Лукоморье

У лукоморья ж дуб зелёный!
И он высок, и он могуч.
Под сенью кроны закруглённой         
Он прячет вереницы туч.

На нём есть золотые цепи,
Рубины звёзд горят на нём.
В его ветвях есть кот свирепый
(«Георгиевский кот») с огнём… 
   
Огонь тот «Вечный», он от Бога!
А Бог – Перун, – и в нас Он есть.
Поёт же кот порой о многом,
Но может сказку преподнесть.

А леших лазит в тенях дуба,
Пожалуй, целый миллион, –
Все в камуфляжках нити грубой,
И каждый – снайпер-чемпион.

Так вот: русалки в избах ждут их,
Пожаром тех не испугать… 
А самовары меди дутой
 На самобранках – все как знать…

И избы все – на курьих ножках
 У пограничной полосы.
И на неведомых дорожках
 Шпионам щимят там носы!

Вот – колдуны с богатырями, –
Проводят раз в году парад,
Где ступы с бабами-ягами, 
Ракеты, танки, «Смерчи», «Град»…

Продолжу речь ещё сейчас я         
Не о законах барыша:
Былинное спою я счастье, –
То, чем исполнена душа!      

Ничто в том мире не забыто,
Никто в краях тех не забыт.
Одно ж разбитое корыто
 Там может сотворить весь быт.

«Там чудеса видений полны!»
(Хоть правят часто дураки
 И трассы делают, как волны,
Невидимые нам зверьки).

С аршином общим там не шастай:
Там серый волк, там Черномор,
Конёк брыкасто-горбунастый,    
И президент – «Упырь и  вор…»

Кишкою там попа-пройдохи
 Убили лживого царя,
Дабы кощей над златом охал,
Народ посулами дуря…
 
Того ж кощея бьют по яйцам
 И стар и млад – любой из нас!
А он всё норовит скрываться
 В гробу стеклянном (прозапас)…
 
С кощеем если выйдут в шайке
 Американец, немец, жид –
Под дубом нашим, на лужайке,
Их уж ни кто не защитит:

То ль тридцать витязей спецназа
 В морях снуя тудыть-сюдыть,
Вдруг, акваланги сбросив наземь,
Дадут сразбега прыкурыть;

То ль Змей-Горыныч – пришлый малый –
(Пацан теперь уже в чести) –          
Захочет их же причандалы
 На шеях им же заплести…

А дуб с собой мы, кстати, носим –
Дубину носим мы с собой.
Весной и летом, в зиму, в осень –
С дубиной или с «Булавой».

Коль враг из космоса направит
 Ракеты в голову Кремля –             
Гагарин их столкнёт ногами,
Самой галактикой руля.
   
То чуры пращуровы с нами,
То птахи божьи в теремах,                  
То мы с мечами-кладенцами,
То хлеб и соль у нас в руках.

Умом нас не понять нисколько,
Компьютером не просчитать.                           
Как изучить – не знают толку.
Как покорить?  –  «едрёна ж мать?»... 

Ах, мать!..  Не надо  Мокошь трогать,
Не надо трогать Землю-Мать!
Вам не царить у нас в берлогах!
Вы с дьяволом, а нам… нас – рать!

Летит, коль надо, «Буревестник»,
Плывет,  коль надо, «Посейдон»,
И «Пересвет» наш уж известен, –
«Бессмертный Полк» со всех сторон!
   
На «Философском Пароходе»
Баяны вещие рекут:
Ин-де кто к нам с мечом приходит –
Кол в задницу  получит тут.   

За сим – наш Олимпийский Мишка      
Цвет папоротника взрастил…
Не мешкай, Родина, не мешкай, 
Но набирайся вешних сил.
   
И ории и сиромахи –
С наворожённою водой –
Покрышкин, Пушкин-бедолага –   
Мы все с тобой!
    
Нас – больше чем на самом деле:
Вот – Муромец, вот – Коловрат,
Не забывайте и Емелю…
И «Мертвая Рука» есть, брат!

Живое, грешное, святое…
И я ж там был! Пил с водкой мёд…
И в звиздюлях, подчас, летая,
Глазел на ди-И-и-И-вный небосвод! 


Рецензии