Суинберн. Гимн Прозерпине

          I have lived long enough, having seen one thing, that love hath an end;
          Goddess and maiden and queen, be near me now and befriend.
            (“Hymn to Prosepine” by A. Ch. Swinburne)

Долго жив, я успел убедиться, что любовь приходит к концу.
Богиня, дева, царица, помоги твоему певцу.
Ибо дар твой более значит, чем осень, зима, весна:
Они несут радость и плач, а ты — забвение сна.
Упоительны винная пена и воркование голубей,
Но всё же твой дар, Прозерпина, любви и вина сильней.
Вот и сам Аполлон, златовласый, золотострунный бог —
Он внешне приятен для глаз и в то же время жесток.
Как устал я от песнопений, как отдохнуть бы желал
От мучительных наслаждений, от страданий, от лавров и хвал.
Не зная наших богов, мы знаем, что они злы
И безжалостны, как любовь или жизнь, но, как смерть, милы.
Боги древние свергнуты с неба, уничтожены, изгнаны вон.
Говорят, от их гнёта и гнева мир искуплен и освобождён.
Новых, одетых скромно, милосердных юных богов
Венчают живою короной — цветы вместо прежних жезлов.
Мне же намеренья их непонятны, они — пустота;
Мне довольно веков былых и людей, что жили тогда.
Сражаются время и боги, вы же, люди, стоите меж них
И тянете жизни соки из грудей любви пустых.
Человек, вздохни спокойней, не спеши, перестань, прекрати,
Пока горькое молоко не иссякло в бесплодной груди.
Галилеянин неумолимый, ты всё хочешь отнять? Оставь
Нам пальмы, и лавры, и гимны, и нимф посреди дубрав,
И их груди, что так нежны, и любви окрылённой полёт,
И все радости, что нам даны на земле, пока смерть не придёт,
И шаги ритмичные Ор, что, как звуки лиры, звучат,
Укрытой в цветов ковёр, где струны её блестят.
Что взамен можешь ты даровать нам? нечто большее? что-нибудь,
Что было бы боле приятным и боле прекрасным? Отнюдь.
Жизнь изменчива и коротка, и никто не сумел на земле
Её дважды прожить, так пускай она будет полней, веселей.
Человеку довольно рыданий и печалей, зачем же ему к
Ним ещё добавлять страданий, тяжесть новых болей и мук?
Галилеянин, ты победил. Мир с тобой стал намного серей,
Он воды из Леты испил, он пресыщен обильем смертей.
Лавр зелен только весной, любовь только день сладка,
После мая лавр сухой, любовь от измены горька.
Мир так исполнен печали. Уснём ли мы навсегда?
Старые веры пали, в будущем — мрак, беда.
Судьба — океан безбрежный; скалой стоит в нём душа;
Натиск волн и пены мятежный терзает её, круша.
О, жертвы пытки кровавой, члены тел распятых богов!
О, святых ужасная слава, на устах засохшая кровь!
Хоть пред вами в благоговенье падает ниц народ,
Я не преклоняю коленей, а стоя смотрю вперёд:
Все радости и всё горе нынешние далеко в
Прошлое брошены, в море давно минувших веков,
Где с водою за край земли сквозь большие ворота в стене
Выплескиваются корабли в бездну смерти, в небытие;
Где, сверкая акулы зубами и множеством белых глаз,
Как крылами, колыша морями, течёт, серпантином виясь,
Движима силой незримой, несказанных тайн полна,
Грядущего ветром гонима, бытия роковая волна.
За нею — нагие глубины, бегущие прочь шторма;
Пред нею — в недра пучины проглатываются грома;
Несёт она северный ветр, и слёзы людей — её соль;
В ней — ужас крушений и бед, тревога, смятенье, боль;
В ней — биение пульса годов беспокойное; как клыки —
Гребни белые; словно кровь, брызги её горьки;
В клокочущей пеной волне вздохи будущих духов слышны,
Доходит до моря корней глубина бурлящей волны;
Вершины её летят, достигая звёздных высот,
Земли края дрожат, замедляется времени ход.
Ты хочешь сковать кандалами, высечь прутьями гладь морей?
Ты хочешь сковать цепями то, что всех вас, богов, древней?
Вы уйдёте как быстрый смерч, как огонь сгорите дотла;
Хоть вы боги, а ждёт вас смерть, чёрных волн леденящая мгла.
В темноте прошедших дней, перемен, передряг, интриг
Спать вы будете средь теней, мир забудет вас ради владык.
Хотя твои жрецы ступают по древним местам,
Где все божества — мертвецы, а ты, мёртвый, стал богом сам,
Хотя Цитеры царица пала и скрылась во мгле,
Но царство твоё будет длиться не вечно на этой земле.
За тобою, за мёртвым, следом все твои мертвецы уйдут.
О родившей тебя в мире этом как о богине поют:
Ты король, она — королева; но помним мы об иной —
О прекрасном цветке на земле в океане красы неземной:
Открыта желаниям мира, как пена морская светла,
Она праматерью Рима чадолюбивой была.
Твоя матерь девою бледной явилася к нам в слезах,
Афродита же — с многоцветной короной цветов в волосах,
В блеске белых роз искрящихся и в сверкании серебра,
И всех нас, на неё молящихся, озарила светом добра.
Та явилась отверженной, с плачем, из рабынь последней рабой,
А эта пришла настоящим божеством; её вынес прибой —
И волны её узнали, и ветры её понесли,
И струи лазурнее стали, и розы пышней зацвели.
Небожители бросили нас, не остался в живых ни один,
Кроме той, что была прекрасней самых дивных нимф и богинь.
Я ей не устану молиться, взывая в подземную тьму:
Богиня, дева, царица, помоги певцу твоему.
Ты земли, моей матери, дочь, её корона в цвету;
Я твой брат, я туда, в ту ночь, откуда пришёл, уйду.
В ночь, когда твои очи — как луны в небесах и когда тишина
Услаждает, как звук нежнострунный, сердце в объятиях сна,
Когда маки как розы приятны, а красная роза бела,
Когда запах цветов ароматный ослабляет ветру крыла,
Когда шёпот духов, спящих среди теней богов,
Звучит словно души горящих смутным светом звёздных миров,
Пред очами, богиня, твоими, под бессолнечным небом, позволь
Упокоиться мне рядом с ними и забыть и радость и боль.
Ты главней всех божеств, Прозерпина, которые нас берегут:
От тебя к нам приходит кончина, а от них — только дрёма и труд.
Я к ногам твоим припадаю, понимая наверняка,
Что, как праотцы, сгину; я знаю, что усну, как они, на века.
Ибо дней наших зеркало хрупко, где так быстро мелькает наш век,
И недолго душа носит труп, который и есть человек.
До тех пор потерплю на земле я, не смеясь и не мучим тоской;
Нет бога смерти сильнее, а смерть — это сон и покой.


Рецензии
Swinburne serait ravis!

Вотномрел   01.08.2020 14:14     Заявить о нарушении
Peut-être, qui sait ? Peut-être serait-il furax.

Джеймс Лентин   01.08.2020 18:29   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.