Подборка 2017

Гвозди

http://www.stihi.ru/2017/01/15/4910

Ты жил и был, назад не приходя,
а я училась не вздыхать, не плакать,
как будто я лежала на гвоздях,
а, может быть, на их неострых шляпах.
Терпела неспроста и потому…
и так, как на гвоздях терпел Рахметов.
Ждала, страдала. Сила этих мук
сильней, чем сладость радостных моментов.

Исчезнувший давным-давно – не гость,
а просто дух без плоти и без кожи,
но всякий раз я вешала на гвоздь
тот календарный лист, который прожит.
Учёт не прекращался ни на день,
всё становилось сором бесполезным.
Хозяйство сиротело без гвоздей,
булавок, кнопок и других железок.

Я злилась, ты мне виделся не брит
и не умыт, беззуб и не причёсан.
Но помнил гвоздь, что где-то есть магнит,
связь с полюсами есть… с земною осью.
Смотри, на стенке гвоздь, под ним – кровать,
не твой над ней портрет, вернее, возле…
неё. И что о чувствах толковать?
Ржаветь им не пристало, чай, не гвозди.

Египетский клад

http://www.stihi.ru/2017/09/21/3617

Оазиса овал затоптан. Стаду тесно.
Осёл и вол, и волк, жираф и бегемот
Пришли на водопой. Здесь стрекозе не место.
Здесь чудо-скарабей под солнцем проползёт.
 
Среди других страниц, смешались люди – кони,
Телец был золотым и в круге золотом
Шёл ослик вслед за ним… И в тайну посвящённый,
Поглубже прятал гид сказание о том…
 
О том, что средь песков зарыта диадема,
Что в золоте ларцов колец коронных звон
Никем не оживлён… Не найдено и немо,
Не узнано никем подвесок волшебство.
 
Ступеньки пирамид пустынный зной шлифует,
Струится стужа тьмы сквозь бешеный хамсин.
Но всякий местный гид тебя разочарует.
В легенду посвящен – разгадки не проси.
 
Триумф былых богов залёг под толстым слоем,
Увяз среди седин сыпучего песка.
Кто фараоном был, властителем, героем,
Земное торжество поглубже закопал.
 
Но не владеет им! И это может значить,
Что шаг, дыханье, миг блаженства и тепла
Взойдёт из тьмы веков к тому, кто не богаче
Погонщика волов, хозяина осла.


Немного про не спать

http://www.stihi.ru/2017/12/14/4428

С бессонницей
шутить опасно,
и потакать ей – тоже риск.
Часы пробьют, свеча погаснет,
и дрёма устремится ввысь,
как цеппелин, что утром ранним
блуждая, рухнет… бумерангом.
И вот не сплю,
часы с подскоком
бегут всё жёстче, всё быстрей.
Осадок тьмы на днище окон
врастает в тень от фонарей.
Мой третий бок стал пятым боком.
Фонарь, проспект, аптека Блока…
меня не посещают сны,
но возвращают в alma-mater.
Теперь я изучаю кратер
в окно ввалившейся луны.

Пейзажное

http://www.stihi.ru/2017/12/30/3406

Впервые за многие  годы
я видела горы, 
ещё не в снегу, 
но уже отряхнувшие зелень.

В них прятались  саги, 
а тени  сплетали узоры.
Ландшафт был сияньем осыпан,
суров, беспределен.

Закат повисал над холмами
в игре полусвета, 
светило  гуляло по веткам
легко и упруго. 

Невидимым кием как будто
легонько задето,
оно опускалось в
ему предназначенный угол.


Васильковое варенье

http://www.stihi.ru/2017/08/27/3218

Большое поле – сразу не объять –
От мира отделённое берёзами.
В полёте полевая беготня
Стрекоз от нас и наша – за стрекозами.

На голове ромашковый венок
Погасит пыл смягчающими свойствами.
Не описать шальную лёгкость ног.
Не раз – минуться с этим торжеством на миг.

Не подчиняясь оклику «постой»,
Несутся пятки в россыпи неистовой,
И будет одуванчиков настой,
И маковый пирог, и дух анисовый .

Варенью васильковому не быть,
Где, все цвета истратив, небо дразнится,
Нанюхавшись кореньев и ботвы
Земля привыкла к жёлтому и красному.

В день Ангела … в розетках лепестки,
Вкус роз и яблок райских с их полезностью.
И не умеют только васильки
Стекло облагораживать небесностью.


Цветочный сон

http://www.stihi.ru/2017/03/27/2921

Я на земле, я среди ухабов.
Мне не подняться, я – просто кроха.
Я в этом сне не причастна к бабам
И не шагаю по их дорогам.

И не умней всех, и не глупее.
Что вам не радостно, – мне не любо.
Я просто семечко, в скорлупе я…
Кто-то меня потерял из клюва.

Случаем и сквозняком гонимо,
Падаю низко, кругом бурьян... и
Движутся ноги, все мимо… мимо.
Я полежу, а потом воспряну.

Вот я бутон с головой на ножке,
Чтоб приближать то носы, то губы.
Хочешь я стану цветком картошки,
Главным клеймом Королевской клумбы?

Мне на той клумбе смешно и страшно.
Знаешь, я там и репей, и лютик.
Топинамбур с головой жирафьей.
Даже подсолнух. Берите, клюйте!

Парфюмерия воспоминаний

http://www.stihi.ru/2017/02/24/70


                               «Ах, если бы кто-нибудь придумал,
                                как сохранить воспоминания,
                                запереть их во флакон, как духи. »

                                Дафна Дю Морье «Ребекка»

Как будто вытоптана пашня, и скупы краски и мазки,
Воспоминания не пахнут. Цветов увядших лепестки
не умещаются в пробирке и рвутся с ветром, как зонты.
Из кукол сыплются опилки, а из конструктора винты.

Былое тянет за ошейник какой попало аромат,
благоухание дней прошедших доносит память невпопад.
Среди потомков, ставший предком на поле брани без брони                  
вгоняет прошлое в пипетку, чтоб излечить сквозной ринит.

Дорожку гравием и градом засеет тот, кто ветру рад.
Запахнет мыло шоколадом, запахнет морем шоколад.
И дым, смешавшись с лёгким паром, вслед за гонимым и гонцом,
развеет миф о ком-то старом, кто носит юное лицо.

Завтрашнее

http://www.stihi.ru/2017/05/06/2755

Дни спешат легко и мимо…
По ступенькам без дорожек.
И течет неуловимо
То, что нас догнать не может.

То, что будет после ночи,
Что наступит вдруг и быстро,
Что нанизано на «после»,
Будто бусинки мониста.

Мы живем в тисках азарта,
Помышляем о свободе.
Просыпайся! Вот и завтра
с громким именем СЕГОДНЯ.

Мёд и молоко

http://www.stihi.ru/2017/10/28/3531

Все яблоки румянцем налились
И оторваться от основ готовы.
За ними вслед падёт последний лист
И будет пахнуть горечью медовой.

Назад отстрочен памяти дневник,
Все жесты расточительно неточны,
В полёте продлевают краткий миг,
Чтоб боль вернуть по завязи молочной.

Вернуть назад в что ни на есть апрель,
Где сам себе находку ищет каждый,
И всё жужжит, – и верится, что шмель
Приносит в жизнь божественную важность.

Готов с размаху броситься в букет.
Творит пике, как будто целит в войско.
И тает мёд в горячем молоке,
Целебное своё диктуя свойство.


Шарик в дыму

http://www.stihi.ru/2017/03/09/423

Огонь погас, остался только дым
и только жажда у ручья, что высох…
а мне как будто не хватает дыр,
таких же ярких, как в протёртых джинсах,
чтоб в них копаться… Помнится, тогда
случайный встречный преподнёс мне шарик…
цветной пустяк, забава, ерунда,
никчёмная деталь для попрошаек.

Стоишь и клянчишь: «Дядя, дивный шар!»...
то явное, что не дышало тайной,
и незнакомец важно, не спеша
за ниточку тебе его протянет.
И некому копейки отдавать…
Когда домой вернёшься лёгким шагом,
с укором на тебя посмотрит мать,
в тебе же заподозрив попрошайку.

Поэтому придётся правду  скрыть.
Пусть зарастает мхом, травой и дымом.
Пусть шар летит ( ты отпускаешь нить)
летит с его бесценным содержимым,
и лопнет, если луч ужалит в бок,
а ты поймёшь, стерев следы бравады,
что воздух в упаковке голубой
бесплатным быть не может… не бывает.

Этот июль

http://www.stihi.ru/2017/07/31/3101

Через закаты, восходы, росы
к нам он стремился – до нас добрался
этот июль…
чтоб задать вопросы,
не утолив ни печаль, ни радость.
Этот июль не давал  ответов,
в город внедрялся застывшей глыбой.
Пылью он пахнул,
песком и ветром.
В ноздри бил смесью озона с рыбой.

Запах надуман, морей нет рядом.
Розы банальные вянут в полдень.
Может, поближе к воде…
пора нам,
прошлое смыв, не забыть, а помнить.
Бросив монетку, желать вернуться,
Всюду своим быть, а не – приёмным.
Там, где медуз
ядовитых блюдца,
не доверять голубым  каёмкам.


Вино по- персидски

http://www.stihi.ru/2017/06/06/2821

Персидский Царь не зол, не добр,
хозяин тигров, львов и кобр,
злодеев враг и друг невиноватых.
Персидский Царь  –  он шахиншах,
ни с кем не пил на брудершафт,
пил только сок из гроздьев лиловатых.

От дел потел, кряхтел, мудрил,
а сок в жару перебродил,
невкусным стал, плохим, прокисшим, резким.
И царь кричал и «Фу!», и «Фи!»
«Уйди, слуга, и свой графин
разбей о камень… в дребезги и в брызги».

Слуга, а он – не глуп, не пьян,
отнёс графин в пустой чулан,
пусть сок стоит, пока не испарится.
Проходят ночь и жаркий день,
Царицу мучает мигрень.
Себе лекарства требует Царица.

Так много времени прошло,
болит царицыно чело,
Мощь крепких трав – совсем неидеальна.
«Подайте с ядом мне сосуд!» –
вопит она, и ей несут
кроваву смесь и оставляют в спальной.

Сейчас помрёт. Слуга, уйди!
Но как легко теперь в груди!
Перемешались сладости с отравой!
В мозгу исчезли боль и гам,
и мысль вернулась по слогам,
и с ней кружится в танце бог кудрявый.

Как лёгок вкус,  как нежен вкус,
Обворожителен для уст!


Рецензии
Покорена Вашими образами.
.
"Осадок тьмы на днище окон
врастает в тень от фонарей."

Таких двух строк достаточно, чтобы понять высокий уровень поэзии автора.
А в этой подборке этих "алмазов" не счесть).

Мила Апрель   24.03.2018 11:12     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Мила!
Ваш отклик меня порадовал.
Буду рада новым встречам.

Нина Лёзер   24.03.2018 11:49   Заявить о нарушении
Доброго времени суток, Нина.
Исправить бы Вам опечатку в заглавии "Васильковое варенье"
Там у Вас впечаталась "л" вместо буквы "о".
С уважением, Георгий

Мила, я извиняюсь за это вторжение.
С добрыми к Вам пожеланиями,

Георгий Платонов   27.03.2018 00:58   Заявить о нарушении
Спасибо!

Нина Лёзер   27.03.2018 08:57   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.