Городской триптих

1. ИДУ ПО БЕТОННОМУ ГОРОДУ

Воскресенье.

Ботинки свои испачкав,
Иду по бетонному городу.
В кармане лежит заначка,
К вечеру буду упоротый.

Несколькими днями ранее.

Новость уже прилетела,
Что осенью этой грязной
Мутили мы славный праздник,
А нам наварили дело.

Обиженно светит светильник,
Ночь наточила жало.
Кирилла вчера схватили,
Значит, недолго осталось…
Там будет крутить суставы,
Там будут давить на горло.
Зайдет капитан картавый,
Предложит дури отборной.
Кирилл все как есть расскажет - 
Не хочется быть виноватым - 
Кто совершил три кражи,
И ствол в каком месте спрятан.

Отпустят его под утро,
Теперь он свободный парень,
Зависнет в дешевом баре,
А после вставится хмурым.

Воскресенье.

Луна отливала бронзой,
Тоска в проводах скулила.
Затарившись злобою грозной,
Я навестил Кирилла.

Ломал я его с любовью
На лифтовой площадке,
А он умолял о пощаде,
Харкая вязкой кровью.

Лежит он, свернувшись в тесто,
Тихо, почти не дышит…
Торчок никому не известный,
Который навряд ли услышит,
Как дождь марширует по крыше
И распевает песни
Про то, что лежит ровесник,
Тихо, почти не дышит…

Лают псы в подворотне,
Город пляшет и кутит.
Все хорошо сегодня!
А завтра, что будет, то будет!

P.S.

Впустую день не потрачен,
Честь берегите смолоду.
Ботинки свои испачкав,
Иду по бетонному городу.



2. В КАЗАНИ СТОЛЬКО НЕ ЖИВУТ

Ведь самый лучший пациент,
Который больше не приходит.

А мне совсем немного лет,
И я одет не по погоде,
Стою в подземном переходе.
В ушах гремит «The grateful dead».
В руке сжимаю пистолет.

Бомжи синюшные снуют,
На улице колдует осень.
Вчера мне было 28,
В Казани столько не живут.

Забили Радика в подъезде,
Лежит среди багровых роз.
Богдана стукнул передоз,
Все встретимся в условном месте.
Загрызла Алика саркома,
Всё слышу этот тяжкий стон
И крик отца в день похорон.
Зачем такое мне знакомо?

Я 8 раз с иглы слезал,
Встал на учет в психдиспансере.
Жаль мать в меня уже не верит,
Она свои закрыла двери,
Когда ее я обокрал.
Я помню, как она в слезах
В приволжском РУВД дрожала.
Я не хотел смотреть в глаза,
Ее печальные глаза,
Ее красивые глаза.

Мне будет целой жизни мало,
Чтоб все успеть вернуть назад.

Я обезумевший стою,
Ведь каждый раз тоска все злее
Морочит голову мою,
Лишь день живу, а шесть болею.
Так  одиноко на краю.

Я для кого-то приготовил
Из экспансивных пуль букет.
Стреляет громко пистолет.
Пусть злобу смоет дождь из крови.   

Неоновый дурманит свет…

Лежу в подземном переходе…

А самый лучший пациент,
Который больше не приходит…


Заходит доктор в кабинет.



3. ХОРОШАЯ СМЕРТЬ

На сломанном автобусе я ехал до дома.
От меня пахло потом и Пако Рабанном.
Многое из того, что я видел, было знакомо,
Но в целом, мне все было по барабану.

Беременная монахиня зашла в автобус,
Улыбнулась лукаво и распустила волосы.
Спросила: Не находил ли я в салоне черный пропуск?
Я мотнул головой и посмотрел на нее косо.

Из кабины водителя вышел мальчишка,
Приблизился и высыпал мне на колени патроны.
Потом вынул из кармана кулек с вишнями
И предложил зачем-то попробовать.

«Help yourself», - гортанно сказал он мне.
Я съел несколько штук и проглотил косточки.
Раскашлялся.  В это время зашли трое парней,
Один разбил бутылку, сделав розочку.

Я вспомнил: в кармане моей куртки лежит намбу,
Приобретенный весной у Гумара на выселках.
Быстро сообразив, что к чему,
Я вогнал магазин в рукоятку и выстрелил.

Оставив пробоины на теле каждого,
Я задумался над тем, что вообще происходит.
В это время подсела какая-то алкашка
И прогундосила, что врач уже на подходе.

И тут мне захотелось дочитать книгу:
«Я – либертин» Фредерика Уинга,
Но идея отхлынула из-за истошного крика -
Из кабины водитель заорал: «Бинго!»

Ко мне подбежал тот же самый мальчишка,
По щекам его катились свинцовые слезы.
Помню острую боль!!! Слепящие вспышки!!!
И стеклянный голос проскрежетавший: «Поздно».

Я вышел из автобуса и поспешил домой.
Очень скоро осознал, что совсем потерялся.
На висячем мосту мне повстречался постовой,
Он отдал мне честь и бессовестно рассмеялся.

А к горлу, как зверь, подступила тошнота,
Но именно сейчас я всё понял чётко:
Мне нужно достать пентобарбитал,
Пока ночь не закрасила всё чёрным.

Заиграло пианино. Оно звучало, как дождь,
Обстреливающий город звонкой картечью.
Меня охватила приятная дрожь…   
А потом пошел дождь… и он уже длился вечность…


Рецензии
Мне понравилось.

Захаров Евгений Викторович   14.03.2018 19:25     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.