The Melancholy Death of Oyster-Boy Печальная Смерт

Перевод с английского;
автор оригинала - Тим Бертон (Tim Burton)

Помолвка средь дюн, потом – свадьба на море.
Океанский прибой их гармонии вторил.
На ужин они ели моря дары –
Рагу из моллюсков и красной икры.

И пока он питался, она захотела
Ребенка родить, - да велико ли дело?
Время прошло, и она родила.
Но человека ли – не поняла.
Все по списку на месте. Он чувствует, слышит,
Но все ж ненормальным каким-то он вышел.

Нелепые роды - противный осадок.
Начало конца. И тяжелый упадок.

Она пошла к доктору: «Мальчик не мой!
Понюхай! Он пахнет соленой водой!»
 «Это что! Я недавно смотрел пациентку
С птичьим клювом, рогами и ухом в коленке.
Полуустрица сын твой – знакомый симптом,
Если на побережье ваш маленький дом».

Странного сына родители в шутку
Стали звать Сэмом-Морепродуктом.
Все соседи старались заранее знать,
Когда Сэм выходил из себя погулять.
А соседские дети его обзывали
Головоногим, а потом убегали.

Однажды весной Сэм стоял под дождем,
Совсем одинокий, и думал о нем.
Он его наблюдал, дождь бурлил в водостоке…
Пока мама в машине на мокрой дороге
В отчаяньи била по приборной доске,
С нарастающей болью в гнетущей тоске.
«Дорогой» - говорила потом она мужу –
«Нам ясность внести в отношения нужно.
Подумай, ты нашего сына, на деле,
Винишь в своих личных проблемах в постели».
Хоть пробовал мазей, микстур, и лосьонов,
Примочек он тысячи и миллионы,
Чесался и плакал, скулил и страдал –
Препарат ни один ему не помогал.
От врача он услышал не без удивленья,
Что причина проблемы – ее же решенье.
Что устрицы очень полезны мужчинам,
И он может поправиться, если съест сына.

Он подкрался неслышно, его объял страх,
У него пот на лбу, и ложь на губах:
 «Сын, ты счастлив? Ты в этой земной круговерти
Был ли с Богом? Когда-нибудь думал о смерти?»
Сэм моргал и молчал - ему фатум известен.
Папа нож теребил, ему галстук стал тесен…
…Как поднял он сына, испачкав пальто,
А потом проглотил, не узнает никто.

Останки зарыли в песок возле моря.
Молитвы и вздох, преисполненный горя.
Две деревяшки крестом на могиле,
И надпись пророчит жизнь в лучшем мире.

Но вот память стерта высокой волной.
Он дома в постели с любимой женой.
«Моя милая, как насчет повеселиться?»
«Но теперь пускай девочка лучше родится».


Рецензии
Мило, но драматично.
Великолепные строчки, люблю Бёртона и его произведения.
А на это, просто нет слов.

Макси Дераив   26.11.2010 17:59     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.