Кайлас

                                                   

                                                     Идёт ли эта извилистая дорога всё время в гору?
                                                     Да, до самого конца. И дальше.



Гычголаёёг’ын* споткнулся о Палану и, догадавшись, что июньской пургой посёлок не озадачить, мимолётно и шквально пободался с его тёзкой-рекой, погнав пенные барашки против течения. Но прямой угол восточного поворота и своенравная река, не отдающаяся до конца даже  январской его ледяной силе, сбили спесь со старика, и, дунув для острастки колючим крошевом, он сгинул за ближней сопкой.
Директор и завуч окружной школы искусств, протопав семь километров от огородика на Охотском море, появились в тихом выметенном посёлке под вечер. А в полусотне метров от школы на них накатился вал третьего рахманиновского концерта. Феноменальное и трепетное исполнение, льющееся из единственного столбового репродуктора, озадачивало лишь отсутствием оркестра. Впрочем, невидимый пианист играл и за того парня...
Заслушавшись, они миновали здание школы и вдруг, как вкопанные, разом остановились.
- Бен, а ведь это из нашего концертного зала,- почему-то шёпотом вымолвил завуч, который мог бы дирижёрски озвучить партию оркестра, но учил шалопаев-коряков, что было гораздо труднее.
- Но я ж так не смогу, - обалденно отвечал тот, сам сильный пианист.
Непонятка была в том, что по случаю окончания учебного года школа была закрыта, да и никто из дам-пианисток этот концерт не потянул бы. А гастролёр ни под каким соусом оказаться здесь не мог, ну разве что из вертолёта выпал...
Крадучись и поёживаясь, они вошли в школу и в директорском кабинете увидели у телевизора старика-корейца.
- Ачжоши** Пак, это кто у вас музицирует? - удивился Банников.
- Извини, Алексеевич, он хороший человек, важный человек - кочегар поселковой котельной, попросил поиграть, он знаком с самим ламой-настоятелем храма Серлунг,  моим гуру...
Сразу всё прояснилось: в краю шаманов, авантюристов и бичей все немножко были НЛО.
На цыпочках, сквозь звукозримую голограмму широчайших русских раздолий они поднялись на второй этаж и присели в уголочке зала.
А на сцене великую музыку лепил высокий, свитый из жил красавец с антрацитовым загаром, который с какого-то рожна променял мировые залы на тьмутараканьскую корякскую кочегарку...
И вдруг, скачком перейдя на какой-то новый уровень, они ВЖИВУЮ услышали невидимый, но тембрально проявивший свою партию оркестр, и пианист перестал дублировать его проигрыши, и камерный их зал раздвинулся до Карнеги-холла,  и тысячи слушателей затаили дыхание...
После ликующей коды гром аплодисментов взорвался явно не четырьмя ладонями.
В кабинете, где уважаемый Пак уже всё приготовил, даже после уговаривания нескольких пузырей уговорить Алексея, выпускника Ленинградской консерватории, сменить кочегарку на школу искусств не смогли.
- Я же, мужики, уже больше года клавиш не касался и сегодняшней игрой удивлён не меньше вас. Пусть это и стало трещинкой в моих планах, возвращения в Тибет не отменило. Как раз и веха годовая: пора и дерзость искуплять, и изначальному учиться...
- Много чудиков среди здешних варягов, но твоего уровня не встречали. Чем культурная столица не глянулась, какой пургой сюда занесло?
- И впрямь пургой... На последнем курсе альма-матер так влюбился в девчонку-художницу, что не дни - месяцы отрывал от подготовки к рахманиновскому конкурсу. А она то отталкивала, то тянула, но было обречённо ясно, что на её шкале я утилитарен как подрамник.
Странная была девочка, рыжестью волос разбавляющая синеву неземных своих пейзажей. А коктейль из хиппования, эзотерики и приступов таланта пьянил так, что я жить без неё не мог.
Богема и довела её до рака поджелудочной. Неоперабельного. Химия и облучение только притормозили процесс. Время встало в пяти минутах от полуночи.
Тогда она и рассказала мне о “Драгоценном камне снегов“ - горе Кайлас. Являющейся осью мироздания (axis mundi) четырёх религий: буддизма, индуизма, джайнизма и религии Бон и проявлением в нашем мире Меру - космической горы в центре Вселенной. Для тибетских буддистов Кайлас - обитель Будды Шакьямуни в ипостаси гневного Чакрасамвара. С ожерельем из 51 человеческого черепа, свисающим ниже пояса, попирающий ногами пару божеств, синий двенадцатирукий “духовно” совокупляется с висящей на нём красной Ваджраварахи, символизируя единство пустоты и блаженства. В индуизме разрушитель иллюзий Шива вместе с супругой Парвати тоже облюбовали Кайлас для постижения Абсолютного Блаженства (характерное, однако, отличие от христианского скопца...). Кайлас - это ещё и проявленный лингам Вечного Непроявленного Шивы, пребывающего вне времени и пространства, у основания которого находится йони - символ шакти, победоносной женской энергии - озеро Манасаровар, восьмилепестковый лотос, обитель Парвати. Вода  в озере живая, на нём всегда тишина. А рядом, за узким перешейком - всегда штормящее, солёное, проклятое озеро Ракшас Тал, символизирующее непознанное подсознательное человеческой природы. Разноцветные горы вокруг и лазоревая вода - осколки неземной и дикой красоты.
Лепестками лотоса окружают Кайлас восемь скал. Геологической загадкой является его возраст: Тибету более 5 миллионов лет, а Кайласу - только 20000. Этот кристальный айсберг своим вторым остриём уходит в земную глубь, а видимые четыре грани почти ориентированы по сторонам света.
За странное сходство комплекса Кайласа с пространственной структурой ДНК его назвали матрицей жизни.
Высота горы по разным измерениям от 6638 до 6714 метров, но монахи определяют её в 6666 метров. Отсюда пляшет нумерология и оказывается, что столько же в километрах до Стоунхенджа и Северного полюса, а до Южного - вдвойне. И начинаются мистические прозрения, враз забывающие, что библейское число зверя таки иное, а в эзотерической традиции 6666 - знак Абсолюта, и что метрическая система учреждена во Франции в 1795 году, не подгоняясь под христианские пророчества.
Но то, что Кайлас является энергетическим узлом, отрицают немногие. По данным альпинистских сообществ гора не покорена. Ограждают её верующие, стеной встающие перед кощунственными поползновениями, и запрет китайских властей. Что не помешало китайской экспедиции тихо туда сходить, не будоража сепаратистов и мировую общественность, но дав понять, кто здесь хозяин. Да и сам Кайлас не промах: ни один вертолет не подлетал к вершине, все самолёты обходят её стороной из-за отказа навигационного оборудования,  пытался народ - да от ворот поворот: вдруг теряется ориентация и пропадает желание лезть выше, галлюцинации кружат и сбрасывают со  склонов, особо упрямые возвращаются с помрачением сознания и умирают через год, у паломников, совершающих священную кору, за двенадцать часов отрастают двухнедельные ногти и бороды... Даже великий итальянец Райнхольд Месснер, покоривший все 14 восьмитысячников мира и получивший пермит (разрешение Китая) на восхождение, по необъяснимой причине отступил.
А у меня вопрос был не в покорении, а в призрачности последней надежды.
Время едва пульсировало, я бы полез и так, но отец нашёл мастера, и меня начали ускоренно дрессировать в скалолазании. После месяца истязаний Антон, ходивший по   Гималаям и облизывающийся на Кайлас, взял мои руки и сказал: “Цены нет твоим стальным пальцам. Вернёшься живым - возьму в команду”. И дал мне письмо к ламе монастыря Серлунг под Кайласом, у которого случилось проходить духовную практику. 
О легальном восхождении - и не мечтать. Попасть на внешнюю кору - ритуальный обход по дальнему кругу в 53 км - можно только в составе группы. Никаких ледоруба, молотка да крюков с верёвками в просвечиваемом рюкзаке не провезти. Взял минимум: специальные ботинки с кошками, очки, перчатки, кислородные баллончики.
Затем пролётом через Гуанчжоу в столицу Тибета Лхасу - и на джипах около тысячи километров за неделю, акклиматизируясь бесконечными лазаниями по монастырям с сотнями золотых статуй лам и королей в полный рост, россыпями драгоценных камней, пещерам с Буддами, по перевалам, священным озёрам и источникам...
Общаясь с молодым тибетцем-гидом, я понял, что не все из них работают на власти. Рискнул открыться в посёлке Дарчен (4670 метров) - начале внешней коры, что она мне не слишком интересна и я хочу взять уроки духовной практики на пути Просветления у ламы, к которому у меня есть рекомендация. Тибетец попросил у меня письмо в полицию с взятием на себя ответственности за свои действия и дал три дня до возвращения группы.
В Тибете много священных гор, но лишь район Кайласа образует мандалу,***где на каждой вершине или холме медитировали божества или отшельники.
В одном из таких мест, маленькой прямоугольной полуразрушенной коробке, меня и приютили. Лишь двое монахов - настоятель и ваш уважаемый Пак Лан Тхай - берегли статуи йогина Миларепы, достигшего просветления за одну жизнь, его учителя Марпа и ученика Гампопа, восстанавливая Серлунг после варварства китайской культурной революции: от латания дыр до написания знамён-икон “танка”, в которых цвет соответствует своему звуку. Для знающего икона поёт. Я даже не рассказывал, откуда и зачем, лама вложил мои ладони в свои, положил на виски, коснулся лбом моего лба и помрачнел, поняв цель.
- Никто  из смертных не смеет взойти на гору богов, тот, кто увидит их лики, умрёт, - сказал лама, угощая цзампой - мукой из жареного ячменя с чаем и маслом яка и три раза подкладывая мне еду.
- Я не кощунствовать пришёл, а просить о чуде - милосердии к любимой. Помогите же ей, ибо выше любых запретов завещанное нам человеколюбие - пусть решают Будда и Кайлас.
- Будда - не имя Бога и не фамилия человека, а степень духовного совершенствования.Все ли пути испробованы? Ведь задуманным ты можешь не помочь и карму свою уничтожишь. Может, посланное вам - всего лишь источник духовного роста, приходящего изнутри... Жизнь - это страдание, а отказ от привязанностей и влечений - переход к освобождению.
- Спросят: как перейти жизнь? Отвечайте: как по струне бездну: красиво, бережно и стремительно.**** У меня нет времени, Учитель.
- А если ты погибнешь, и она достанется другому?
- Мне сейчас бы выполнить просьбу умирающей, а грех - вернусь искуплять. Буду искать свою вибрационную ноту и, может, получу от Вас новое имя в Дхарме...*****
Лама показал, как правильно интонировать мантры, чтобы вибрации, освобождающие ум от иллюзий, попадали в резонанс с иными реальностями, подарил белые чётки из 108 бусин. Если перебирать их год - станут красными.
Но ему нельзя идти против своего мироздания. Прочитав мою рекомендацию, он сказал, что если просит его ученик и такой мастер, придётся оставаться нейтральным. Возможно, я прав - и провидение само решит, как поступить со мной.
Затемно меня поднял уважаемый Пак, принесший ледоруб, молоток, крюки, верёвки, и мы по долине, вырубленной стрелой основателя бон Тонпа Шенраба, пошли к горе Нанди - священному быку  Шивы, четырёхгранной ступенчатой пирамидой-саркофагом лежащим у ног хозяина. По преданию в саркофаге хранится генофонд человечества и спят его учителя. 
Взяв левее, вышли к Южному - сапфировому - лицу Кайласа. На высоте около 5800 метров в его теле вырублена искусственная ниша с 13 чортенами,****** куда мы и полезли по крутому подъёму под лёгким камнепадом.
Ступы нижней частью похожи на белые ступенчатые пирамиды, на которых стоят некие подобия котлов, увенчанные жёлтыми конусами, обвитыми спиралью. С каждой ступы свисает белый платок. На протянутых у обрыва  верёвках развешаны лунг-ты - “кони ветра”, разноцветные молитвенные флажки. К ним я добавил и свою молитву о спасении.  За ступами стена выкрашена красным - знаменитый коридор в Шамбалу.*******
Перед медитацией я спросил Пака:
- Действительно ли красный коридор ведёт в Шамбалу?
- Я ещё не стал чистым, чтобы знать и видеть, - ответил мой проводник.
- Сильно испортишь карму, помогая мне?
- Лама направил - часть греха на нём. И пусть карма - закон возмездия, будем надеяться, что он не властен над деяниями сердца.
Когда мы подходили к южной стене, видели трещину метров в сорок шириной,  разрубившую тело горы сверху вниз. Примерно  на середине вертикальная трещина перечёркивалась горизонтальной, вместе с тенями образуя сакральную свастику. Пак рассказал, что по легенде трещина возникла при борьбе Миларепы и бонского мастера Наро Бончунга за обладание Кайласом: кто быстрее на него взойдёт - тот и победитель. Хитрый шаман взлетел раньше времени на своём бубне и уже приближался к вершине, когда солнечный луч разбудил Миларепу. Он ухватился за его конец и мгновенно вознёсся. Раздосадованный Бончунг выронил бубен, который и вырубил трещину. А двусторонняя свастика - символ нулевого времени - закольцовывает здесь энергетические потоки прошлого и будущего.
По подсказанному Паком обходному пути через горизонтальный шов добравшись до этой слоистой Лестницы Йакова, я по ней и полез: где по гребню, где с террасы на террасу, где по снежному насту в 60 градусов крутизной. Благодаря и отца, и тренера Антона, и ламу, и Пака, и держась на мигающую лампаду - лицо моей девочки на вершине.
Вбил крюк, закрепил страховку, подтянулся, забросил верёвку с петлёй и крючьями, влез - в общем, отрабатывал науку по полной. Там, где не хватало техники, шёл на “авось”, на интуиции и на зубах. Но прав Антон: без этих пальцев сгинул бы: сорвёшься с точки опоры, подскользнёшься на припорошенной ледяной линзе, ухнешь в невидимую трещину - и даже каркнуть некому над тобой...
Темнело в глазах от бесконечного неба, иллюзорный мир уплывал за иллюзией кислорода - без малого километр лез с короткой передышкой в спальнике около полутора дней. Гудел “Ом мани падме хум”, слизывая лёд с губ, и, неверующий, божился, что, если девочка увернётся от смерти, вернусь, поверив. Что и говорить: категория сложности - не по сеньке шапка.
И сколь бы ни было в нём правд и вымысла, но Кайлас пустил меня к себе и сам вошёл в меня.
На вершине, не нарушая радиуса в 20 метров до центра, из которого торчал яйцеобразный бесснежный чёрный камень, я достал из рюкзака картину моей девочки и поразился: пейзаж фотографически точно копировал горы подо мной...
Оставив, по её желанию, запечатанную в прозрачный пластик картину в ступе из камней и снега, я постоял немного, пропевая мантру, как научил лама, и, подстелив рюкзак и притормаживая ледорубом, поехал вниз на пятой точке. Местами - и не только фигурально выражаясь. Темноту переспал в норе на снежной границе, затем пошёл по крюкам и следам.
Пак ждал на перевале Сердунг Чуксум Ла, соединяющим Кайлас с Нанди. Внизу он оглянулся и повернул меня: по Лестнице Йакова, стирая мои следы, катилась снежная лавина...
- Да, - пробормотал я, - на берегу озера Лох-Несс турист спрашивает у шотландца: “А когда можно увидеть чудовище?” - Обычно после пятого стакана виски, сэр...
- Юморишь? Хотя кому там везёт по-русски... но  чтоб за двое суток Кайлас ни разу не чихнул... Хлебни чайку - и бегом от обморожения! Паломники твоей группы завершают внешнюю кору, а ты можешь уже замкнуть внутреннюю, на которую, кстати, разрешено идти только после 13 внешних, - предложил  Пак, и мы, спустившись с перевала, пошли в обход Нанди с другой стороны.
И он рассказал, что паломники-фанатики из соседних стран месяцами ползут к Кайласу и внешнюю кору тоже проходят с простираниями ниц, буквально отмеряя 53 км своими телами. Одна из вершин - Топор Кармы - отсекает их грехи и бренные тела, и боги решают, кому даётся новое тело, а кто после 108 кор достоин нирваны при жизни. Но это всё внешние проявления личности, а внутренняя кора - глубокое личностное преобразование.
Буддисты идут кору по часовой стрелке, верующие бон - против, показывая, что не плывут по течению событий, а изменяют их под себя.
- Всё повторяется, однако: старообрядцы шли посолонь, а затем православный крестный ход вокруг храма тоже толкнули против движения солнца...
В Серлунге, казалось, даже не удивлённый лама неожиданно сам предложил взять меня в ученики, когда смогу вернуться. А Пак пригласил на Камчатку, куда он собирался на год  к дочери.
С группой, совершившей внешнюю кору, я возвратился в Лхасу. Через четыре недели от начала путешествия уже был в родном городе.
Отец рассказал, что на днях приезжала Тая, вернула деньги и сообщила, что давно влюблённый в неё богатый австриец настоял на операции, и теперь она здорова и уезжает с ним.
Я бросился искать и выяснять, и в больнице её лечащий врач позвал меня в кабинет, и взяв с меня обещание молчать, рассказал, что от этой истории все циники его бригады смуреют до сих пор. Они объяснили иностранцу, что по последнему обследованию операция бессмысленна. Но он настоял такой суммой... Когда разрезали - бригада впала в ступор: никаких следов опухоли не было. И врачебная ошибка исключена: все анализы и снимки были однозначны... Пока пациентка лежала в реанимации, австриец удвоил цену за молчание.
Я, не сомневаясь в ответе, спросил, когда была операция. Врач назвал утро - по времени Кайласа бывшее днём, когда я стоял на нём.
Вот и думайте, где мистика, а где мы не знаем. Выиграл я или проиграл. Повторюсь: я взошёл на Кайлас, а он вошёл в меня. Вернусь ли в консерваторию или команду Антона - как знать... Но пока мы с Лан Тхаем возвращаемся к нашему Учителю. Туда, где музыку рождают горы.
____

* северный ветер ( коряк.)
** обращение к старшему по возрасту человеку (корейск.)
*** символическое изображение Вселенной в форме круга, в центре - гора Меру, по сторонам миры буддийской космологии
**** Агни-Йога (Учение Живой Этики - Елена и Николай Рерихи)
***** учение Будды на санскрите (“как всё есть на самом деле”), совокупность установленных норм и правил, соблюдение которых необходимо для поддержания космического порядка
****** ритуальные, в форме пагод, ступы для хранения культовых предметов
******* загадочная страна - держатель мира и счастья


Рецензии