Сад Иеронима

третья книга стихов


*  *  *

Я вернулся. Меня не кори
за несчётные вёрсты дороги
и прощением одари,
не держи на пороге.
Собери, что придётся, на стол,
как бывало, на скорую руку.
Примиримся и выпьем по сто
за идущую следом разлуку.

Июнь 2003


*  *  *

Запить запеть за пять за три с полтиной
затри-с пол тиной и не будь скотиной
не будь с Кати Ной это кто такая
не понимаю или кто-то Кая
поссорил с Гердой лошадь но не пони
мою мечту о сладостном Ниппоне
умыли грязью и пришла усталость
а есть умы ли светлые осталось
запить запеть за пять за три с полтиной

сентябрь – октябрь 2003
               

*  *  *

Посторонись, прохожий, я иду
Ирининской, а прежде Первомайской,
без умысла и цели маломальской
у города и мира на виду
с волшебной флейтой в сморщенном заду,
прикрыв лицо своё посмертной маской,
дыша галлюцинацией и сказкой,
как у Иеронима во саду.

декабрь 2003


*  *  *

Кто-то по первопутку
с вещмешком
выступает пешком,
кто-то ловит попутку.

Я сижу на обочине
и курю,
никого не корю,
лишь собой озабоченный.

август 2003 – январь 2004
               

*  *  *

Корзина с польскими грибами,
куст бересклета.
Разбился август, как о камни,
о берег лета
на многочисленные брызги –
на дни, недели,
на незначительные мысли,
почти идеи,
на повторяющиеся мерно
удары пульса,
всё разделяющие верно
на до и после.

август 2003 – февраль 2004


*  *  *

Возьму да сочиню сонет,
ущербный без высокой темы,
как Пифагор без теоремы
или корнет без эполет.
Пардон, а почему бы нет?
Какие могут быть проблемы
в координатной сетке, где мы
мой наблюдаем силуэт?
И пусть я вовсе не поэт,
коль не способен для поэмы
достойный подыскать предмет
изображения. Привет!
Я выпадаю из системы –
пойду, приму парад планет.

4 – 11 июля 2004
               

*  *  *

Где мы гостями посторонними
гуляли по аллеям парка,
асфальт под гнёздами вороньими
пестрел, как шкура леопарда,
и для народного гуляния,
чреватого горами мусора,
звучала радостно заранее
организованная музыка,
и между тучами и ветками
в предчувствии дождя и холода
заканчивался фейерверками
традиционный праздник города.

4 – 5 сентября 2004


*  *  *

Ни сладу нет, ни угомону
с тобой, тебе, душа моя.
Какому горнему ОМОНу
под силу суетность твоя?

Твои позывы и порывы
чем утолят? чем усмирят?
На берег брошенные рыбы
зевают – и не говорят.

27 – 28 сентября 2004
               

*  *  *

Карты-козыри биты,
пострадал интерес.
Все лихие гамбиты
опровергнуты (йес!).
И не стало в помине
воробьиных ночей –
суета и унынье,
и огарки свечей.

ноябрь 2004


*  *  *

Провинциальный милый сердцу быт
коробка спичек пачка Беломора
бесцельный труд с утра и до забора
способствуют забвению обид
с души воротит и в глазах рябит
от Гималаев избяного сора
виват Содом да здравствует Гоморра
бедняга Лот и колокол звонит

11 – 12 июня 2005
               

*  *  *

Отсутствие дыма и дома
приводит к броженью умов.
Ни хижины дядюшки Тома,
ни княжеских теремов
построить не получилось –
аз есмь перекатная голь.
Из всех действительных чисел
моим является ноль.

2 – 3 июля 2005


*  *  *

С опозданьем, конечно,
постигаю азы,
очевидные вещи –
сразу после грозы
потревоженный воздух
так же будет кипеть,
гужевые повозки
так же будут скрипеть,
как при Игоре князе,
и столетья спустя
при сверхзвуке и квази-
световых скоростях.

13 – 14 августа 2005


*  *  *

Дали голос, но не дали хлеба
для продления жизни земной.
Кто делился насущным со мной?
Ты да небо.

И за каждое слово
мне сторицей воздастся в раю
или том безмятежном краю,
где увидимся снова.

18 сентября 2005



*  *  *

Мне многое дано – сей город у реки,
несущий высоко свой возраст патриарший.
Казалось бы, хватай удачу в две руки
и радости вкушай от пуза полной чашей,
да только всё не впрок, и не идёт покой,
как сытая зима вослед за урожаем.
В сомнении брожу: а кто я есть такой –
бранчливый раб или достойный горожанин?

октябрь 2005

 

*  *  *

Не мне рыдать при вавилонских реках,
не мне Содом, не мне эдемский сад –
мне место здесь, где жёлуди на ветках,
как вздёрнутые витязи, висят.

ноябрь 2005


*  *  *

Закурю папироску,
накропаю стишок
про крещенских морозов
нестерпимый ожог,
и на ветках берёзы
приунывших ворон,
и роскошную россыпь
опустевших дворов,
и внезапной метели
кружевную юлу.
И за эту безделку
сам себя похвалю.

январь – февраль 2006

               

*  *  *

Я из тех, для кого Интернет – лабиринт Минотавра
и единый кормилец на все времена – Гуттенберг,
для кого побережье Колхиды, подножие Тавра –
не потерянный рай, а начало дороги, ведущей наверх.

И на что уповать уроженцу имперских окраин,
где чуть новый игумен, так следом новейший устав?
Слава Богу, не Авель ещё и, надеяться смею, не Каин,      
а только Исав.

март – апрель 2006


*  *  *
 
1.

Заражают безумием десять египетских казней.
Столько лет проплутали. Издох не один Моисей.
Чем прекрасней порыв, воплощение тем безобразней –
подтверждается жизнью напрасно прожитою всей.

2.

Опыт  бедности учит бояться колёсного скрипа,
голос гордости требует слепо идти напролом.
Намечается выбор, в итоге которого – либо
светлый князь за столом, либо подлый мужик под столом.

3.

Я прошу, помоги мне, Отец, потерпеть пораженье,
не утратив лица, не упившись на чуждом пиру,
все грехи отпусти и оставить позволь отраженье
в бурых водах реки, при которой рождён и умру.

апрель – май 2006
 
 
*  *  *

Кто был неправеден и грешен,
кто был ничей и всех жених,
кто был уловлен и повешен
по наущению иных,
кем обнадёжен и утешен
был род людской пускай на миг –
тому и пригоршня черешен
дороже копей золотых.
 
июль 2006


*  *  *

Суетны, ****оязыки
и рабы мечты одной,
мы оставили улики
на поверхности земной.
А была ли цель великой –
на террасе намывной
рыжий пламень облепихи,
неухоженный и дикий,
посчитается со мной.
 
июль - сентябрь 2006
               

*  *  *

Как некогда писал Редьярд,
змея пережила свой яд.
А коли у змеи нет яда,
то и самой змеи не надо.
 
28 ноября 2006


Рецензии