меж ростральных колонн, тёмной мартовской ночью

Мой добрый друг, весёлый нрав
твою украсит добродетель!
В упадке нравы, Бог свидетель.
Бестактны девы, да, ты прав.

Вот свежий случай: ночью тёмной
я возвращался из гостей.
И не искал отнюдь затей,
и не желал забавы стрёмной.

Но бес, видать, меня смутил.
Шепнул: «Не выпить ли?» - Пожалуй!
Едва согреюсь с дозы малой.
И я с пути поворотил,

ища глинтвейна и уюта.
Мне юность вспомнилась - легка,
как одуванчик из венка.
А нынче жизнь куда как люта.

Да, нет теперь ни комсомола,
ни комсомолок разбитных.
И не вернуть тех дней былых.
Портвейн сменила «Кока-Кола».

А вместо семечек – попкорн.
Кругом заморская зараза.
Куда зайти? Ночная «Плаза»?
Притон… Я, сплюнув, вышел вон.

Навстречу – школьницы под мухой.
Их речь язвит мой нежный слух.
Их вид нелеп. Одна из двух
другую величает шлюхой.

А та, как кошка зашипев,
подругу бьёт наотмашь в спину.
Не в силах зреть сию картину,
я разнимаю юных дев.

- Ох, тварь, тебе я вырву руки!
- Ну всё, овца, тебе пи**ец!!
Рычат, озлобились вконец,
Как две натравленные суки.

И не случись меня в тот час
поблизости, беды не минуть:
друг дружку девы тщатся двинуть
куда придётся: в грудь, иль в глаз.

Пришлось мне взять их за загривки,
и от души встряхнуть разок.
- Отставить драться! Мой урок
унял их: девки нынче хлипки.

Угомонились, наконец.
- Куда вы, юные созданья?
- Да мы, того, вон в это зданье.
- Эх, жаль, что я не ваш отец.

Пороть вас надо, только поздно.
А впрочем... может быть и нет!
Смотрю, меняют девки цвет
на бледный, умоляя слёзно

на этот раз их отпустить.
(Похож я, видно, на маньяка.
Тут впору правда загрустить.)
- Н-нам в школу з-завтра. – Это всяко…

- Пока же нужно вас связать.
Топор и клещи я оставил
Должно быть, дома. Против правил
Девчушек славных упускать.

- Но недосуг потом останки
в полночном парке зарывать…
Гляжу, несчастные засранки
рыдать готовы и блевать.

Сверкнув очами, тихо-тихо
я прошептал: «А ну, домой»
И, не сдержав в утробе крика,
умчались обе. Мрак ночной

сомкнул за ними чёрный полог.
А я побрёл домой и сам
по милым с детства мне местам.
И путь мой скучен был и долог.

Вот так-то, мой старинный друг,
я урезонил юных сук.
 


Рецензии
Ода Вашему поступку

Отрадно, что еще на свете
Мужчины не перевелись.
Как ни печальна наша жизнь, -
За многое мы в ней в ответе.

И за задрипанных бл…й,
И за обиженных старух,
И за отвергнутых бомжей,
За оскверненный взор и слух.

Толпою тихо обтекаем
Чужие беды и проблемы.
Тот мир, что мы своим считаем,
Не подвергается дилемме.

«Встряхнуть за шиворот» - пусть малый,
Но школьницам – навстречу шаг.
Видать, не шибко папу с мамой
Заботит дочерей судьба.

Зря комсомол ушел в забвенье,
Все та ж – библейская мораль.
Мозги вправляли нам идейно, -
Так закалялась наша сталь.

Лишив надежд и идеалов
Поправ библейские азы,
Мораль голодного шакала
Несут Вселенские тузы.

Во что Россия превратилась?!
Повсюду - спившаяся чернь.
И что же делать нам теперь,
Страна чтоб в бездну не скатилась?

Быть может, хватит равнодушья?
Чужая боль – и наша боль.
Не прикрываться «Все там будем!»
В судьбе собрата – твоя роль

Порой решающей стать может.
Откинь полог с своей души!
Один лишь Бог нам не поможет.
Какие мы – так нам и жить…

Алекса Мей   15.10.2004 21:45     Заявить о нарушении
Что делать, мир таков, как есть:
добра и зла переплетенье.
И ни бесчестие, ни честь
не вызывает ни смятенья,
ни содрогания земли.
Наш долг – не осуждать, но верить
что всё, что люди не смогли
своими чувствами измерить -
измерит Время. И всему
найдёт достойную оценку.
И будет так. И потому
я не завинчиваю в стенку
шуруп, и Путина портрет
не вешаю перед глазами.
И не пишу в журнал памфлет.
И не воюю с небесами...

Спасибо за рецензию, Марина,
искренне желаю успехов во всём.

Жиль.

Жиль Де Брюн   16.10.2004 20:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.