О Мароновом чесноке и Овидиевом орехе

Меня немало упрекали,
Что о серьёзных пустяках
Я не писал, как все писали,
В холодной прозе и в стихах.

Во след Назону и Марону
Воспел орех я и чеснок,
И в щи бросал Анакреонов
Укроп и лавровый венок.

Ещё хрустящую петрушку
Кромсал ножом я на доске…
Ещё… ах, чудо четвертушку
Затем выхлёстывал, в тоске.

Что делать? Годы иссушили
Мою аорту и гортань.
Но чтобы кровь каталась в жиле,
Не пью я всяческую дрянь.


Рецензии