Ножевое ранение

Полуденная жара. 17071435

Плавлюсь, как шоколад на водяной бане.
И как спасение, лёгкий бриз. Я, как в тумане…
В каком измерении? В измерении «эн»?
Играю роль человека. Двенадцать тысяч сцен.

Это я создал Первого по образу и подобию своему,
из ребра его другую, в жёны и товарищи ему.
Это я решаю судьбы человечества Земли.
Потоп, как-то послал. Ни куска не осталось мелИ.
Это я звуки упорядочил в тварной душе,
и музыка возникла, и не умолкает уже.

Где-то, близко, аэродром бомбардировщиков тяжёлых.
Гудят. Одни взлетают, другие садятся, взять бомб новых.
В щель дверную сквозняк мощно рвётся.
Гудит, гудит, а враг упорно не сдаётся.

На плитках кафеля трещины на шесть часов,
движется супер-авто, гора стоит без лесов,
и орёл на часов, этак, тринадцать,
сложил крылья и застыл. Не будем обниматься.

Взрыв. Прихожу в себя. Больно свело шею и плечи.
Скрючившись, дремал в забытьи. Стало легче.

По сети. 19070846

Томно курит сигарету,
гордо в кресле развалясь.
Прикасается к браслету,
поправляя «ипостась».

И рисуя безразличье,
всей фигурой и лицом,
взглядом шмыгает, по-птичьи,
наблюдая за «крыльцом».

Ну, принцесса! И не меньше.
Штампы выстроены в ряд…
Остальные - унтерменши.
Перед ней толпой стоят.

А с высот непостижимых,
на неё взирает Бог…
А в иллюзиях творимых,
«князь», на ухо шепчет слог.

Живое. 19071050

Зашёл в троллейбус.
Автомат ищу,
где карту проездную можно приложить.
Решился этот ребус,
больше не тужу.
Расправив плечи дальше можно жить.

-Кондуктор, милый мой! –
вот человек,
-Соскучился я по тебе, весь день искал!
Всё автоматы на пути, Бог мой!
Там карточку, талон, там чек…-
я под конец пути взалкал.

Не ожидал. 19071215

Пока не видит близкий друг
движения мои,
черчу вокруг священный круг,
и гаджеты свои,
под ритуальную кайму,
раскладываю здесь.
Сейчас запретный плод приму,
до основанья, весь.
И вожделенный час настал,
и жертвенник горит…
Внезапно, друг меня застал,
и изумлённо зрит.

Помолись, иди! 21070800

Прохладой веет из окошка,
а на душе печаль немножко.
Иль сон приснился мне не тот?
Иль день тяжёлый настаёт?

Да нет, давно уже свободен,
к работе я вполне пригоден,
живу в достатке, без хлопот,
имею уваженье… Вот.

И всё ж, в душе порой тоска,
неудовольствие слегка.
Начнёшь копаться, рассуждаешь,
как будто, что-то постигаешь,
вот-вот разгадка впереди…
Пустое! Помолись, иди!

Горячим, откровенным словом,
слезой истерзанной души,
ты, пообщайся лучше с Богом,
вдруг в приоткрывшейся тиши.

И всё поймёшь и разгадаешь,
и вдруг развеется печаль,
какой ты груз грехов таскаешь.
Вот, потому себя и жаль.

Бесконечное зло. 21071120

Вспомнил Германию, тёплый уют,
сладкое, милое детство.
Детские шалости ярко встают,
от них никуда не деться.

Как мы с ребятами ходим в поход,
всё изучаем в окрестности.
«Чёртовы скалы» –фашистов оплот.
Много их было на местности.

Гудериановский танковый штаб,
сооружение мощное.
Весь разбомблённый, как наш Сталинград.
Бомб попадание точное.

Землю копаешь –патронов гора.
Тут и снаряд попадается.
Крепко здесь бились. Да, была пора!
Земле, до сих пор, икается.

Ломаем патроны и порох сырой
в стеклянные банки ссыпается.
Патрон за патроном, гора за горой,
лежит и чуть-чуть обсыхается.

Смотрю, а товарищи катят снаряд,
коленки костлявые горбятся.
Там пороха много, огромный заряд.
Мечты, на конец-то, исполнятся.

Охровой головки желтеют бока
в обнимку с цилиндром коричневым.
Булыжники в руки, не дрогнет рука,
с выражением лиц, ухмыльчивым.

Глухие удары, и лопнула медь,
головка отпала. Отверстие.
И нет уж силенок, всё это терпеть.
Там порох в мешочках. «Пришествие!».

Достали, и грузят мешочки в рюкзак.
Их много, сардельки - сардельками.
Один надорвали, и блеск в их глазах,
Макаронины пороха, палками.

Воткнули в песок. Подожгли. Фейерверк.
Но только сильнее, как выстрелы.
Довольные мордочки подняты вверх.
Снаряд весь до донца очистили.

Головка лежит – бесконечное зло,
и гильза, вся выпотрошённая.
Мы, дальше бежим. Как же нам повезло…
Вот детство моё обнажённое.

Сидишь в дали. 24071000

Среди семейных фотографий,
твои, я, больше не найду.
Я, не учитель географий,
и не играю на дуду.

Сидишь вдали, холодным взглядом
обозреваешь всё вокруг,
меня считаешь жутким гадом,
в свой не пускаешь больше круг.

«Богатыри». 24071030

Я угощу тебя любимая блинами,
и называются они «Богатыри».
В них красной рыбы ломтики рядами,
сметанкой пОлиты, и сложены внутри.

Блин на тарелочке лежит и улыбается.
Ты элегантно вилку, нож берёшь.
Зубцы изящно в сочный бок втыкаются,
и нежно ломтик отрезает нож.

Как мило ты с кусочком этим справилась.
Затем весь блин искушан. Как в раю.
Потом и кофе. Ты совсем расслабилась.
Благоговейно на тебя смотрю.

Краткий миг. 24071840

По коридору двое. Ты и я.
Идём, беседуем, как Огарёв и Герцен.
Рукой жестикулирую. Твоя
плеча коснулась моего. Твой жест доверчив.
Смеёмся. Краткий миг любви,
таких кусочков дорогих и чистых.
Поправил локон у твоей брови.
Лукавинку узрел в глазах лучистых.

Милые мелочи. 25070825

Мимо товарищ, в кармане брелок.
Грозди ключей - виноградом.
Я безопасный нашёл уголок.
На проводе голуби рядом.

Женщина хочет дорогу пройти-
на переходе автобус.
Арбузы горою в торговой клети,
как будто бы к глобусу глобус.

Дорожки все в лужицах после дождя.
Прохладно и хмурится небо.
Дама, дорогу всё ж перейдя,
заходит в киоск за хлебом.

А тот, что с брелком, сигаретой дымит.
Всех ветер дымком обдувает.
А голубь, нахохлившись, сверху глядит,
удачный момент выжидает.

Хлопки по арбузам. Как спутник в Луну.
Хорошие, звонкие звуки.
И хвостик засохший… Снабдили страну,
но ждём диарейные муки.

А дама, опять, переходом идёт,
и тонкие ноженьки гнутся.
По «зебре» ступает, коленки вперёд,
всё, кажется, вот подомнутся.

Товарищ автобус дождался и сел.
Девица с сигаркой подходит.
На проводе новый голубчик присел,
глядит, что внизу происходит.

Ножевое ранение. 25071530

Если уверен ты в силе своей,
и что победить сумеешь,
если ловчее ты и смелей,
и силу, и волю имеешь,
то защищай, что по праву твоё –
дом, территорию, место,
хозяйство, пространство, усадьбу, жильё,
запасы, всходящее тесто…

Коль не уверен, пока отступись,
жизнь сохрани и здоровье.
Наступит момент, вот тогда и борись,
удачного жди условия.

Но, если на Родину враг вдруг напал,
на «други твоя» поднимается,
на Веру твою, если меч он поднял,
над родом твоим насмехается,
тут жизнь не жалей, и какой бы не был,
ты бейся до вздоха последнего,
к Творцу обратись и прибавит Он сил,
на бой, …, ножевое ранение.


25.07.2018.

г. Москва, г. Химки.


Рецензии