По мотивам Блока

           Едкое солнце, серый асфальт – город, город, – пуп земли им вспорот. Гуляет зной у мерседесов, от них идут 12 бесов, – портфелей чёрных караван, – несут обман, обман, обман…  Не пойдут ребята эти в русской гвардии служить, в русской гвардии служить – за Россию жисть сложить.
                     Марит зной на ентот вид, – Жорик с Лилькою летит. Елестрический фонарик в фаре блымкает. Ах, ах, авто!..
                     – У тебя на шее, Лиля, жилка вспучилась, как шланг. У тебя меж ножек, Лиля, из продвинутых аншлаг.
                     Ещё навстречу несётся жмот. Старушка у столба орёт. А те идут – 12, словно скушали быка. Харей каждый клацает, – денежки на языках…
            – Ох ты, доля сладкая – сука сочная, лукавая.
                     Нет ни совести, ни чести. Шёпот в кулуарах. Только ёханые вести принимай на шару.
                     Жарит-шпарит чтой-то зной. Ой и зной, ой и зной. Не видать ни пересветов, ни мстиславов в зное этом.
                     Хиляют с именем святочистым все 12 в бункера, – министры-капиталисты: тельцу золотому молиться с утра. А народец лоханутый, облапошенный всего лишился за терпенье, ух ты: посылает главрожу на…
            Трах-тах-тах! трах-тах-тах: заказное убийство. Вах.
                     Вновь идут державно хари – никого не жаль. По Кремлю гноище шпарит, по земле – печаль. И жемчужно, и воздушно, и ещё там – как им нужно, в белом венчике из роз, с ними – корефан Христос!


Рецензии