мартовское

                         Рите (оптимистичный эпиграф к
                         мрачноватому "творению")
                        
                         Через широту проспекта
                         здесь две улицы бегут,
                         вот крыльцо, окно, что светом
                         обещает мне уют.


Сонный ящер с гранитными лапами,
вьётся хвост из чугунных мостов,
жестяными чешуями ржавыми
выползает из стаивших льдов.

И весною ижорскою, скудною,
из болотных исторгнутый снов,
пасть зевотой-зарёй серо-мутною
разверзает на стадо домов.

Ввысь миазмы туманными струями
в хляби неба из топи текут,
клочья жизни тоскливой и суетной
покидают земной свой приют.

Но истлевший небес зимних занавес
свергнет Феб лучезарным копьём,
об кору смолой сосен сочащихся
ящер стухшую кожу свлечёт.

Вновь воспрянет в своей мимолётности
пустоцвет недозрелых надежд,
и медовым обманом исполнится
тополиный ночей белых свет.


22 марта 2017 года, Ленинград


Рецензии