Про Емелю и его чудо-печь

  Говорят, недоразвит Емеля:
  Далеко, мол, придурку до нас;
  Мол, Емеля – того, пустомеля,
  На печи только ездить горазд.

  Отдышаться надумавший голубь,
  На коленку спустился мою,
  И шепнул, что, проведавши прорубь,
  Злую щуку опять изловлю.

  Ухватив рукавицей за жабры,
  Не куплюсь на посулы никак:
  Из-за щуки – ленивый и жадный,
  Из-за хитрой – балбес и дурак.

  Расступись, дорогая сторонка!
  То-то мне и забава, и смех!
  Из щели, где печная заслонка,
  Мышка смотрит с ухмылкой на всех.

  Знай, дымит и дымит моя печка,
  Но меня упрекать не моги:
  Мне скакать на брыкастой далече,
  На ходу выпекать пироги.

  И чадит, и гудит, удалая,
  То – селом, то – поверх облаков
  Под разливы собачьего лая
  И осанистый крик петухов.

  Над холмами, над хилым распадком,
  Над бурьяном кладбищенских плит,
  И, уложен румяным порядком,
  В устье противень тонкий гремит.

  Будто парус, надулась рубаха,
  Где-то рядом Гагарин летал,
  Глянуть – ужас! Маруся от страха
  Нос не кажет из-под одеял.

  И порхают, и сыплются снеги,
  Горы скучились где-то внизу,
  Есть и хрюшка в новейшем ковчеге;
  Жаль, не взяли гусей и козу.

  У затейников – публики много,
  Но ни саек, ни бубликов нет;
  Лишь на ярмарку им и дорога
  Танцевать краснощёкий балет.

  У меня и плетёнки с вареньем,
  И дородностью пышной туги
  Начинённые щучьим веленьем,
  Под фуфайкой пыхтят пироги.

  И блинки на меду, и коврижки,
  И прыгучий поднос пирожков,
  И пирожные в сладком излишке;
  Да ни связей, ни хватких дружков.

  Оттого и баранки черствеют,
  И ватрушки протухнут в момент,
  Что на всю бы хватило Расею –
  Ярлыка на торговлишку нет.

  Не заладится бойкое дельце,
  Без повадки купца-молодца,
  Без хромого с лавчокой сидельца
  И с ременным лотком удальца.

  Взгромоздясь на белёную койку,
  Что спроста называется: печь,
  Не свезу кренделя на помойку –
  Хоть и тошно от мышки стеречь.

  Но весенней пасхальною ранью
  Из родимых тесовых ворот
  На печи прикачу на гулянье,
  Где с гармошкой обнялся народ.

  Камни взвизгнут под огненным днищем,
  И без царской лицензии, сам
  Пир устрою убогим и нищим,
  У кого лишь текло по усам.

  29.04 - 14.05.2017г.


Рецензии