне было жаль убогого страдальца.
Он на меня глядел, не узнавая
Лица, как будто сделан из стекла я,
Как будто вовсе сроду не рождался.

Д О Р И Х А

Не напрягая ни ума ни членов,
Рога наставить стольким фараонихам!
Тебя пора венчать олимпиоником!
Ещё таких штук десять рекордсменов —
И в мире не останется гаремов.
Без мыла к фараону влез Фаон!..
А царь каков! Отважный воевода
И идеал мужчины для народа...

Ф А О Н

Сначала грязно обзывался он…

Д О Р И Х А

О, как подлец меня обидел!.. Как с
Мерзавкою связаться мог Харакс?..

Ф А О Н

Бранился круто некультурным матом…

Д О Р И Х А

Какой базарный фарс и дурновкусие!..
Пойду от отвращенья утоплюся я…

Ф А О Н

Уж думал: выгонит взашей… Куда там…

Д О Р И Х А

Моё лицо волной солёной обдано…

Ф А О Н

К рассвету я руиной был истоптанной…

Д О Р И Х А

Нет! Это слёзы льются горьким градом...

Ф А О Н

Как дурь твою не понимал я ранее…

Д О Р И Х А

Меня волнуют странные желания…

Ф А О Н

Когда играла с чувствами, как с мышью…

Д О Р И Х А

Я сто стаккато между рёбер слышу...

Ф А О Н

Так нынче сожалею и сочувствую…

Д О Р И Х А

Да сунь ты сожаление в кишку свою!
Познай впрямую снова ласку царскую!
На чёрта жалость мне твоя? Не цацка я,
Не нюня без хребта и без характера.
Отмщу неблагодарному Хараксу я!
Поплатится изменник за предательство.
Я отыграюсь, душу веселя:
Скупила я давно все векселя
Его и долговые обязательства —
Вот где моё орудье мести грозное.
Родопис, эта стерва, дрянь навозная,
Паскудница, позор фракийской нации!..
Недолго доведётся наслаждаться ей
Своей победой! Бросит он уроду!
Он будет у меня в ногах валяться,
Прощения просить, скулить и клясться!..

Ф А О Н

Куда ты? Только не кидайся в воду!

Х О Р

Что это с ней? Какая истеричная
Твоя подруга детства закадычная.

Ф А О Н

Изучен уж давно, но не изведан
Характер естества натуры женщин.
Чем боле ласков ты, чем боле нежен,
Тем мене шансов, что не будешь предан.

Фантазьи дамские граничат с бредом,
Который на эмоциях замешан.
Чем боле верен муж, чем мене грешен,
Тем боле спать ей хочется с соседом.

Но дай ей уличить себя в измене,
Зевай при ней почаще и подоле —
И страсть у ней вскипит сильней, чем ране,

Или, во всяком случае, не мене.
Ты будешь дурочке милей тем боле,
Чем будешь мене сдерживать зеванье.

Х А Р А К С

Меня прогнали девки из салона,
Сказали: «Приведи сюда Фаона!»
И чтоб не смел вернуться к ним без друга.

Ф А О Н

Уже побрился? Да не там, пошляк...
А я немыт, небрит. Неудобняк.

Х А Р А К С

Тебе идёт щетина и дерюга.
Пошли, нас крали ждут. Все целомудренны,
А сами напомажены, припудрены.
Родопис даже потихоньку сердится:
Боится, голова моя отвертится
И вши мои останутся без пастбища,
Что, впрочем, безразлично пастуху.

Ф А О Н

Крути-ка лучше порослью в паху:
Авось и от площиц ещё избавишься.

Х А Р А К С

Достаточно, что голова пропеллером.
Зачем сходить с ума ещё и передом?

Ф А О Н

Тут у тебя лишь голова винтом,
А я так извертелся целиком.
Сто горничных успел уже развлечь
Работой Геркулеса. Твой коттедж
Готов принять хозяйку и хозяина:
Там всё обставлено и всё надраено,
Мышей и пауков прогнали вон.

Х А Р А К С

Спасибо, ты бесценный друг, Фаон,
И вообще милейший человек...

Ф А О Н

И самый прохиндейский древний грек.
Все векселя твои ростовщики
Кому-то продали за медяки.
А ну-ка, угадай: кто их купил?

Х А Р А К С

Наверняка какой-нибудь дебил.
Он впрямь надеется на них нажиться?
Вот где, скажу вам, форменный тупица.
Нашёл, придурок, прибыльное дело.

Ф А О Н

Да нет; Дориха ими завладела.
С их помощью она тебя окрутит
И ей седалище лизать принудит,
Чтобы опять всё было так, как прежде.

Х А Р А К С

Не буду ни черта лизать, хоть режьте!

Ф А О Н

Тогда придётся к ней пойти расплачиваться.

Х А Р А К С

Не хочется там больше околачиваться.
Ведь я располагаю нужной суммою?

Ф А О Н

Вполне, чтоб сходу от долгов избавиться.

Х А Р А К С

Так дам ей втрое больше, пусть подавится.

Ф А О Н

Зачем спешить? Дай я сперва подумаю —
Не чем-нибудь, а с помощью ума, —
Как разрешить проблему задарма.
Как знать, быть может, сдуру поторопится
Она и сгоряча пойдёт утопится…

Х А Р А К С

Тьфу-тьфу, до дерева дотронься... Глупый,
Зачем мой лоб пощупал? Свой пощупай!
Из-за чего топиться бестолковой-то?

Ф А О Н

Из-за Харакса вроде бы какого-то:
Вернулся наконец-то взад герой,
Но не один, а с новенькой герлой!

Х А Р А К С

Ха-ха, ха-ха! — чтоб вздумалось балде —
Ха-ха, ха-ха! — топиться? где? в воде?
Из-за меня? Ну и шутник же ты!
Ты — хо! хо! — хочешь, чтоб от смеха умер я?
Хо-хо, ха-ха! ценю тебя за юмор я!

Ф А О Н

Я это говорил не для балды…
Что вдруг там разорались все как психи
На улице?.. Повсюду суета…
Уж не случилась ли и впрямь беда?
Надеюсь, это не из-за Дорихи…

Х О Р

Все в Митилене
В недоуменье,
В переполохе
И суматохе.

Хор
Слов,
Рёв,
Спор!

Ор
Ртов!
Псов
Свор

Визг!
Гам,
Крик!

Писк
Дам
Дик!

А Н А К Т О Р И Я

Все говорят: рыдающая женщина —
По виду дама, а не деревенщина —
Вниз головою со скалы бултых!
Да так и сгинула в морской пучине
По никому не ведомой причине.

Ф А О Н

Вот это да! Что ты, Харакс, притих?

Р О Д О П И С

А где Сапфо? Её не видно в доме…
У ней дрожали две губы лица,
Она как бы читала текст с листа,
Где в каждой строчке то спондей, то дохмий:
Что, дескать, если глянет на кого-то,
Немеет вмиг, что всю её трясёт
И что всё тело прошибает пот,
Про звон в ушах, что умереть охота,
Что жар под кожей у неё бежит
И всеми членами она дрожит…

Х А Р А К С

Какие непонятные симптомы!

Ф А О Н

Они нам всем понятны и знакомы.

Р О Д О П И С

Что сердце то замрёт, то затрепещет,
Пока жених с невестою щебечут…
Шептала: «Где Левкадская скала?»…—
И вышла вон; а уходя, была
Лицом подобна полевой траве…

Х А Р А К С

Непостижимо верхней голове!
Сапфо чувствительна как таковая,
Но у неё натура волевая.

Ф А О Н

Но если не Сапфо, тогда Дориха.

Х А Р А К С

А это вот уж полная фигня!
Вжисть не поверю, чтоб из-за меня
Топиться стала эта щеголиха.

А Н А К Т О Р И Я

Но если не Дориха, то Сапфо.

Х А Р А К С

Сапфо? Из-за чего, из-за кого?

А Н А К Т О Р И Я

Из-за того, чему названья нет.

Х А Р А К С

Чему названья нет, Анактория?

А Н А К Т О Р И Я

Слепые все вы тут или глухие?

Ф А О Н

Давно всё видно видящим. Секрет
Полишинеля белой нитью шит.

А Н А К Т О Р И Я

Средь водорослей и медуз лежит…

Х О Р

Кто всюду понатыкал эти скалы,
Налил воды в моря и океаны —
Да сгинет он, вредитель окаянный,
Да жрут его гиены и шакалы!

Мечтала ты, всходя на эту гору,
Мусического полная экстаза,
Достичь Олимпа или хоть Парнаса —
И что там твоему открылось взору?

Рыдая от обиды, пала камнем
Ты в моря глубь, но только не с верхушки
Священного Олимпа, а с макушки
Скалы с банальным наименованьем.

Сапфо, Сапфо, какая злая участь!
В пучине ты нашла себе кончину!
Сапфо, Сапфо, ты прыгнула в пучину —
Какая злополучная прыгучесть!

Р О Д О П И С
 
Позор мне! Я ошиблась в предсказании!
О музы, всю работу вам, как ранее,
Придётся выполнять вдевятером.

Ф А О Н

Как резко сократилось их количество!
Ведь это ж просто полный крах язычества!

С А П Ф О

Оставьте муз! Уж лучше б вы ворон
Считали — поточней бы были числа.
Что вы стоите с челюстью отвислой?
Ни разу не видали привидений?

Х А Р А К С

Нет; даже при полнейшем опьяненьи.

Р О Д О П И С

Сапфо? О боги! Брежу ли во сне я?

Х А Р А К С

Кто б ущипнул меня, да побольнее!

Р О Д О П И С

Твой дух сюда прислала Персефона?

С А П Ф О

Ага; с приветом лично от Плутона.

А Н А К Т О Р И Я

Сапфо? Невероятно! Ты жива?

С А П Ф О

А вы что думали? Что я мертва?
Взяла вот вдруг да и ногами дрыгнула?

Х А Р А К С

Но как же так?.. А как же море, скалы?..

С А П Ф О

Смеётесь надо мною, зубоскалы?

Ф А О Н

Ты в море, значит, со скалы не прыгнула?

Х А Р А К С,  Р О Д О П И С,  Ф А О Н,  А Н А К Т О Р И Я,  Х О Р

Как! значит, ты отсюда не сбежала?
Не удалилася тайком из зала
В расстройстве странном, коему названия
Никто из нас тут дать не в состоянии
И о котором только то лишь ведаем мы,
Что, словно стаею волков преследуемы,
Вздымая к небу руки раскоряченные,
Зал покидают люди, им охваченные,
Бегя стремглав туда, где волны брызжут
И булькают, где жижа скалы лижет
И размывает испокон веков
Неисчислимой массой языков;—
Как! ты не побежала сгоряча
Туда, где серой глыбою торча,
Над морем высится утёс крутой,
Чтоб в воду шмякнуться вниз головой?

С А П Ф О

Зачем? Сейчас не время для купания,
А захочу, так искупаюсь в ванне я.

А Н А К Т О Р И Я

Так значит, ты не прыгнула, а та,
Которая нырнула, та — не ты...

С А П Ф О

Вы надоели мне до тошноты,
Я вас не понимаю ни черта.
К чему мне в море со скалы нырять?
Рассудок я пока не потеряла.

Х А Р А К С

Ну вот и молодец, что не ныряла.
Зачем совсем рассудок-то терять?

С А П Ф О

Нет, сто раз нет! Я, руки раскорячивая,
Не убегала, ног не берегя,
Туда, где море точит берега,
Валами пенящимися раскачивая
И тыщей языков лижа и смачивая
Торчащие макушкой вверх буи,
Как лижут, рабской полные любви,
Подмётки господину холуи;
Я на скалу крутую не вскарабкивалась
И на её верхушке не расплакивалась,
Узрев, что нахожусь не на Олимпе,
А на простой сырой гранитной глыбе,
Где нет не только граций и богов,
Но даже нет ни одного сатира,
И где мне некого растрогать лирой,
Поя про разнесчастную любовь,
Тем более, что этот инструмент я
Не прихватила, с пиршества сбегя,
Чтоб сдуру погубить самой себя,
С утёса в воду плюхаясь зачем-то
И этим самоё себя увеча,
Как будто более мне делать неча.

А Н А К Т О Р И Я

Да вот и платье у неё не влажное.

С А П Ф О

На что ты намекаешь? Я сухая.

Х А Р А К С

Тогда Дориха, значит, та, другая...

Ф А О Н

Нырнула в море... О, кончина страшная!

Х А Р А К С

Пошла на корм акулам и плотве…
Непостижимо верхней голове…

Ф А О Н

Ах! выкинь чушь из верхней головы:
В морской воде нет никакой плотвы.

Р О Д О П И С

Плотва к тому же рыба травоядная.

А Н А К Т О Р И Я

Зато акулы звери кровожадные.

Х А Р А К С

Их, гадин, в море как собак нерезаных.

Р О Д О П И С

Но не бывает в водоёмах пресных их.

Х А Р А К С

А сёмги и лещи — головоногие?

С А П Ф О

Заклинило вас на ихтиологии?
Дориха утонула, умерла?

Х А Р А К С

Клянусь, я не желал Дорихе зла!

С А П Ф О

Её сгубила женская истерика.

Х А Р А К С

А может, доплывёт ещё до берега?..

Ф А О Н

А может, доплыла уже пловчиха?..

Х А Р А К С

А может, в море прыгая, Дориха
В потёмках промахнулася невольно
И как-то пролетела мимо цели?..

А Н А К Т О Р И Я

Ты путаешь морское беспределье
С дырявою корзиной баскетбольной.

Р О Д О П И С

Однако же, Сапфо, где ты была-то?
Где укрывалась от своих гостей?
Мы заискались тут тебя везде
И нам немного было страшновато…

С А П Ф О

Какое ваше дело? С жизнью счёты,
Во всяком случае, я не сводила.

Р О Д О П И С

Но ты о смерти шёпотом твердила.

С А П Ф О

Не собиралась я топиться, что ты!

А Н А К Т О Р И Я

Её душой владело вдохновение.

Ф А О Н

Она мечтала, песню сочиняла.

Х А Р А К С

А всё-таки, Сапфо, где ты торчала?

С А П Ф О

В вам хорошо знакомом помещении,
Где белый свиток, на валок нанизанный,
Висит на стенке чистый, неисписанный,
Который и практичней и полезней,
А главное — гораздо интересней,
Чем графоманствующих бардов песни,
Потоки нудной самодельной прозы
И тошнотворных виршей и так дале.

Х А Р А К С

Ну ладно, обойдёмся без деталей.

Ф А О Н

Ну ладно, ладно, кончились вопросы.

А Н А К Т О Р И Я

Дориха всё ж добилась своего:
Веселье нам испортила, кретинка.
Так завершилась наша вечеринка.
Что приуныла, милая Сапфо?

С А П Ф О

Да, приуныла очень даже мило ты.

А Н А К Т О Р И Я

«Что, милая Сапфо, так приуныла ты?» —
Здесь не наречие употребила я,
А имя прилагательное м и л а я.

С А П Ф О

Я милая? Ещё раз повтори.

А Н А К Т О Р И Я

Я «милая» сказала раза три.

С А П Ф О

Уже четыре. Продолжай же, ври.

А Н А К Т О Р И Я

Могла бы лгать до утренней зари…
Как эта благозвучная рулада,
Которая нам слышится из сада.
Селена покраснела, любопытная.
Смотреть в окно самой, наверно, стыдно ей.
Или смущают трели соловьиные?

С А П Ф О

Вот истина простая и глубинная:
Топиться в море нету нужды мне:
Я утопаю в ласковом вранье.

Х О Р

Свисти слащаво до зари, певунья,
Насквозь залгавшаяся соловьиха,
Ночная шарлатанка и чудиха,
Сладкоголосая с огнём игрунья!

Свисти, бессонных туловищ вертунья,
Надеждой иллюзорной заразиха,
В несбыточную сказку заманиха,
Глазеть на таз прыщавый полнолунья

В сады без тапок выходить подзуживающая!
Пока ты лжёшь, вселенная в порядке:
Спокойствия не ведают сердца.

Свисти, бездельница, давно заслуживающая
Кота голодного или рогатки
Из-за тебя не спящего юнца!

Х А Р А К С

Ну вот, закончен пир. Пойдём, Родопис.
Нас ждёт мой дом и мягкая кровать.

С А П Ф О

Родопис остаётся ночевать.
Пока под договором брачным подпись
Вы не поставили, она невеста;
И как бы ни была утомлена она
Тяжёлою дорогой и измаяна,
С тобой в одной кровати ей не место.

Х А Р А К С

Сапфо, я не согласен, так нечестно!

Р О Д О П И С

Уже мы познакомились телесно.

С А П Ф О

Что ж, воздержанье для любви полезно:
В ней секс не суть, а только лишь нужда.

А Н А К Т О Р И Я

Любовь возвышенна, секс — ерунда.

Ф А О Н

Любовь чиста, а секс — туда-сюда.

С А П Ф О

Мы соблюдём обычные формальности.
Неинтересен брак без ритуальности.

Х А Р А К С

Зачем такие сложности, Сапфо?

С А П Ф О

Так надо! Для начала — сватовство.
Потом жених получит приглашение
И принесёт подарки, украшения.
Невесту привезём к тебе в коляске
В сопровожденьи музыки и пляски.
И не забудь про жертвоприношения.
Во время пира в спальню вас отправим,
Фаона двери сторожить поставим,
Как принято. А там — совокупление
И простыни кровавой предъявление.

Х А Р А К С

Ты знаешь, что она уже не девственна.

С А П Ф О

Да, но всё будет выглядеть естественно.

Х А Р А К С

Как мы на простыню поставим кляксу?

А Н А К Т О Р И Я

Родопис может кровь пустить Хараксу.

С А П Ф О

Не будем резать бедного Харакса мы.
Простою обойдёмся красной краской мы.

Ф А О Н

Спасибо за доверие великое:
С серьёзным видом спальню охранять им
И представлять себе, каким занятьем
Они там развлекаются, хихикая.
Сперва от всей души совокупляются,
А после живописью забавляются,
Намазывая пастою томатною
На простыню художество абстрактное.

Х А Р А К С

Прокатит ли такое надувательство?

С А П Ф О

Гостей порадует то обстоятельство,
Что не всамделишная кровь пролита,
Что не испортили им аппетита.
Они простят нам розыгрыш невинный,
Изобразив доверчивые мины.
Пора нам расходиться по квартирам.
Харакс и ты, Фаон, ступайте с миром.
Пойдёмте, девочки, пора к Морфею
В объятья, я давно уже совею.

Х О Р

— В свои покои упорхнули дамочки.
Но не торопятся уйти ребятушки.
— Пора б им по домам, в свои кроватушки,
Почистив зубчики, надев пижамочки.
— Один имеет облик раздосадованный,
Как будто кто-то съел его конфеточку.
— Другой — как будто выиграл в рулеточку:
Такой счастливенький и весь обрадованный.

Х А Р А К С

Как буду ночевать я без Родопис?
Дорихи тоже нет. Я всеми брошен,
Отвергнут, попран, ни к кому не прошен…

Ф А О Н

Харакс, не хнычь, ребёнку уподобясь,
Как дева старая, тоской измученная.
Ещё успеешь наверстать упущенное.
Неужто мало с нею вы общались,
Пока мы из Египта возвращались?
Ты думаешь, гребцы не понимали
Причину качки при полнейшем штиле?
Ладони у бедняг кровоточили,
Как сердце у меня. О, как мечтали
О береге мы! Как скрипели вёсла!
Как я издёргался и как извёлся,
Богам молитву вознося отчаянную,
Чтоб прекратили качку нескончаемую!
И боги, слава богу, нас услышали:
Мы догребли, перетерпели, выжили…
Обсудим-ка одну деталь сюжета:
Во что мне обошлась Родопис эта?
Признаюсь, у меня была корысть.

Х А Р А К С

Да на фига сюжет детально грызть?
Открой мой сейф и граблями очисть.

Ф А О Н

Ты говорил: «Не будь Фаон пронырою,
Я никогда не обладал бы ею…
Без лишних слов отдам всё, что имею…
Всё что захочешь…» Правильно цитирую?
Тебе пора подумать, если есть чем,
Как бы не осквернить себя бесчестьем.

Х А Р А К С

Я вовсе не забыл о слове чести,
И чтобы провалиться мне на месте,
Когда нарушу подло эту клятву:
Я буду самым гадким человеком
И самым недостойным древним греком!
Родопис мне досталась на халяву.
Не будь тебя, прохвоста делового,
Мои дела сложились бы хреново:
Пропал бы как собака уж давно я!
Я разорился бы и промотался бы,
Бродягой нищим по миру скитался бы,
А жрал бы лишь отбросы да помои,
В лохмотьях грязных под забором спя.
Короче, я подох бы без тебя.
Мой капитал, недвижимое, движимое —
В твоем распоряжении, бери!

Ф А О Н

Какие же мы щедрые цари!
Спасибо. Но цена намного выше моя:
Желаю получить, что отдал сам.
Намёк понятен, вижу по глазам.

Х А Р А К С

Как? По глазам? Ко мне спиною стоя?
Смотреть затылком — дело непростое.

Ф А О Н

Про сделку с фараоном помнишь тайную?
Я выкупил гетеру, став путаною.

Х А Р А К С

За деньги неужели не отступишься?

Ф А О Н

И самой крупной суммой не откупишься.

Х А Р А К С

Я как-то, право, эдак, что ль, растерян…

Ф А О Н

Куда ты денешься, раз слово дал?
Иль, может, репутации кристалл
Ты замарать бесчестием намерен?

Х А Р А К С

Ну что ж, придётся честь спасать идти.

Ф А О Н

Сам головой своею рассуди:
Тебя, я знаю, только к бабам тянет,
Но провести же надо как-то ночку,
Так лучше уж со мной, чем в одиночку.

Х А Р А К С

Да, на безрыбье каждый раком станет.
Однако мне — осмелюсь ли надеяться?—
Не причинятся боли нестерпимые?

Ф А О Н

Оставь надежды неосуществимые.
Надежды тщетные — они развеются,
Растают, словно звёзды в небе мглистом.
Отбрось иллюзии, будь реалистом.

Х О Р

— Честное слово ты дал, так спасай же честь джентльмена —
Будет наукой тебе, может быть, ролей перемена!..
— Радуйся, что отправляешься в гости к красавцу Фаону,
А не к какому-нибудь отвратительному фараону!..

— Ой, глядите: Дориха разутая!..
— Платье к телу прилипло промокшее…
— Нанырявшаяся и продрогшая,
Но живая и неутонутая!

Д О Р И Х А

Минула полночь и зашла луна,
Зашли Плеяды, ночь темным темна,
Часы проходят, я лежу одна...
Тьфу, это снова что-то из Сапфо!
Я дам образчик стиля своего:

Открылась бездна звёзд полна…
Звёзд до хрена…
А я одна!..

Потёртые папирусные свитки,
Вы так живучи, что берут завидки.
Ваш пепел жарче, чем огонь палит,
А вас самих ничто не пепелит.
Но сердце — не абстрактный манускрипт,
И, в ледяную бросившись волну,
Я мокну, но горю и не тону.
Любовь мужчин — синоним скоротечности,
Изменчивости мира изначальной;
Она обратно пропорциональна
Стабильности и твёрдости конечностей.
Ей сразу после первого сношения,
А то и до него или в течение,
Конец приходит. Превратить их в баб бы!
Всех девок превзошли они тогда бы!
Мужское постоянство, грош цена тебе!
Любить до гроба обещал — и на тебе.
Разлюбит точно так же и Родопис.
Сейчас лежит с ней рядом, рассиропясь
От ласки, и никак не намилуется,
Любуется, никак не нацелуется;
Но скоро и безмозглая Родопис
Заплачет, участи моей сподобясь!
А я гораздо более безмозглая!
Из-за чего пошла топиться, дура?
Что водная дала мне процедура?
А впрочем, как сказать! Вода промозглая
Пошла мне впрок. Теперь мозги на месте.
Пришла пора поразмышлять о мести.
О, кто бы мне сказал: ну, почему
Его любовь остыла? Не пойму.
Как можно не любить меня? Сама
Себя люблю ведь я, причём весьма.
И женщина я вовсе не посредственная,
Любовь ко мне — явление естественное.
Он глуп? он слеп? Не приложу ума.
О Афродита, я тебя прошу:
Верни его, и я тебя прощу!

А Ф Р О Д И Т А

О, смертные! Когда душа болит, вы
К нам жалобно возносите молитвы,
Когда же нет ни боли, ни тоски,
К богам от вас летят одни плевки.
Не ты ль меня молила, чтобы выбрала
Тебе в мужья достойнешего мачо?
Что ж не сумела удержать удачу,
Которая тебе на долю выпала?
Дориха, не дарила ты любви,
Любила только прихоти свои.
Вини себя, а не меня, дурёха,
За горькую пилюлю! ахай, охай,
Стенай истошно, руки заломив!

Д О Р И Х А

Откуда ты? Тебя же нет, ты — миф,
Преданье, выдумка, галиматья!

А Ф Р О Д И Т А

Уж если кто-то есть, так это я.
Я есть, я здесь. Тебя, скорее, нет.
Звездою утренней среди планет
Сияет образ мой, и без меня
Вселенная не проживёт и дня.
Я за порядком мировым слежу,
Тела и души во одно свожу
И понуждаю, страстью ослепя,
Других любить порою, как себя.
Пусть это здравому претит уму,
Хлопот и сложностей приносит тьму,
Пусть это будет очень трудный путь —
Пусть так; но в этом-то как раз и суть:
Любить другого, несмотря на то,
Что это тяжело как чёрт-те что,
Почти что невозможно, потому,
Что здесь противоречие уму.

Капризны люди, я ещё капризней.
Хотите без меня скользить по жизни?
Не допущу! Одна уже пыталася:
Скользила и — бултых! Стоит босая,
Как выдра мокрая, полунагая.
Ей повезло: хотя б живой осталася.
Смирите самомнение чрезмерное:
У вас нет выбора иного, смертные,
Как подчиниться воле Афродиты!..

Д О Р И Х А

Кто ты, чтоб поучать меня? Иди ты!..

Э Р О С

С восторгом наблюдаю эту даму я:
Как точно в сердце ей вошла стрела моя!
Я операцию проделал метко,
И, думаю, жить будет пациентка.
Но где? На этом свете иль на том?
На этот счёт в сомненьи я глубоком…
Пойдёмте, маменька, отсюда с богом —
Со мною то есть — в наш эфирный дом.
Как любо мне сидеть на стратосфере
И мстить оттуда людям за безверье!

А Ф Р О Д И Т А

В реально зримое, общеизвестное
Поверит и скотина бессловесная,
Но в скрытое, не видимое глазом
Уверовать способен только разум,
И только настоящий эрудит
В любом предмете вещь в себе узрит.
Но к таковым относятся едва
Ль атеистические существа —
А среди них есть даже божества!

Э Р О С

Как втолковать всей ихней мудробратии:
Матерья — лишь абстрактное понятие.

А Ф Р О Д И Т А

Они ведут серьёзные дискуссии
О том, что, может быть, мы все — иллюзии
Всего лишь, то есть даже не фантомы;
Что если где-то вообще живём мы,
То лишь в сознаньи, да и то в сознаньи
Весьма немногочисленных созданий,
Способных как-то думать, если есть чем, —
Их крайне мало в роде человечьем.

Э Р О С

И в черепушках этих единиц-то
Все боги ухитрились уместиться,
Тогда как даже Зевса голова
Сдержать одну Афину не смогла?
Выходит, головы иных людей
Просторней, чем у Зевса, и твердей?

А Ф Р О Д И Т А

Такое вот брожение идей
Сейчас повсюду, даже на Олимпе.

Э Р О С

Пойдём, maman, точнее полетимте.
Но прежде — а иначе не усну —
Быстрёхонько смотаюсь на луну.
Оттуда выстрелю ещё из лука я
В Анакторию, чтоб болтушка глупая
Так богохульно больше не дерзила
И впредь не смела звать меня мазилой.

Х О Р

Не может быть мазилой Купидон!
Не может, даже если промахнётся
И остриём своим коснётся солнца,
Хотя в луну пытался метить он.

Он снайпер. Даже если в чьих-то жён —
Стрелой ли, нет ли — невзначай воткнётся
И сотворит невольно рогоносца,
Он по стрельбе из лука чемпион.

Куда бы ни стрелял он на лету:
В богов ли, в марсиан ли, в древних греков ли,
В сердца ли романтическим девицам,

В дыру ли, проглотившую звезду,
В лептон ли, прилепившийся к молекуле, —
Снаряд вонзится прямо в цель со свистом.

Над одержимыми чванством, мелким тщеславием, спесью
И себялюбьем людьми
Смилуйтесь, боги любви!
Кто с первой строчки мечтал увидеть конец сей пиесы,
Те уж проспали почти
Миг исполненья мечты.
Здесь не ночлежка; катитесь в общаги, в казармы, хоть к бесу,
Или на печку свою —
Там и зевайте вовсю.


Рецензии
Где есть мяч, недалеко и бутса…
А если они в водное поло играют? Думайте, что пишете!

Вузэттус Декон   25.04.2019 17:09     Заявить о нарушении
Вот те на, недосмотрел. Теперь не зн. что дел. Мож., дл нач. попыт. поплав. в бутсах?

Аврелий Квидам   25.04.2019 22:38   Заявить о нарушении
И в рейтузах.

Хулио Ибаньес Кинто   26.04.2019 11:34   Заявить о нарушении
Поправь рейтузы.

Хулио Ибаньес Кинто   21.05.2019 12:47   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.