Скульптор и его любовь

Сегодня он проснулся в напряженье,
И долго осознать себя не мог.
И в голове, и в сердце шли броженья...
А может быть он просто занемог?

Он взглядом обводил свои скульптуры,
Понять пытаясь: что же здесь не так?
Для ищущей и творческой натуры
То, что вокруг,  нельзя назвать бардак:

В углу в рулонах свалены эскизы,
А вдоль стены стоят скульптуры в ряд.
В последней отразил свои капризы,
Одев её в струящийся наряд.

Глаза его тут широко открылись:
Последняя из всех его работ!
Ссутулилась, и руки опустились,
Под тяжестью неведомых забот.

Вчера ведь только он её закончил!
Стояла в напряженье,  как струна...
Лепил и говорил:" Ты мой бутончик!
Такою можешь быть лишь ты одна!"

И в этой гладкой глиняной натуре
Ваял он ту, что видел лишь во сне.
Рука порхала по её фигуре,
Ровняла все изъяны на спине.

Он гладил её плечи, бёдра, руки,
И каждый волосок её воял.
Когда не шло, испытывал он муки,
Свою любовь он миру ведь являл!

Он наслаждался видом юной девы,
И покорен был тем, что сам создал.
Она стояла с видом королевы,
Не замечая то, что он страдал...

Он столько заложил в своё творенье,
Отдал ей часть и сердца и души.
Лепил в порыве страсти,  вдохновенья,
И про себя мечтал:"Вздохни, дыши!"

И что он видит? Статуя в печали!
Не гладит больше тело он её.
Привыкла ведь, пока её вояли,
Пока была обычное сырьё.

Он подошёл к прекрасному созданью,
И бережно провел по волосам...
Но что это?! Плывёт его сознанье:
Глаза её!.. Ведь их он создал сам!

Они живые!  В них огонь светился!
И губы! Боже!  Стали розоветь...
- Явись же миру! - он вовсю молился,
Укутав в плед. Пытаясь отогреть.

Он согревал её своим дыханьем,
Лаская спину, бёдра, плечи, грудь...
И чувствовал ответные лобзанья,
И как молитву повторяя:"Будь!"

Ведь чудеса встречаются,  хоть редко:
Упали тонкой глины черепки,
И женщина,  покинув статуэтку,
С нему прильнула, смыслу вопреки.


Рецензии
Скульптор изваял наяду
И, от радости хмелея,
Вдруг рукой провел по заду,
А другою взял за шею.

Только что-то тут Зевесу
Пошалить вдруг захотелось;
Только взялся тот за место,
Превратился мрамор в тело.

И сначала оплеуху
Ему врезала наяда,
А потом еще по уху.
А потом пинком по заду.

И сказал он, завывая,
Потирая себя с тыла:
- Слава Зевсу, ты – живая,
Мрамором больнее б было.


Марк Миколуцкий   05.04.2018 14:32     Заявить о нарушении
Замечательно. Спасибо. Заставили улыбнутся

Татьяна Сотикова   05.04.2018 14:40   Заявить о нарушении
На это произведение написана 31 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.