Дорога в Дамаск

вторая книга стихов


*  *  *

Дочь легкомысленной любви
воды и солнечного света,
мать сон-травы и первоцвета,
рождённой заново листвы,
пора вскипания крови
под корень срубленной берёзы -
когда предчувствие угрозы
никак нейдет из головы.

апрель - май 1995

*  *  *

Мы не заметили, увы,
мы за делами проглядели,
что парк - и не прошло недели -
укрылся пологом листвы,
а это значит, ангел мой,
уже не за горами лето.
Но стало воздуха и света
куда как меньше, чем зимой.

май 1995


*  *  *

Наши нелепые ссоры
пусть порастают быльём.
В чашки простого фарфора
сизого чаю нальём,
бросим на стол карамели
россыпью - что уж мудрить?
После пусть скажут: умели
люди счастливыми быть.

май 1995


*  *  *

Не парии, не уроды -
забывшие отдых и труд,
ревут, обезумев, народы,
как сильные воды ревут.

Ты прав оказался, Исаия.
Ты нас угадал до конца.
В который пирует косая,
и крови не видно конца.

май 1995 

               
ЛЕБЕДИНОЕ  ОЗЕРО

1.

Словно отрок наследный,
обречённый на власть,
этот лебедь последний
предназначен пропасть.

Он неслышно и гордо
канет в зиму, как дым
исчезает. И город
не заплачет над ним,

2.

Мы с тобою обманулись -
так бы чаще, милый друг.
Гуси-лебеди вернулись
в мутноглазый Гомеюк.

Будут белые одежды
и омытые дождём
босоногие надежды,
что, авось, не пропадём.

май 1995


*  *  *

Погасит люльку пастушок
и спустится в долину,
сыграет зорю петушок,
и утро выгнет спину
с улыбкой вещего кота
из дядюшкиной сказки,
и не случится ни черта,
достойного огласки.

май  - июнь 1995


*  *  *

В букете - липа и жасмин
и розовый шиповник.
Не я виновник именин,
не я, увы, виновник,
но мой беспечный брат июнь -
вселился ж бес в ребро! -
легко отдавший за латунь
сурьму и серебро.

июнь 1995


*  *  *

Грязи дольней дороги
жирно льнут к сапогам.
Худо, если в итоге
даже званым гостям
не откроется толку
ни в делах, ни в словах,
как голодному волку
в прошлогодних следах.

июнь 1995


*  *  *

Стригут береговушки рябь затона, -
" А любо мне испить шеломом Дона".

и солнце, словно бунтовщик на рее, -
" Младенец наречется Назореем".

болтается, и небо побелело -
" Всё, больше ни полслова - надоело".

июль 1995


*  *  *

Тот, кто выбирает дорогу,
которой пристало идти,
себе выбирает тревогу,
которой томиться в пути.

Что ведомо мне о тревоге,
терзавшей задолго до нас
пылившего по дороге
в Дамаск.

июль 1995


ПРОГУЛКА

1.

Вторая неделя июля,
и в праздник Святого Петра,
как набожные бабули,
бездельничаем с утра.

Но маяться, скоро ли вечер,
причины я не нахожу.
Отправимся, здесь недалече -
тебе городок покажу.

2.

Чтоб камнем душа не лежала,
ты тех оправдай и прости,
кто ратушу после пожара
не смог до ума довести.

Никто из них не бездельник.
Не имут вины
работавшие не из денег
спасители старины.

3.

Над могилами деда и бабки,
тётки и прочей родни
ни памятников, ни оградки -
кресты да вороны одни.

По-разному жили-тужили
в крестьянской своей простоте -
те праведно, эти грешили.
А ныне лежат в тесноте.

4.

За клёнами скромно притихший,
но строгий, как всадник Егор, -
когда-то меня окрестивший,
стоит православный собор.

И с давнего детского лета
знакомая наперечёт
Чечёра - река Гераклита -
под Замковой горкой течёт.

31 июля - 5 августа 1995


*  *  *

Век усталое тело
разметал по углам,
а душа отлетела
к заповедным пескам,
где над лебедем белым
нижний мостик дугой.
И невмочь этот берег
променять на другой.

1995


*  *  *

Пучок утиных перьев,
бессмертников пучок -
не тешься, дурачок,
ты у неё не первый.

Ручаюсь головой,
она не унывала
и многократ бывала
соломенной вдовой.

Сейчас она твоя,
но случай подвернётся -
другому улыбнётся
и скажет: вуаля.

17 - 18 сентября 1995



*  *  *

О подоконник гулко
вторые сутки - дождь,
и в город на прогулку,
хотел бы - не пойдёшь.

Но сетовать на это
повремени пока -
увидишь, бабье лето
разгонит облака.

1 - 3 октября 1995


*  *  *

На всём десница Божия -
присяду ли когда
на камень у подножия
Лекзырского креста?

Над ним тысячелетия
проходят впопыхах,
а мне лишь междометия
остались - ох да ах.

октябрь 1995


*  *  *

Был - тапёр, а стал - маэстро,
был - король, а стал - капуста.
Говорят, что свято место
долго не бывает пусто.

Только вот что интересно -
к вящей радости начальства
люди из другого теста
появляются нечасто.

11 ноября 1995


*  *  *

Смахнут крылами голуби
листву на дно пруда,
деревья в небо голое
опустят невода,
и рыжая прелестница
в положенный черёд
поплачет, перебесится,
а там и Новый год.

октябрь - ноябрь 1995


*  *  *

Вот и песенка спета
до конца.
Птица Феникс из пепла
не поднимет лица.

Время выпасть из круга
подоспело, и впредь
не до жиру, подруга -
только б не озвереть.

26 декабря 1995


*  *  *

Отправляешься в дорогу:
кости - псу, овёс - коню,
сердце - даме, душу - Богу,
честь и совесть - никому.

Но не кайся, бедный рыцарь,
если скажут, дураку,
что милее те, чьи рыльца
от рождения в пуху.


декабрь 1995 - январь 1996


*  *  *

Новогодние ёлки
догорели дотла.
Воют серые волки
на могиле козла.

Все наивные сказки
со счастливым концом
рассказали до нас и
рты залили свинцом.

25 декабря 1995 -
12 января 1996


*  *  *

На столбах, на заборах
и за каждым углом
снова росчерки Зорро
белым школьным мелком.

Возвращается детство,
словно прима на бис.
Продолжается действо -
стало быть, улыбнись.

25 - 26 января 1996


*  *  *

Облака перьевые,
как дымок сигарет
наплывают. Впервые
ни хороших примет,
ни хорошего друга
во дворцах из песка.
И уныло, как вьюга,
завывает тоска.

1996



*  *  *

Желна ударит по сосне,
и замелькают, как во сне -
Петровка, ягода малина
в кустах кусками янтаря
и с нашего календаря
дней оборвавшихся лавина.

1996


*  *  *

Кому - торчать от анаши,
кому - от браги.
Кому - рядиться в курбаши,
кому - в абраги.

Кому - остаться с барышом,
кому - внакладе.
Кому - скитаться голышом,
кому - в наряде.

Кому - по нраву и душе,
кому - немило.
Всего хорошего. Шерше.
Мне - мимо.

Май 1996



*  *  *

Бесконечные дожди -
серо, сыро, сиротливо.
Если хочешь - подожди
не конца, так перерыва.

А не то - беги скорей
прочь отсюда без оглядки.
И нимало не жалей -
с потерявших взятки гладки.

1 - 3 июля 1996


*  *  *

Осень, полная дыма
и опавшей листвы,
проносящая мимо
тридцать третьей главы
суетливые стаи
воронья в облаках,
поманит и оставит,
как всегда, в дураках.

1996


*  *  *

Ночь идёт по треугольнику,
как по битому стеклу.
Семипалый к подоконнику
наклонился во хмелю
от предчувствия ушкуйного
завывания зимы
и голодного и буйного
нрава снежной кутерьмы.

1996


*  *  *

Дирижабль свинцовый
отлетел в Мадрапур.
Гребень птички бойцовой
угодил во фритюр.

Выпьем водки перцовой,
облачимся в пурпур -
дирижабль свинцовый
отлетел в Мадрапур.

1997


*  *  *

Я памятник воздвиг из горстки слов.
Достойный поклонения волхвов,
он интересен, судя по всему,
мне одному.

И потому непрочный, как слюда,
мой памятник исчезнет навсегда
бесследнее языческих могил.
Но всё-таки он был.

1997



*  *  *

Синева долгожданного неба
обласкает на несколько дней,
не заботясь о том, как нелепы
и мелки наши страсти по ней.

А когда пролетит паутина,
станут жилы тянуть тот же час,
беспросветная серость, рутина
и непереносимая грязь.

1997 – 1998


*  *  *

Снег, обглоданный туманом
атлантических дыханий,
не является обманом
новогодних ожиданий,
но является причиной,
основной и несомненной,
ссоры женщины с мужчиной,
одиноких во Вселенной
между лживых, безучастных,
вороватых, суетливых
и поэтому несчастных,
но поэтому счастливых.

1997 - 1998



*  *  *

Небесные цветы дворов и пустырей
влекут меня к себе невнятно и тревожно.
Я сделал первый шаг. Я вышел из дверей.
Я не могу сказать, вернусь ли. Невозможно
предвидеть результат внезапных перемен,
стремительный итог уходов без прощаний.
Искусство быть вдвоём не знает ни времён,
ни комнат, где скелет напрасных обещаний,
скрываемый в углу от посторонних глаз,
не хочет присмиреть и цокает костями.
Его немой укор, его истошный глас
не значат ничего для движимых страстями
по вечному пути. Незваными гостями
им так легко идти с худыми новостями.

июль - октябрь 1999


ДЕСЯТЫЙ  БЛЮЗ

Я пена ХХ века
катящегося под уклон
я значу не больше чем Вега
когда приходит циклон

я мясо ХХ века
кровавого с красной строки
я значу не больше чем веха
дрожащая в русле реки

я выбор ХХ века
в последние несколько дней
я значу не больше чем ветка
для листьев шумящих на ней

1999


*  *  *

Заварим чай. Варенье из рябины,
батон, деликатесный маргарин
на стол поставим. Справим именины.
По счастью есть виновник именин.

А нет - найдётся тысяча причин
чай заварить, варенье из рябины,
батон, деликатесный маргарин
на стол поставить. Справить именины.

1999 - 2000


*  *  *

Природа требует скандала.
Цветут сады. Похолодало.
Мне недостаточно. Мне мало.
Мне очень хочется ещё -
непонимающих улыбок,
непозволительных ошибок.
И бросить *** через плечо.

1995 – 2000


*  *  *

В конце дороги крепкий чай
и тёплая постель,
а за окном который час
колючая метель.
А за окном леса, поля,
чужие города,
окоченевшая Земля,
хвостатая звезда,
неразличимая во мгле.
И вся моя беда
в том, что как стрелка на игле
мечусь туда-сюда.

1997 - 2000



*  *  *

Верни мне слово - я тоскую,
я задыхаюсь в тишине.
Не вою в поле при луне,
не щёлкаю и не токую.
Я молча ухожу в глухую
защиту, пью напропалую,
не чаю о грядущем дне -
и не сменяю на другую
судьбу свою, пускай немую,
но предназначенную - мне.

1 - 10 июня 2000


*  *  *

Второе утро августа. Илья.
Берлинская лазурь и амальгама
слепят невыносимо - или я
отвык от света птичьего и гама
за краткий миг, пока чудил июль,
насквозь промокший, скомканный и мнимый,
как миллион, умноженный на нуль,
как этот день, летящий вскользь и мимо.

август - ноябрь 2000


*  *  *

( спиной к Петру лицом на реку и облака)
немного нужно человеку
во все века
всего лишь выбор жить во страхе
не удержать
или сказать подите на хер
и убежать

август 2000



*  *  *

Берёза сыплет семенами.
В природе август. Временами
я исчезаю за дымами
недорогого табака
и маленького костерка,
зажжённого в лесу сосновом,
пустом и светлом, над которым
обычно соло, реже хором
летят кто с карканьем, кто с рёвом,
а молча - только облака.

август - ноябрь 2000

*  *  *

То ли прихоть, то ли глупость,
то ли детская мечта -
я хочу красивый глобус.
Не пускает нищета.

Ни круиза, ни исхода.
Где Синай и Арарат?
Невесёлые итоги.
Видно, правду говорят:

бедолагам, у которых
курам нечего клевать,
испокон даётся выбор -
грызть в тоске сухарь обиды
или радоваться жизни
и о глобусе мечтать.

май - июнь 2001


*  *  *

Потрогаешь висок,
подумаешь с тоской:
кончается песок,
как мастер за доской,

небесная вода
теряется в грязи,
и пешке никогда
не выбиться в ферзи,
 
а значит, есть резон
оставить хоровод,
считая, что озон -
всего лишь кислород.

1999 - 2001



*  *  *

Три души, четыре стула,
лет шестнадцать будто сдуло
ветром, как ненужный сор.
Вновь попойка до рассвета.
Он про то, она про это,
я киваю без ответа -
непутёвый разговор.

Ночь становится бледнее,
пить становится труднее.
Слёзы. Паника. Вокзал.
Поезд медленно отходит.
Хмель мучительно выходит.
Ничего не происходит -
кто-то правильно сказал.

2 - 6 июля 2001


MISSISSIPPI  BLUES

Я не Том Сойер но тем не менее Том
я даже в мыслях не Том Сойер но тем не менее Том
мы похожи как собака с котом

эй Гекльберри ты не забыл свой Миссисипи блюз
пока ты помнишь я ничего не боюсь

здесь каждый пятый братец Сид или индеец Джо
здесь каждый пятый
каждый третий
просто каждый братец Сид или индеец Джо
о кто бы знал как я хочу сказать им всем идите в жо

эй Гекльберри давай споём твой Миссисипи блюз
пока мы вместе я ничего не боюсь

мой старый папа не Марк Твен а мать не Харпер Ли
мой старый добрый бедный папа не Марк Твен
а мать не Харпер Ли
они быть может и хотели да что толку если не могли

эй Гекльберри не забывай наш Миссисипи блюз
пока ты помнишь что мы вместе я ничего не боюсь

я никого я ничего я ни черта всё суета
лишь бесконечный Миссисипи блюз

сентябрь 2001


*  *  *

Когда летели Леониды,
пересекая Орион,
мы забывали про обиды
и выбегали на балкон,
своих желаний сокровенных
не успевая загадать
и о заботах ежедневных
переставая горевать.

19 ноября - 3 декабря 2001



*  *  *

Восстанут племена иные,
но повторится, как закон -
во тьме исчезнет Ниневия,
падёт великий Вавилон,
высокомерный Персеполис
горячим пеплом заметёт,
сию стремительную повесть
потомок будущий прочтёт,
отложит в сторону учебник,
урок ответит в двух словах
и своевременно исчезнет
в геологических слоях.

январь 2002


*  *  *

Я не помню Магадана,
я не помню Волгограда.
Это более чем странно.
Но, возможно, так и надо
забывать места и сроки,
забывать слова и лица,
чтоб не чувствовать мороки
и в себе не заблудиться.

2001 - 2002


*  *  *

Я говорю а кто такие мы
лелеющие мелкие обиды
имеющие призрачные виды
в полушаге от сумы или тюрьмы
паломники бредущие из тьмы
во тьму и не хулящие планиды
искатели Эдема Атлантиды
и золота в бассейне Колымы
высокие и подлые умы
прекрасные творенья инвалиды
быки и матадоры без корриды
в болоте ежедневной кутерьмы
на фоне лета осени зимы
весны до жизни после панихиды

март 2002


*  *  *

На беду ли, на удачу -
в годы юности моей
угодил я под раздачу
оплеух и козырей.
Вот же подлая природа!
Всё как будто невзначай -
бочка дёгтя, ложка мёда,
пара денежек на чай,
не побрезгуйте советом
и пожалуйте за дверь.
Так мне выпало поэтом
стать и маяться теперь.

25 апреля - 8 мая 2002



*  *  *

Куда идём и где конец дороги -
об этом знают истину одне
лиловые берёзы при дороге
и небо безответное над ней,
и талый снег, и лужи на асфальте,
и дружная, но поздняя весна.
Не повышайте голоса. Оставьте
в покое нас и наши имена.

май 2002


*  *  *

От зимы до субботы
жизнь проходит, как две,
и всего-то заботы -
вышивать по канве,
и всего-то удачи -
что-нибудь рифмовать
мимоходом и даже
оттого горевать.

июнь 2002


*  *  *

Одинокий постылый уют,
детский ужас пустующих комнат
между может быть помнят и ждут
и конечно, не ждут и не помнят,
или долгий супружеский рай,
бесконечная пёстрая лента -
назови свою роль и сыграй
без антракта и аплодисмента.

август - сентябрь 2002


*  *  *

Не ваятель, не воитель
за Отечество своё -
я всего лишь обыватель,
отбываю бытие.

Отбываю, как умею,
как я сам себе завёл.
Потому и не имею
многих радостей и зол.

4 - 7 сентября 2002


*  *  *

Под облаками августа,
дождями сентября
замешанная нагусто,
надёжно и не зря
надежда на спасение
от злости и тоски
в последние осенние
погожие деньки
обманет? оправдается?
не выйдет из ума?
Что сбудется, то станется.
А далее - зима…

октябрь 2002


*  *  *

Не мочёной морошки
попрошу принести,
жизни жалкие крошки
зажимая в горсти,
но такую же мелочь
назову, дребедень,
что в достатке имелась
у меня каждый день,
чтобы стало понятно,
как любил его я -
этот грубый, приятный,
вечный вкус бытия.

октябрь 2002

*  *  *

Небо ниже и уже,
по ночам холода
надвигаются, в лужах
загустела вода,
гости в звёздном посеве
вышли, роза ветров
повернулась на север,
возвещая Покров.

октябрь 2002


*  *  *

В повтореньи сезонов,
положений и слов –
проявленье законов,
утвержденье основ
И не надо бояться
быть таким же, как все,
горевать и смеяться
и бежать в колесе,
забывая при этом,
что и сны наяву
возвращаются эхом,
как лесное ау.

10 - 12 ноября 2002


ОРЁЛ  И  РЕШКА

1 ( 2 )

Мы малые, но перед нами вечность
и звёздные скопления вдали.
Мы не считаем время на рубли.
Мы малые, но перед нами вечность.
Играющим в космической пыли,
нам не к лицу наивность и беспечность.
Мы малые, но перед нами вечность
и звёздные скопления вдали.

2 ( 1 )

Мы малые, но перед нами вечность
и звёздные скопления в дали,
которая зовётся - бесконечность.
Мы малые, но перед нами вечность -
и нам к лицу наивность и беспечность,
играющим в космической пыли.
Мы малые, но перед нами вечность
и звёздные скопления вдали.

15 - 27 ноября 2002


*  *  *

В этом мире симметрий и тождеств,
конгруэнтностей и подобий,
заурядностей и ничтожеств,
безысходности и юдоли
просто быть симметричным, тождественным,
конгруэнтным, подобным.
Невозможно - божественным.
И нельзя - неудобным.

январь 2003


*  *  *

Неподвластно, неподсудно,
безрассудно, ни зачем
зарождаются подспудно,
как руда из гидротерм,
по законам тех тектоник,
что неведомы почти
и которые никто не
в состоянии постичь,
в неположенные сроки
потаённые слова -
и тогда молчат сороки,
и не ухает сова.

6 - 9 февраля 2003



*  *  *

И жизни год сороковой,
начаться не успев, кончается,
и венчика над головой
не намечается,
и счёт один за всё про всё -
уйдём туда, откуда прибыли,
своих долгов не унесём,
тем паче прибыли,
поскольку суета сует
поборами не облагается,
и в саване карманов нет -
не полагается.

апрель 2003



*  *  *

Всуе не произносите
поучительных речей,
что кораблики пускают
не в корыте, а в ручье.

Не надейтесь. Не поможет.
Не пойду на поводу.
И спокойствие, быть может,
потеряю и найду.

апрель - май 2003


*  *  *

Я напишу стихотворенье
и возведу его в закон:
- От самых первых дней творенья
до окончания времён
какие бы не угрожали
напасти - нам ли горевать?
Non solum armis, горожане,
и век иному не бывать.

3 - 4 июня 2003

ПСАЛОМ 130

Я наблюдаю облака,
потупив очи.
Не поднимается рука
исполнить то, на что нет мочи.
А усмирённая душа
моя томится,
не порываясь, не греша,
и плакать, как дитя, боится.

8 - 9 июня 2003


Рецензии
Читала... наслаждалась, смаковала, радовалась добротному, грамотному, любимому русскому языку...
Понравилась краткость и ёмкость строк, в которых много сказано с хорошей долей иронии и самоиронии.
Я Вас - в свой списочек!



Татьяна Диттерт   23.04.2018 10:45     Заявить о нарушении
Спасибо, Татьяна! Русский язык - это наше всё:) за неимением других благ:)

Олег Тупицкий   24.04.2018 12:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.