Есть город... коротко о театре

                           

..." Ресторация и итальянская опера напомнили мне старину и, ей-богу, обновили мне душу...Теперь я опять в Одессе и все еще не могу привыкнуть к европейскому образу жизни. Впрочем, нигде не бываю, кроме театра..."
   А.С. Пушкин, из письма брату, Одесса, 25 августа1823г.

                                                               ***

   Черты многих городов мира есть в облике многонационального города, при этом, он неповторим. Основанный на берегу Черного моря в 1794 г., и уже пятнадцать лет спустя его сравнивали с Парижем, а еще через тридцать называли одним из красивейших и богатейших городов Европы.
Основатель Одессы герцог де Ришелье (Дюк), создавая интернациональный город, решил, что важнейшим объединяющим элементом для общества должна стать культура, и в 1803 году он послал в Петербурге прошение с просьбой выделить средства для строительства в Одессе : церкви, таможни... и театра! Следует заметить, что в те годы театры имелись только в Петербурге и Москве, посему Одесса должна была стать с ними вровень...
10 февраля 1810 года состоялось торжественное открытие театра. Это было белоснежное строение наподобие античного храма, с колоннадой, обращенное фасадом к порту.
   С первых лет существования  театр стал центром общественной и музыкальной жизни Одессы. Цитирую историка театра : «…в театре ставились, чередуясь с русской драмой, итальянские оперные спектакли. И не было в Западной Европе ни одной знаменитой певицы или певца, которые не пели бы в Одесском оперном театре».

Появившись в 1823г. в Одессе, Пушкин, по выражению поэта В.Туманского, подарил городу "грамоту на бессмертие", вот строки, посвященные театру:


Но уж темнеет вечер синий,
Пора нам в оперу скорей:
Там упоительный Россини,
Европы баловень — Орфей.
Не внемля критике суровой,
Он вечно тот же, вечно новый,
Он звуки льет — они кипят,
Они текут, они горят,
Как поцелуи молодые,
Все в неге, в пламени любви,
Как зашипевшего аи
Струя и брызги золотые...
Но, господа, позволено ль
С вином равнять dо-rе-mi-sоl?
А только ль там очарований?
А разыскательный лорнет?
А закулисные свиданья?
А prima donna? а балет?
А ложа, где, красой блистая,
Негоцианка молодая,
Самолюбива и томна,
Толпой рабов окружена?
Она и внемлет и не внемлет
И каватине, и мольбам,
И шутке с лестью пополам...
А муж — в углу за нею дремлет,
Впросонках фора закричит,
Зевнет и — снова захрапит.
Финал гремит; пустеет зала;
Шумя, торопится разъезд;
Толпа на площадь побежала
При блеске фонарей и звезд,
Сыны Авзонии счастливой
Слегка поют мотив игривый,
Его невольно затвердив,
А мы ревем речитатив.
Но поздно. Тихо спит Одесса;
И бездыханна и тепла
Немая ночь. Луна взошла,
Прозрачно-легкая завеса
Объемлет небо.
Все молчит;
Лишь море Черное шумит...

("Е.О.")

   Воспоминания прочих современников более прозаичны, но не менее интересны:
зал освещался канделябрами, свечи в них были сальные и восковые. Сцена освещалась большими лампадами с маслом. На галерее освещения не было вовсе, вследствие чего свет зала и сцены казался сидящим на галерее, просто ослепительным. Театр имел свой особый, специфический запах от нагара свечей и дамских духов,
аристократия размещалась в ложах, в партере около 40 кресел, позади них «стоячий партер». Для простолюдинов под потолком  галерея, («раек»). Зрители райка обычно ходили, спорили, шумели. От этой активной части публики в большей степени зависел успех или провал артистов. Были случаи, когда  артист не мог взять высокую ноту, и тогда весь стоячий партер подхватывал эту ноту, "поправляя" неудачника, громко и фальшиво, из-за чего приходилось на время прерывать представление. Но своих любимчиков одесситы носили на руках,  бурные овации в честь них часто можно было унять только при помощи полиции, а одесские извозчики  невозмутимо напевали мотивы из итальянских опер...
То здание, к сожалению, не уцелело.
   В 1873 году, через 64 года после открытия, Городской театр был полностью уничтожен пожаром. «Картина вырвавшегося наружу и бушевавшего на свободе пламени была поистине грандиозной. Колонны катились по площади, как бы в погоне за публикой, пришедшей посмотреть на пожар», – писал автор книги «Старая Одесса» Александр Дерибас. От Городского театра остался только пепел.
   Год спустя муниципалитет объявил конкурс на проект нового храма искусств, который соответствовал бы последнему слову театральной техники и стал бы равным лучшим европейским образцам.
   Только через 11 лет началось строительство нового здания, на работы была потрачена  колоссальная по тем временам сумма – 1,5 миллиона рублей, по поводу чего в обществе, в газетах зачастую появлялись весьма нелестные статьи с предложениями, куда бы лучше направить эти деньги. Но в оговоренный в контракте срок новый театр распахнул свои двери. Это было первое в Новороссийском крае здание, оснащенное электричеством и паровым отоплением.«Одесский театр лучший в мире!» - воскликнул зодчий Фердинанд Фельнер, приехавший в Одессу на открытие  театра 1 октября 1887 года, оркестром была исполнена торжественная кантата, а драматическая труппа показала сцену из драмы Александра Пушкина «Борис Годунов» и третий акт комедии Александра Грибоедова «Горе от ума».
Сколько талантов видели стены нового театра... там пели великие Энрико Карузо, Федор Шаляпин, Леонид Собинов, Саломея Крушельницкая, Антонина Нежданова, Титта Руффо, Маттиа Баттистини, танцевали Анна Павлова, Айседора Дункан, Екатерина Гельцер, концертировали Сергей Рахманинов и Александр Скрябин,  Пабло Сарасате, играли драматические актрисы Сара Бернар и Элеонора Дузе, итальянский трагик Эрнесто Росси. дирижировали оркестром Петр Чайковский и Николай Римский-Корсаков, Антон Рубинштейн и Эдуард Направник, Антон Аренский, Александр Глазунов и т.д. и т.д.

Прожолжение следует...


Рецензии